Вы здесь

Новае пакаленне. Музейный солдат Никита Монич

Никита Монич / Татьяна Менская

Они талантливые харизматики, они уже меняют нашу жизнь. Они живут по своим правилам и превращаются в новых лидеров. Еврорадио и фотограф Татьяна Менская продолжают проект “Лад жыцця. Новае пакаленне”. Сегодня наш герой — “солдат и недоношенный ребёнок” Национального художественного музея Никита Монич.

Я не думал, что буду работать в музее, но вот уже семь лет служу в Национальном художественном. Все хорошее, что случалось в моей жизни всегда происходило спонтанно.

C планированием у меня плохо — до конца школы не знал, куда пойду поступать. Ну, а с самоотверженным достижением цели — вообще отстой. Но вот чего с излишком, так это смелости думать, что с удачей и чуйкой у меня все ОК.

Не очень-то я люблю работать с текстом — читать уж точно люблю больше, чем писать. А говорить — еще больше, чем читать и писать. Имея обществоведение как профильный предмет для поступления в университеты без экзаменов, я выбрал самую крутую специальность — международные отношения. Понты, пафос, все дела…

Любовь к экзотике заставила выбрать не международное право и дипломатию, а восточные языки. Есть мнение, что изучение культуры какой-либо страны, общности, делает исследователей похожими на объект исследования даже внешне. Ну а то что картину мира и восприятие действительности “допиливает” капитально, так это точно. Совсем как в той песне, где “Фарш невозможно провернуть назад…”

“Не бери письменных переводов” — это одно из первых жизненных правил, которое было ясно сформулировано за годы учебы в университете. К 25 годам оно уже звучало как “Не бери письменных переводов НИКОГДА!” Но жизнь меняется, и сегодня правило звучит: “Не бери письменных переводов НИКОГДА, дебил!”

Со своей неусидчивостью я всегда чувствовал себя бабочкой из китайской притчи и стрекозой из басни Крылова. Насекомым, в общем. Даже к пятому курсу еще слабо понимал, где найду себе применение. Сценарий подразумевал попытку карьеры в МИД, но какой из меня министерский работник? Не терплю дресс-коды и все, что по протоколу.

И до меня дошло — наш прекрасный Художественный музей, где мы со студенческим театром выступали на “Ночах музеев”, это именно то, что я ищу! Ведь здесь же работает Человек-жемчужина, Бодхисатва и Великолепная Фея Востоковедения — Елена Владимировна Сенкевич.

В результате, совпали два события: я встретил Учителя и на долгое уже время нашел себя.

Когда ты работаешь в музее, читаешь лекции, водишь людей по залам, изучаешь горы литературы, обучаешь детишек, невольно становишься посредником между искусством и публикой. Это и есть служение идее, но со “своим” словом и видением. Как раз то, что мне надо!

Я гуманитарий до мозга костей, и, хоть жадный до впечатлений визуал, но весьма ленивый. Вполне могу для себя заменить живое восприятие увиденного текстом. Необязательно куда-то ехать, чтобы посмотреть, — я могу внедриться глубоко и в книгу.

Если тебя не прёт от того, что ты делаешь, рассказываешь, даже не надейся на другой эффект у публики. Наверное, есть много профи, которые сочтут это дилетантством, но я просто не умею делать хорошо то, что неинтересно.

Девиз моего отца стал в итоге и моим: “Весело — и х** с ним!”. То есть будь в моменте и делай только то, что нравится.

Сегодня мы, фаланга музейных крыс, должны сосредоточиться не на любителях-потребителях искусства. Наша цель — люди, которые до сих пор не поняли, почему музей им может быть нужен. И если есть те, кто ходит в музей ради понтов и сомнительного социального капитала, то это ОК. Всяко лучше, чем никак или из-под школьной палки. Пришел, зачекинился, фотку в инстаграм закинул… И вот уже твои френды и фоловеры (прости господи) могут подумать, что да — это круто.

Я верю, что и это может иметь какой-то эффект. Поэтому в культуру хождения в музей стараюсь вовлекать всё больше разных людей: от детей до самых дремучих чиновников. Хотя последнее, наверное, уже совсем утопия. Поэтому и превращаю свои экскурсии в мини-представления.

Кстати, со школы люблю театр.

И город наш люблю. В какой-то момент подумал: “Вот я ж вообще не знаю истории места, в котором живу”. Вот как получилось родиться в Минске, окончить тут школу, гуманитарный вуз и остаться девственно чистым относительно его прошлого и, во многом, настоящего? Стал искать способ исправить ситуацию, причем такой, чтоб подходил для ленивых задниц с быстро испаряющейся мотивацией.

В результате с третьего раза сдал экзамен на лицензию гида-переводчика. Теперь меня прет и от города, и от высокой миссии его “первооткрывателя” для иностранцев.

Если размечтаться каким я буду лет так эдак через сорок, то есть опасение, что уже не буду! В оптимистичном раскладе надеюсь быть крутым, чуть циничным и насмешливым татуированным дедом. Гонять на байке, любить и ценить умную и смелую молодежь, как и саму жизнь. Сложно что-то делать в нелюбви… Ну и музей дизайна и декоративного искусства нужен нашему городу позарез! Вот бы это произошло, в этом хочу поучаствовать!

И да, можно я не буду рок-звездой музея, как меня называли в СМИ? Можно я буду, как у группы 5’NIZZA, просто его “солдатом и недоношенным ребенком”?

Фото, идея, текст — Татьяна Менская