Вы здесь

Суд заставил милицию заплатить за уничтоженный бело-красно-белый флаг

Николай Качурец в суде / vitebskspring.org

Николай Качурец выиграл суд у милиции с требованием оплатить уничтоженный в 2018 году национальный бело-красно-белый флаг, пишет правозащитный сайт "Витебская весна". Правда, суд Первомайского района Витебска удовлетворил его финансовые требования лишь частично.

На День Воли в 2018 году Качурец вышел с бело-красно-белым флагом к памятнику князю Ольгерду в Витебске. Мужчину задержали, и Октябрьский суд оштрафовал его на 30 базовых величин. Областной суд оставил решение без изменений. Но 25 августа председатель облсуда отменил решение Октябрьского суда и направил дело на новое рассмотрение. А 27 октября оно было закрыто, так как истёк срок административного наказания.

Качурец просил взыскать с милиции за изъятый и уничтоженный флаг 42 рубля. Он принёс в суд прайс из интернет-магазина Symbal.by, где бело-красно-белый флаг стоит 20 рублей. Также активист подал документы о стоимости древка (полимерной трубы) и билетов для поездки в Минск и обратно.

Милиционер Дмитрий Жук, который представлял в суде Октябрьский РОВД, не согласился с требованиями Качурца. Он заявил, что уничтоженный флаг был не новым, выглядел плохо, и его "можно было бы оценить на вес тряпья". Он подал в суд прайсы из магазина "Селена", где можно приобрести ткань белого и красного цветов по цене 2,5 рубля за 1 метр. Также милиционер предоставил справку от швеи, которая взялась бы сшить такой флаг за 7 рублей.

Судья Елена Савицкая оценила ущерб на 8 рублей 30 копеек. Кроме того, милиция должна также оплатить активисту часть судебных издержек — 42 копейки. Всего получается 8,72 рубля. Эта сумма будет выплачена из республиканского бюджета.

Стоимость урона суд оценил через запросы в витебский универмаг, на швейные предприятия "Труд-Витебск" и в "Дом сантехники". Согласно полученной информации, ткань для флага (0,5 X 1,5 м) можно купить за 1,39 рубля, сшить флаг — 2,5 рубля, приобрести трубу для древка — за 4,41 рубля. Всего вышло 8 рублей 30 копеек — даже меньше, чем предлагал представитель милиции.