Вы здесь

Минск — Ольманы: как мы собрали 20 мешков мусора с “лёгких Европы”

Ольманские болота / Мария Войтович, Еврорадио

Белорусские болота называют лёгкими Европы, а Ольманы — едва ли не самые заповедные болота в Беларуси. Правда, не все стремятся сохранить их такими: каждое лето сюда, на белорусско-украинскую границу, приезжают сотни сборщиков черники и клюквы. Прямо на болоте они разбивают нелегальные лагеря, в которых живут весь ягодный сезон. И оставляют после себя горы мусора.

Некоторые ягодники уверены в том, что вернутся сюда в следующем году. Обувь, палатки и долгоиграющие консервы они прячут прямо на болоте. Лесники находят здесь даже магнитофоны и разбитые телевизоры. А осенью и ранней зимой экологи возят на Ольманы волонтёров, которые убирают мусор с нелегальных стоянок. Очищают, стало быть, лёгкие. Мы записались в одну из таких групп и съездили посмотреть, что осталось после людей на болоте.

Жизнь на краю воронки

Рано утром мы выезжаем из Турова в сторону Ольманских болот. Дорога до Полесского лесхоза занимает около часа. В пути меня охватывает странное волнение. Такое чувство бывает от предвкушения первой встречи с морем или когда стоишь у подножья высокой горы, на которую тебе предстоит подняться. Но в Беларуси нет ни моря, ни высоких гор. Зато десятую часть нашей страны занимают болота.

 

В лесничестве голова начинает кружиться от свежего воздуха и запаха багульника. Его тут полно! Мы — группа экологов и волонтёров, которые приехали посмотреть на болота и очистить от мусора пару нелегальных стоянок, — разбираем перчатки, пакеты для мусора и лопаты, делимся на группы и пересаживаемся в машины.

Наш водитель — внештатный полевой сотрудник “Аховы птушак Бацькаўшчыны”, специалист проекта "Полесье – дикая природа без границ"  Максим Белоцкий — программист, который живёт в Лельчицах. Два года парень работал в Москве, но потом решил вернуться на родину.

— Я занимался туризмом и теперь могу совмещать увлечение с чем-то полезным, — просто объясняет он. — В АПБ меня пригласили работать специалистом по связям с общественностью, но как-то раз один наш сотрудник поводил меня по следам волка, и я понял, что не хочу сидеть в офисе. Мне нравится работать в поле. 

По сложной глинистой дороге Максим привозит нас к первой нелегальной стоянке ягодников. Она разместилась прямо на “берегу” огромной воронки с водой. Таких воронок здесь много — это следы от взрывов. С 1962 по 2008 год Ольманские болота были частью Мерлинского авиационного полигона, тут проходила отработка бомбометания. В окрестных деревнях ходят слухи, будто уровень радиации на болотах повысился задолго до катастрофы на Чернобыльской АЭС.

Ягодники любят размещать свои стоянки рядом с воронками, потому что в них есть пресная вода. Её можно пить (хоть привкус у неё своеобразный, всё-таки мы на болоте), в ней можно купаться. На этой стоянке мы видим каркас шалаша, остатки еды, мусор. На суку висят чьи-то штаны.

— В прошлом году, когда я только присоединился к проекту и заметил первую нелегальную стоянку ягодников, люто возмутился, — вспоминает Максим. — Она находилась в Лельчицком районе, откуда я родом. Гниющие спальники, сапоги, жратва... В этом году стоянок такого масштаба уже нет. Может быть, потому что люди вернулись и приуныли, увидев, что мы там всё убрали. Десять человек собирали мусор, потратили целый день. В этом сезоне ягодники разбрелись по болотам. Но если сложить вместе все выявленные нами стоянки, мусора будет значительно больше, чем на той одной.

На следующей стоянке рядом с шалашом, накрытым плотным чёрным полиэтиленом, разбросаны закатки, овощи, гниющая обувь, жестяные банки от тушёнки, пакетики от “Мивины”. И конечно, куча бутылок. Рядом — след от костра. Отойдя от него метров на пять и сделав круг, находим ещё больше бутылок.

Фото стоянки / "АПБ"

В некоторые стволы деревьев вбиты ржавые гвозди. Лесники, которые присоединились к нашей уборке, объясняют: чтобы понять, какой вред ржавчина наносит деревьям, человеку надо представить, что в него попал осколок снаряда. С трудом вытаскиваю из ствола гвоздь, которым был прибит умывальник из пластиковой бутылки — по стволу течёт капля смолы, дерево плачет.

Украинский след

На уборку этой стоянки нашей группе и лесникам понадобилось почти два часа. Пока другие волонтёры таскают к машинам мусор, я, Максим и биолог Денис закапываем глубокую яму, из которой ягодники брали воду. Лопата Дениса натыкается на что-то плотное. Он вытаскивает из песка пакет, а в нём — две палатки, спальник, туристические коврики, банка жира и куча лекарств! На коробке со спичками написано “Сірники”.

— Местным жителям нет смысла разбивать здесь лагеря, — поясняет Максим. — Они могут приехать, собрать клюкву и уехать домой. Стоят подолгу в основном украинцы. 

Для многих жителей приграничных украинских деревень сбор клюквы — чуть ли не единственный способ заработка ещё со времён СССР, когда они могли находиться в Беларуси сколько угодно. Сегодня, чтобы получить разрешение на въезд в заказник, они должны заплатить пошлину — около 100 долларов. Ездить туда-сюда затратно, вот они и разбивают лагеря прямо на болотах.

В АПБ говорят, что скупщики ягод знают про некоторые стоянки и покупают клюкву прямо в местах сбора. На радиацию ягоды при этом вряд ли проверяют все. 

За нарушение режима охраны и использования заказников есть статья 15.9 Кодекса об административных правонарушениях, по которой можно получить от 4 до 35 базовых величин штрафа. Организация лагерей и стоянок, загрязнение территории, разжигание костров — всё это нарушения. Но связываться с ягодниками боятся. А вдруг те в отместку подожгут лес? 

Лесники, впрочем, рассказывают, что дружат с украинскими сборщиками клюквы.

— Они нам даже пожары помогали тушить, — вспоминает лесник Николай. — Основная проблема это не нелегальные стоянки, а как раз пожары. Вот что действительно страшно.

Правда, лесник тут же признаётся, что не может проконтролировать, чтобы в лагерях не оставляли мусор.

— За лето-осень 2019 года нашу границу со стороны Украины с целью сбора клюквы пересекали 30 тысяч раз. Это приблизительно 800 человек. Как тут всех проконтролируешь?

 

Лесник Владимир и лесник Николай / Еврорадио
Лесник Владимир работает на Ольманах 19 лет

Между тем, по данным АПБ, пик пожаров на Ольманах ежегодно совпадает с наплывом людей в период сбора клюквы. Но на моё замечание лесник только улыбается и машет рукой. 

С найденных нами стоянок мы собрали 20 больших мешков мусора: пластик, одежда, лекарства, консервы, палатки, спальники, детали от велосипедов и мотоциклов. Никто не пожалел о потраченном дне. Параллельно уборке кто-то нашёл перо редкой птицы, кто-то прошёл свои 15 тысяч запланированных на день шагов.

 

Волонтёры договорились сообщать друг другу о подобных маршрутах. А перед самым отъездом лесник Николай провёл меня немного по болотам и показал, как растёт клюква. Перешагивая с кочки на кочку, он вдруг присел и распутал руками мох, из глубины которого показалось несколько спелых красных ягод.

Как решить проблему нелегальных стоянок

В АПБ считают, что, раз стоянки на Ольманах невозможно победить, их необходимо обустроить в специально отведённых местах. К сожалению, пока что таких немного.

Как правильно одеваться на болоте

Организатор поездки специалист по природоохранным вопросам Максим Немчинов говорит, что главное во время поездки не замёрзнуть и не подхватить клещей. Одежда должна быть удобной и тёплой, брюки лучше заправлять в резиновые сапоги, хорошо иметь с собой тёплые носки, сменную обувь и так далее. Выполнять эти правила важно, потому что потом проблема одного человека становится общей. К счастью, у нас всё прошло без косяков.  

 

Кто те волонтёры, которые ездят убирать Ольманские болота

Кроме журналистов, в нашей компании оказались студенты, которые надеялись увидеть на Ольманах редких птиц, инженеры, биологи, химики и даже парень, назвавший себя “обычным офисным планктоном”. Суровый бородатый мужчина по имени Николай рассказал, что побывал на всех белорусских болотах и захотел увидеть ещё и Ольманы. Кстати, у него был самый большой рюкзак, над которым некоторые по-доброму посмеивались. Ведь нам обещали ночлег в гостинице и питание. Но Николай объяснил, что всегда берёт с собой палатку, спальник, тёплую одежду и запас еды на случай непредвиденных обстоятельств:

— Как-то раз нас предупредили, что ночевать на улице не придётся и палатки можно не брать. В итоге ночевали в спортивном зале одной из школ. Люди, у которых не было спальников, замёрзли.

Но у нас история не повторилась. 

 

Что посмотреть по дороге на Ольманы

Мы сделали промежуточную остановку в Турове. От Минска до этого полесского города — четыре часа езды.

У входа в гостиницу “Туров” весёлый дед, представившийся Михаилом, рассказывает мне, что памятник кулику-марадунке, который стоит неподалёку, городу подарили голландцы. На самом деле — нет, но слушать было интересно.

 

— Они постоянно к нам приезжают и всюду ищут куликов, уж больно красивые, — нахваливает иностранцев Михаил.  — А в мае в Турове отмечают День кулика, так тут все на головах ходят. Вы к нам в мае приезжайте, когда тепло, а то понаехали. Нават птушки на юг адлятаюць у гэты холад, а вы да нас. Эх!..

За экскурсию дед просит 80 копеек. Аптека, мол, закрывается. А мы, поужинав, отправились на местное кладбище, где нашли те самые кресты, которые растут из земли и обладают целебной силой.

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.