"Я всё приготовила": как смерть помогает гагаузам сохранить себя — вопреки всему

Похороны в Гагаузии

Похороны в Гагаузии / Калаж NewsMaker

В небольшом городке Чадыр-Лунга на так и оставшейся с советских времён улице Карла Маркса живёт Зиновия Георгиевна Стамова. Тёте Зине — 88, она опирается на трость и улыбается так же, как на фото, где ей 20 лет. 

После войны она вместе со своей двоюродной сестрой Фаней "играла в похороны". Девочки обматывали тряпочками початки кукурузы, хоронили этих "покойников" на краю огорода и причитали над их "могилами". Так они подражали взрослым — на похороны в Гагаузии всегда собирались большими семьями.

"Не было ни кукол, ничего. Сами делали кукол, которые будто бы жили, умирали, потом хоронили, открывали, смотрели, как они там", — вспоминает Зиновия Георгиевна. 

Погребения дети видели не раз. Уже повзрослев и переняв традиции от матери, Зиновия сама организовала десятки настоящих похорон — по всем правилам.

Для гагаузов — тюркоязычного народа, принявшего и исповедующего православие, похороны — одно из важнейших событий. Уход человека — трагедия, но уже несколько веков местные пожилые люди заранее готовятся к своему уходу: покупают необходимые для обряда похорон вещи и ритуальные предметы. 

Гагаузия — это автономия на юге Молдовы. В 1990 году наряду с Приднестровьем она провозгласила себя независимой от Молдовы республикой. Но в декабре 1994 — июле 1995 по итогам переговоров с участием Турции Гагаузию реинтегрировали в состав Молдовы, где она получила статус автономии. 

Наши молдавские партнёры из Newsmaker рассказывают о том, как знание о похоронах передаётся в гагаузских семьях из поколения в поколение по женской линии. 

"Я всё приготовила": как смерть помогает гагаузам сохранить себя — вопреки всему

Сейчас Зиновия Стамова одна живёт в своём доме в Чадыр-Лунге. Соня — её дочка — и сын Ваня живут отдельно. Отец семейства умер 27 лет назад. Тётя Зина готовится к собственным похоронам и передаёт гагаузские традиции дальше.

Говорит, что традиции всегда передавались по женской линии — от матери к дочери. "Мне было 26 лет, когда мама умерла. Но мама всегда рассказывала [про похороны]".

Зиновия подсказывает соседским женщинам и родственницам, как правильно надо обращаться и прощаться с покойниками. Даже дом женщины стоит неподалеку от обоих кладбищ Чадыр-Лунги. Её близкие похоронены и там, и там.

"Я всё приготовила": как смерть помогает гагаузам сохранить себя — вопреки всему

Матрёна Лазарева — соседка тёти Зины. Родом из населённого гагаузами бесарабского села Александровака, в прошлом — преподаватель гагаузского языка. Ей — 84.

"Мои первые похороны — похороны отца, мне тогда было четыре года. Он болел тифом и умер в 1944 году в больнице. Тело омыли там, мой uçu (дядя — с гагауз.) — его брат омыл, одели, положили в гроб и повезли на подводе на кладбище, — вспоминает Матрёна Пантелеевна.

О том, как хоронить усопших и как готовиться к похоронам, Матрёне Пантелеевне рассказала её бабушка Елена или Лянка бабу — повитуха в селе Александровка:

"Мне было двадцать с небольшим лет, бабушка жила долго, под конец жизни болела. Она видела, что никто не хочет её мыть, но мыть больную женщину надо, я не брезговала. А когда человек умирает, его тоже нужно омыть, и нужно, чтобы рядом был кто-то, кто тоже не боится. Так мне объясняла моя бабушка. Я всё записала и отложила в сторону. Бабушка выбрала меня ещё потому, что я была бойкая, шальная, ничего не боялась. С детства могла зайти в тёмную комнату, брата вот ни в какую нельзя было туда затащить".

"Я всё приготовила": как смерть помогает гагаузам сохранить себя — вопреки всему

По её словам, мыть покойника решается не каждый. "Кто приходит мыть покойника? Кто не боится. Не все хотят, не все на это идут. То ли боятся, то ли ещё что-то, не знаю. Я лично не боялась, и куда меня звали, всегда ходила. Я свою свекровь одна мыла, её четыре дочери даже близко не подошли", — вспоминает Матрёна Пантелеевна.

Она рассказывает, что у гагаузов принято после смерти накрыть покойника тканью и оставить на пару часов, пока тело остынет. Потом можно приступать к омытию: мужчин, как правило, омывают другие мужчины, женщин — женщины.

Тётя Матрёна омывала практически всех умерших женщин её "махалы" — двух маленьких улочек, затерянных в центре Чадыр-Лунги.

"Если человек умирает, приходят и говорят: "Ушла из жизни, приходите мыть". Моют тёплой водой, без мыла. Тело надо помыть тщательно, не лишь бы, ведь в последний путь провожаем — там перед ангелами человек должен быть чистым", — говорит Матрёна Пантелеевна.

Она рассказывает, что всем своим помощницам объясняла, где и как омывать покойника: "Если тепло, моют на улице, а вода должна стекать по дорожке в огород".

Но в последнее время, говорит тётя Матрена, всё больше везут усопших омывать в морг: "Сейчас, честно скажу: в городе редко обмывают покойника дома. В основном везут в морг, там есть женщина, она одна со всем справляется, омывает, одевает. Даже в гроб в морге могут положить и привезти домой. Может, так и хорошо, потому что меньше переживаний".

"Я всё приготовила": как смерть помогает гагаузам сохранить себя — вопреки всему

Одевают покойника гагаузы, как и белорусы, во всё новое. 

"А ещё готовят “yüklük” — покрывало, постель, коврик — всё это после похорон отдают сироте или незамужней девушке, чтобы она вспоминала об усопшем, когда будет укрываться: “Мне это дано и я должна этим пользоваться”. У меня всё приготовлено, давайте я вам покажу", — приглашает журналистов Матрёна в зал дома, где однажды пройдёт обряд и её похорон.

В деревянном шкафу аккуратно висят шерстяная кофточка, юбка, внизу стоят туфли на пару размеров больше. "Я свободными их купила", объясняет тётя Матрёна.

"Здесь всё необходимое: черпачок, которым будут поливать тело, полотенце, которым будут вытирать. Полотенце положат под подушечку в гроб и похоронят меня с ним. Я это всё показала соседке, пусть и Зина увидит. Что нужно стелить в гроб, кому что раздавать, я всё приготовила. Придёте платье забирать и увидите всё. Меня легко будет хоронить, я всё приготовила", — обращается наша героиня к внучке. 

Кстати, у белорусов теперь появилась книга "Мое баба — діректор морга" — о традициях похорон в полесской деревне Ополь Ивановского района и она написана на полесском говоре. В ней блогерка Ольга Ополько рассказывает о своей бабушке Мане, которая была главной по похоронам в своей деревне. Книгу можно заказать через крауфандинг. А полный текст о традициях похорон в Гагаузии читайте на сайте NewsMaker.

При поддержке "Медиасети"

Flowers Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.

Последние новости

Главное

Выбор редакции