Вы здесь

“Хватит озабоченности”: белорусы поставили палатки на границе и требуют санкций

Установка палаточного лагеря на польско-белорусской границе / Belsat

Палаточный лагерь третий день стоит на литовско-белорусской границе у пункта пропуска “Мядининкай”. Аналогичный на пару дней раньше появился на польско-белорусской границе у “Бобровников”. С литовской стороны пока ещё поют “Стены рухнут”. С польской уже готовятся перекрывать дороги.

Белорусы в изгнании поселились у границы не потому, что их нестерпимо тянет домой. Этой акцией они пытаются добиться, чтобы руководство ЕС вышло из состояния крайней озабоченности и перешло к санкциям. На литовско-белорусской границе активисты требуют также снятия ограничений на выезд из Беларуси, введённых на наземных пунктах пропуска.

 

Палаточный лагерь на польско-белорусской границе

Мы расспросили участников пикетов, какая связь между палатками, дорогами и санкциями и как долго белорусы Польши и Литвы готовы жить на границах.

Литовско-белорусская граница: по ту сторону слышно, как мы поём “Муры”

— День только начался, очень хорошая погода. Ночь в лагере провело около 15 человек, и это много. Сейчас люди потихонечку начинают подъезжать, — говорит один из организаторов акции на литовско-белорусской границе Виталий Алейник и пересылает нам утренний видеопривет от Сергея Космоса.

Утренний видеопривет с литовско-белорусской границы

Гудят проезжающие мимо машины. В небе, привязанный к шарикам, парит бело-красно-белый флаг. Люди стоят вдоль дорог и показывают водителям знак победы. 

Чтобы поддерживать жизнедеятельность лагеря, сочувствующие помогают финансами или просто подвозят свежую выпечку. А одной из первых, кто позвонил в лагерь и выразил солидарность, была Светлана Тихановская.

В сентябре 2020 года Виталий Алейник был арестован на 15 суток, прошёл через Жодинский ИВС. После — написал заявление в следственные органы, пожаловался на избиения в изоляторе. Когда он уже был в Литве, получил ответ: виноватых нет. Тогда белорус инициировал расследование своего кейса в рамках универсальной юрисдикции.

В Литве Виталий и другие белорусы чувствуют себя в безопасности. Но не готовы мириться с тем, что не могут вернуться на родину. Как бы спокойно ни было в Вильнюсе, каждый из тех, кто сегодня находится в палаточном лагере, хочет домой.

— Мы точно знаем, что по ту сторону границы нас слышат, — говорит Виталий, когда рассказывает о вечернем концерте на границе. Дальнобойщики, которые въезжают в Литву, подтверждают: прошлую ночь они провели под песни и стихи активистов.

Так активисты лагеря проводят вечера на границе

— Мы почти приехали в Беларусь. До неё всего два километра. Люди готовы разговаривать с посланником режима на нейтральной зоне. Я уверен, что это возможно организовать при посредничестве ОБСЕ, — добавляет Виталий.
 

Так что — “каждый день”?

Летом в Беларуси каждая протестная акция заканчивалась обещанием: “Каждый день!”. Готова ли литовская диаспора остаться в палаточном городке до тех пор, пока не будут выполнены их требования?

— Ежедневные акции уже есть. Каждый день у посольства Беларуси в Литве горит вечный огонь: белорусы приходят туда и зажигают свечи в поддержку жертв режима.

Виталий Алейник у посольства Беларуси в Литве

И вы удивитесь, как легко согласовать акцию в Литве.

— Согласование проходит в уведомительном порядке. Мы уже столкнулись с какой-то неимоверной доброжелательностью со стороны пограничников. Начальник погранзаставы поддерживает белорусов, приезжает лично. Спрашивает, беспокоит ли нас кто-нибудь.

А белорусов на границе правда никто не беспокоит. Местное население поддерживает, дальнобойщики показывают “виктори” в ответ.

— Для нас это означает, что они искренне переживают за то, что происходит у нас в стране.

Ольга, невеста Дмитрия Фурманова, осужденного на 2 года лишения свободы

Но что будет, когда/если активисты решат не просто поприветствовать фуры, а перекрыть для них путь?

Когда мы созванивались с активистами, которые находятся на литовской границе, они ещё не знали, будут ли блокировать дороги для большегрузов. Пока мы работали над текстом, жители палаточного городка запустили онлайн-голосование.

— Не боитесь ли вы ответственности за реальное перекрытие дороги? Как к этому отнесутся литовские власти?

— Мы готовы на нестандартные решения. Если возникнет необходимость, готовы помогать друг другу с оплатой штрафов, чтобы минимизировать последствия. Люди настроены по-боевому. Никакого варианта развития сценария я бы не исключал. Будем смотреть на то, как развивается ситуация в Польше.
 

Польско-белорусская граница: “Мы были в шоке”

В шоке белорусы в Польше были от того, что местные власти согласовали акцию буквально за неделю. Перекрытие дорог намечено на 8 июня. Местная полиция будет охранять активистов.

— Вот такой вот разгул демократии. В Польше можно согласовать даже блокировку дороги. Для нас это было удивительно, — рассказал пресс-секретарь НАУ Максим Паршуто. — Никаких проблем с местной властью быть не должно. Нас поддерживают польские политики. Завтра к началу блокировки дорог некоторые политики тоже планируют приехать.

Люди готовят передачи в палаточный лагерь, а литовские пограничники привезли канистры с водой

Акция будет проходить до 12 июня. Точного плана, как долго продлится блокировка дорог, пока нет. Местные власти как раз заканчивают процесс согласования времени перекрытия.

Что делать, если одного дня не хватит для того, чтобы повлиять на руководство ЕС?

— Мы думаем, что реакция всё-таки будет. О нашей акции точно говорят политики Польши, её обсуждают другие европейские политики. Если будет необходимость, думаю, мы продолжим и после 12 июня — если требования о санкциях не будут выполнены.
 

Почему белорусские диаспоры так просят санкций?

Санкции, если они будут введены, ударят по белорусам, которые остаются внутри страны. Насколько этично в таком случае, что на их введении теперь активнее всех настаивают именно белорусы, которые уехали?

— Здесь все хотят домой. Я знаю белорусов в Польше, которые уехали много лет назад. Но готовы вернуться, чтобы помогать своей родине отстраиваться и превращаться в свободную демократическую страну, — говорит Паршуто. — У меня дрожит голос, когда я об этом говорю, но меня действительно восхищают такие люди. Да, в Польше комфортно жить. Здесь комфортные жилые комплексы, более дешёвая еда. Но такого уровня должна быть и Беларусь. А с Лукашенко будет только стагнация.

Можно бесконечно смотреть, как белорусы спорят о том, работают ли санкции. Но все сходятся во мнении, что они приблизят и освобождение политзаключённых.

— Санкции работают. Сейчас мы видим: чуть только начались более активные действия — и тут же начинают менять подходы к политзаключённым. Появились новости о предложениях подписать покаянные письма, после которых их начнут выпускать, — говорит Виталий Алейник с белорусско-литовской границы.

— Есть и другое мнение: санкции только приблизят момент более тесной интеграции с Россией.

— Я не думаю, что введение новых санкций повлияет на усиление интеграции с Россией. Всё же часть людей, которые сейчас занимают помещения во Дворце Независимости, понимает: если интеграция пойдёт дальше, Лукашенко сметут. В конце концов, его фигура токсична даже для России.
 

А что на других границах?

Диаспоры в Украине и Латвии ещё “могут удивить интересными новостями”, рассказали собеседники Еврорадио, не добавляя подробностей. А вот схожей активности со стороны российской границы вряд ли стоит ждать.

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.