Вы здесь

Как Позняк с парламентом спорил: история белорусской Декларации о суверенитете

Как принимали Декларацию о суверенитете / из архива газеты "Советская Белоруссия"

Тридцать один год назад парламентарии поднялись со своих мест и аплодировали. Они приветствовали принятие Декларация о суверенитете БССР 27 июля 1990 года.

На первой полосе “Советской Белоруссии” этот событие назвали “входящим в историю”. У этого дня были все шансы стать таковым: его объявили Днем независимости и постановили ежегодно отмечать “как государственный, общенародный праздник Белоруссии”.

Как начиналась подготовка Декларации / архив газеты "Советская Белоруссия"

Еврорадио посмотрело, как освещались в СМИ эти исторические дни начала 90-х годов прошлого века.
 

“Подтвердить” или “провозгласить”?

Прежде чем парламентарии пришли к согласию и приняли документ, они отчаянно спорили.

“Столь горячих споров, какие развернулись при обсуждении Декларации в стенах парламента, пожалуй, ещё не было”, — писал корреспондент БЕЛТА.

Итоговый текст Декларации / из архива газеты "Советская Белоруссия"

Комиссия по подготовке проекта документа заседала восемь раз и наконец внесла проект Декларации на рассмотрение в первом чтении. Её представил председатель Верховного Совета Николай Дементей. Именно он прежде написал в Верховный Совет записку, в которой мотивировал необходимость принятия этого документа. Её основные положения вошли в текст проекта.

Потом депутаты выслушали концепцию, предложенную БНФ “Адраджэнне” — её изложил депутат Зенон Позняк. Как позже вспоминал Станислав Шушкевич, БНФ начала готовить проект Декларации ещё весной.

Верховный Совет ознакомился и с третьим вариантом проекта, который подписал 21 депутат.

Станислав Шушкевич тогда заметил, что предложенный комиссией Верховного Совета БССР проект вобрал предложения от самых разных сторон — партии БНФ, депутатского клуба и отдельных депутатов. В нём воплотились важные и прогрессивные идеи: безъядерность, нейтралитет, верховенство закона.

Депутат Александр Лукашенко тогда предлагал идти к своей государственности спокойно, естественно и без рывков.

Споры начались с самого начала — с преамбулы, которая была предложена в пяти редакциях. После дискуссий их число сократилось до двух. Различие сводилось к одному слово: суверенитет будем “подтверждать” или “провозглашать”?

С одной стороны, Беларусь уже была полноправным членом ООН, её суверенитет осталось только подтвердить. С другой, суверенитет был только “де-юре”, неплохо бы его заново провозгласить.

Депутат Анатолий Вертинский решил проблему формулировок, предложив добавить перед словами “государственный суверенитет” ещё одно — “полный”. Полного государственного суверенитета у БССР ещё не было. Депутатам удалось прийти к согласию.

Самые важные положения Декларации

Теперь ни партия, ни общественная организация, ни отдельные лица не могли выступать от имени народа Белорусской ССР. Право на это получал только Верховный Совет республики.

Именно Декларацией в стране устанавливалось верховенство Конституции и законов. Земля, её недра, воздушное пространство объявлялись собственностью народа.

Объявлялось, что Беларусь ставит цель сделать свою территорию безъядерной зоной. Республика намерена стать нейтральным государством, но имеет право на собственные вооружённые силы, внутренние войска, органы государственной и общественной безопасности, право контроля над которыми имеет Верховный Совет.

После всех споров Декларация была принята. В следующем номере “Советской Белоруссии” её текст опубликовали на первой полосе.

“Принятие Декларации именно потому и состоялось, что мы идём к правовому государству, твёрдо намерены его создать. Пусть сегодня кто-то критикует этот документ, но давайте признаем — Декларация отвечает интересам белорусского народа. И я признателен народным депутатам БССР за поддержку основных положений, которые содержались в моей записке о Декларации”, — сказал председатель Верховного Совета Николай Дементей на закрытии первой сессии парламента 12-го созыва.
 

С чем не согласился Позняк?

Но группа депутатов, в том числе членов БНФ, покинула сессию Верховного Совета на финальном этапе обсуждения. Группа депутатов-коммунистов позже выступила на страницах “Советской Белоруссии” с заявлением. Если кратко: им очень жаль, что коллеги поступили именно так.

Заявление группы депутатов-коммунистов / архив газеты "Советская Белоруссия"

“Они покинули зал на финальном этапе обсуждения Декларации о суверенитете Белорусской ССР, выдвинув необоснованные претензии, сводящиеся, в общем, к тому, что народные депутаты республики якобы “не созрели” для принятия подобного документа”, — говорится в заявлении коммунистов.

Главный вопрос, по которому не получилось прийти к согласию, — депутаты, среди которых был Зенон Позняк, отказывались принимать идею возможности нового союзного договора.

А статья 11 Декларации гласит, что Белорусская ССР “самостоятельно осуществляет права на добровольные союзы с другими государствами и свободный выход из этих союзов”. К тому же “Белорусская ССР предлагает безотлагательно приступить к разработке Договора о союзе суверенных социалистических государств”.

Когда дошли до обсуждения этой статьи, Позняк и поддерживающие его депутаты удалились из зала со словами о том, что это “петля на шее белорусского народа”. Так писало издание белорусских эмигрантов в США “Беларус”.

В интервью “ЛiМ” Позняк сказал, что “на сегодняшний день Декларация — пустая бумажка, не больше”. Но потенциала этого документа не отрицал и сказал, что от общества зависит, какой она станет.

“Теперь белорусский народ имеет возможность бороться за реальное осуществление суверенитета республики”, — добавил депутат в том же интервью.

Депутаты-коммунисты хоть и выступили с осуждением действий покинувших голосование депутатов, но отметили их вклад. В заявлении говорилось, что участие депутатов партии БНФ “существенно дополняло палитру мнений, обогащало подходы и неоднократно использовалось для принятия компромиссных решений”.
 

Чего же хотел Позняк?

На принятие Декларации отреагировали и белорусские диаспоры. Издающаяся в Нью-Йорке газета “Беларус” на первой полосе написала, что документ “на 95% основан на идеях БНФ”. Об этом заявлял сам Позняк. Правда, отмечал, что в партии эти идеи высказывались “ещё полтора года назад”.

Доволен ли Позняк Декларацией? / архив издания "Беларус"

У Позняка было свое видение, как должна выглядеть Декларация о суверенитете. Её опубликовали в журнале “Крыніца”, который тогда редактировал Владимир Некляев. Диаспоры познакомились с ней благодаря газете “Беларус”.

В проекте БНФ декларировалось, что суверенность белорусского государства берёт истоки в независимости Полоцкого княжества и ВКЛ. А Третья Уставная грамота БНР закрепила процесс восстановления белорусской государственности.

Объявлялось, что подписание союзного договора в 1922 году не имело юридической силы, так как было принято “под диктовку Москвы в условиях тоталитарного режима и советской оккупации”.

“Всё это даёт право Верховному Совету БССР не заключать новый Союзный договор и денонсировать договор 1922 года в одностороннем порядке”, — говорилось в тексте проекта, который БНФ направил в Верховный Совет.

 

Проект Декларации депутатов от партии БНФ / архив издания "Беларус"

Далее Верховному Совету предлагалось “подтвердить независимость Беларуси согласно Третьей Уставной грамоте Рады БНР от 25 марта 1918 года”. Страну предлагалось назвать — Белорусская Республика. Среди прочего предлагалось “приостановить в отношении Белорусской Республики действие союзного договора 1922 года”.

Там также констатировалось, что Белорусская Республика “заботится о белорусах, проживающих за её границами” и содействует сохранению и развитию их разносторонних связей с родиной.

Что же касается союзов, то Белорусская Республика готова и выражает добрую волю для всестороннего сотрудничества и взаимовыгодных соглашений “с соседними государствами, со всеми странами мира”.
 

Через два года

К годовщине принятия Декларации в 1992-м “Советская Белоруссия” выясняла у председателя Верховного Совета Станислава Шушкевича, следует ли Беларусь тому, что декларировала. 

К этому моменту Декларация уже обрела силу конституционного закона. Сто стран признали Беларусь — независимой, а 50 стран установили с ней дипломатические отношения.

— Вы воспринимаете это как само собой разумеющееся? — спросил Шушкевича корреспондент “Советской Белоруссии”.

Шушкевич подтвердил — именно так он это и воспринимает.

— Белорусская государственность — давняя. И когда миру это было разъяснено на многих межгосударственных форумах, на разных уровнях <>, то теперь уже не спрашивают, что такое Беларусь и где она находится, а знают, что Беларусь — координационный центр СНГ, Минск — цивилизованный европейский город, куда с большим удовольствием приезжают представители других стран.

Однако главное — что наша власть, избранная белорусским народом, не спрашивает разрешения у какой-то другой власти, что ей делать в Беларуси, за границей, она сама решает все вопросы.

На какое-то время дата 27 июля стала Днём Независимости / архив газеты "Советская Белоруссия"

“Чаму гэта так?”

Парламентский корреспондент “Советской Белоруссии”, рассказывая о том, как начиналось обсуждение проекта Декларации, вспоминала Янку Купалу. И уточняла: депутатам предстоит задаться среди прочих и купаловским вопросом — “Чаму гэта так?”. В своей статье “Незалежнасць” Купала писал, что “на ўсялякую іншую незалежнасць кожны з вамі згодзіцца, абы толькі не на беларускую”. И вот вопрос от Купалы: “Чаму гэта так?”.

Среди депутатов 12-го созыва был другой народный поэт Беларуси — Нил Гилевич. Когда депутаты принялись обсуждать проект Декларации, Гилевич сказал: реального государственного, политического, экономического суверенитета нет без суверенитета духа, суверенитета национального самосознания.

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.