Вы здесь

Пленный израильский солдат имеет право всех сдать? А вот и нет: опровергаем мем

Боец ЦАХАЛ / пресс-служба Армии обороны Израиля

После "интервью" Романа Протасевича госканалам по соцсетям начали распространять “устав” израильского солдата, попавшего в плен. Якобы он предписывает бойцу Армии обороны Израиля (АОИ) сдавать все тайны и прилагать все усилия, чтобы только остаться в живых.

"Солдат — материальное имущество армии, его задача выжить. Задача государства — его спасти", — говорится в мемном тексте из соцсетей. И пока псевдоустав заполняет ленты в "Фейсбуке", в тематических израильских пабликах утомленно вздыхают:“Ну вот опять...”.

Еврорадио расспросило пехотинца АОИ о том, что на самом деле предписывает устав захваченному в плен солдату.
 

“Плена, скорее всего, не будет”

— Я такие байки слышал, когда призывался в армию. Но в армии нам ничего такого не говорили, да и мы особо не интересовались. Нам вдалбливали в головы, что в случае захвата солдата активируется протокол “Ганнибал”. И тогда плена, скорее всего, не будет. Простыми словами: живыми до плена мало кто дойдёт, — рассказал Еврорадио пехотинец Армии обороны Израиля Томми Б.

Ганнибал переходит через Альпы

Директива “Ганнибал” названа по имени карфагенского полководца Ганнибала Барки. Он предпочёл покончить с жизнью, но не попасть в плен к римлянам.

Директива появилась в 80-х в южном Ливане: тогда начались похищения израильских военнослужащих. Военное руководство составило план “Ганнибал”.

Содержание инструкции засекречено, но её суть сводится к тому, что все имеющиеся силы должны немедленно ударить по группе похитителей. Допускается применение любых средств: даже ценой ранения или смерти похищенного солдата его нужно отбить.

Летом 2014 года в секторе Газа проводилась антитеррористическая операция “Нерушимая скала”. Военные Израиля вынуждены были прибегнуть к директиве “Ганнибал”, в результате один военнослужащий погиб.
 

Но живой солдат в плену всё равно лучше

В документе особенное внимание уделено тому, как именно и какие именно подразделения должны действовать. И потому она засекречена.

Девушка-боец израильской армии / пресс-служба ЦАХАЛ

Но в интервью составитель этического кодекса Армии обороны Израиля профессор Аса Кашер в 2014 году комментировал некоторые спорные моменты этой директивы.

“По инструкции ЦАХАЛ имеет право вести огонь по похитителям, что подвергает опасности и похищенного. Однако это допускается только в тех случаях, когда риск гибели похищенного солдата не очень велик и уж конечно не тогда, когда этот риск неминуем. Цена жизни военнослужащего превосходит опасность его похищения. Если точнее — лучше живой солдат в плену, чем мёртвый у нас”, — пояснял тогда Кашер.

Тем не менее директиву многие критиковали. И в 2017 году “Ганнибала” заменили новыми правилами.

Согласно им, военнослужащие имеют право применять “непропорциональную силу в отношении похитителей”, а также открывать огонь в сторону израильской территории, если похитители и похищенный продвигаются в этом направлении.
 

А если всё-таки плен?

— Формально солдат обязан сообщить (если его спросят) только своё ФИО, номер удостоверения, звание и дату рождения. Все остальные детали сообщать запрещается, — пояснил Еврорадио Томми. — Может, в каких-то подразделениях существуют и свои определённые правила, но этот устав распространяется на всю армию.

Выдержка из приказа генштаба, этот текст регламентирует правила поведения в плену

Всё это прописано в официальном приказе генштаба. С ним военнослужащих знакомят сперва во время прохождения курса молодого бойца, а потом раз в год закрепляют. 

Текст приказа сформирован с упором на Женевскую конвенцию от 1949 года об обращении с военнопленными. Но есть в нём и собственное требование АОИ. 

Удерживающей стороне запрещается добывать сведения силой:

“Никакие физические или моральные пытки и никакие другие меры принуждения не могут применяться к военнопленным для получения от них каких-либо сведений. Военнопленным, которые откажутся отвечать, нельзя угрожать, подвергать их оскорблениям или каким-либо преследованиям или ограничениям”, — говорится в тексте приказа.
 

А если под пытками всё расскажут, солдат осудят?

Израильский военный эксперт Давид Гендельман во время очередной волны репостов “устава” Израиля в соцсетях пояснил: приказ генштаба АОИ запрещает сообщать в плену информацию, если речь не идёт о личных данных.

Не “обязывает сообщать”, как следует из репостов в фейсбуке. Не “разрешает сообщать”, как следует из других репостов. А “запрещает сообщать”. Но судить за разглашение, скорее всего, не будут.

“За разглашение могут судить. Обычно не судят, но бывали случаи, что судили”, — писал Гендельман.

Правительство Израиля вообще готово платить — и большую цену — за освобождение солдат из плена. На сайте посольства Израиля в РФ отмечается, что иногда чувствительность Израиля к потерям своих людей воспринимают как уязвимость.

Известна история освобождения из плена сержанта АОИ Гилада Шалита. Он пробыл в плену у боевиков ХАМАС больше пяти лет. Но в 2011 году его передали израильским властям в обмен на освобождение из тюрем более тысячи заключённых палестинцев, среди них были лидеры ХАМАС.

Освобождение Гилада Шалита / detaly.co.il

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.