Вы здесь

Тихая экспансия или оттягивание сроков: эксперты о 28 союзных программах

Лукашенко и Путин на встрече 9 сентября / Reuters

После встречи Лукашенко и Путина 9 сентября стало известно чуть больше о 28 союзных программах, которые были одобрены Совмином Союзного государства. В них не идёт речи ни о политической интеграции, ни о военном сотрудничестве.

Мнения экспертов по результатам встречи разделились: кто-то считает, что снова оттягиваются сроки исполнения программ. Другие уверены, что дело идёт как раз к политической интеграции, которой пытается избежать Александр Лукашенко. Мы собрали наиболее интересные заявления.
 

Чалый: “Это не успех ни для Путина, ни для Лукашенко”

По мнению независимого аналитика Сергея Чалого, в плане экономической составляющей одобренные программы не выглядят ни как успех Путина, ни как успех Лукашенко.

Путин анонсировал совсем небольшой кредит для Беларуси / Reuters

Ставятся ещё более длинные сроки для исполнения. И, самое главное, отсутствует механизм контроля за исполнением достигнутых договорённостей. Все они [программы. — Еврорадио] достаточно расплывчатые.

Аналитик подчёркивает, что и новых денег на фоне согласования программ Лукашенко не удалось получить.

Договорились на 640 миллионов долларов. Специально издевательская сумма, чтобы даже миллиарда не получилось. Очевидно, что Путину [по итогам встречи. — Еврорадио] нужно было о чём-то заявить, а Лукашенко нужно было чего-то добиться. Не получилось пока ни то, ни другое.
 

Лебедок: “Экономическая интеграция повлечёт политическую”

Военный эксперт Егор Лебедок считает, что согласование программ — частичная капитуляция Лукашенко перед Москвой.

Это не стопроцентная победа. Просто поставлен жёсткий график к 2024 году. Стоит вспомнить, что по единому рынку газа будет решён вопрос только в декабре 2023 года, все программы поэтапные. И кредитование Беларуси выделено очень мелкое.

Эксперт отмечает, что на крупные кредиты Минску со стороны Москвы рассчитывать не стоит. Кроме того, новые кредитные поступления будут выделяться по мере того, как будут реализовываться одобренные программы. 

Конечно, это не значит, что всё, что подписано, обязательно исполнится. Но в отличие от прошлых программ или мероприятий по развитию Союзного государства есть фактор экономической и политической поддержки. То есть сначала будь добр выполнить условия, а потом получи какую-то плюшку.

Плюс российское военное присутствие закрепилось в Беларуси. Можно сказать, что это фактически капитуляция. Причём достаточно быстрая.

Учения “Запад-2021” в Брестской области / Reuters

Эксперт вспоминает статью “Коммерсанта” от 2019 года, в которой говорилось примерно то же, что объявлено по итогам встречи Лукашенко и Путина 9 сентября. В тексте также заявлялось о формировании конфедерации в экономическом поле. Для Беларуси это может обернуться угрозой самостоятельности.

Это основное, что пугает в сфере экономической интеграции, — подчёркивает Егор Лебедок. — Если действительно карты заработают в 2024 году и это действительно будет конфедерация, то, завершив экономическую интеграцию, естественным переходом будет интеграция политическая.
 

Единая валюта не проблема

Пока среди нерешённых вопросов остаётся переход на единую валюту. 

Формальная проблема, которая сдерживает от единого эмиссионного центра, — это Конституция Беларуси, где прописано, что единственный эмиссионный центр — это Нацбанк. Но здесь два интересных момента. Первый — эта норма Конституции меняется парламентом. То есть не нужен никакой референдум, — продолжает Егор Лебедок.

Второй момент — в 2002 году Беларусь и Россия уже подписали соглашение о переходе на единую валюту.

Национальный банк / Еврорадио

С 2005 года у нас промежуточной валютой должен был быть российский рубль. Нацбанки Беларуси и России сделали совместную концепцию перехода на единую валюту. В рамках её не нужно было менять Конституцию. Там было написано, что Нацбанки сохраняют суверенные права и сохраняют за собой эмиссионный центр. То есть к единой валюте можно прийти даже без смены Конституции такими хитростями.
 

“Слова “политическая интеграция” не звучали, но подразумевались”

Политический аналитик и сотрудник Центра анализа европейской политики Екатерина Глод отмечает, что из трёх направлений — политика, военное сотрудничество и экономика — Лукашенко выиграл в части политики.

Дорожная карта, которая раньше называлась тридцать первой, в которой было обсуждение единой валюты и наднационального органа, выпала на сегодняшний день. Тем не менее мы понимаем, что Кремль ведёт достаточно расчётливую стратегическую игру. Пока они решили направить все усилия на оборонную сферу и экономику

Протесты против интеграции с Россией в Минске в 2019 году / Reuters

Политическая интеграция — эти слова не звучали, но они подразумевались. И это Лукашенко хорошо понимает. Поскольку карты, которые обсуждались, в принципе есть в рамках Евразийского союза. У любого обывателя сразу же возникает вопрос: “А для чего тогда делать то же самое в рамках Союзного государства?”.

Поскольку Лукашенко не преуспел в получении экономической поддержки, стоит вспомнить об “ультиматуме Медведева”, говорит эксперт.

В конце 2018 года Медведев сказал, что вначале будет политическая интеграция, а потом мы будем говорить об экономической поддержке. Пока Лукашенко удалось избежать политической интеграции, но он не получил денег, на которых на протяжении этих трёх лет настаивала Беларусь. Это и кредиты, и компенсация за налоговый манёвр, — заключает эксперт.

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.