Вы здесь

Феминистка Белла Рапопорт: “Сейчас я считаю, что лучше многих из них”

Белла Рапопорт / www.instagram.com/bellooha

Одна из самых медийных феминисток России, Белла Рапопорт приехала в Минск на “Марафон лекций” в культ. центре “Корпус”. Её выступление называлось “Что такое социальный конструкт, с чем его едят, а также насколько это твердая пища”. Перед ивентом Белла поделилась с корреспонденткой Еврорадио Анастасией Бойко мыслями о мужчинах и токсичной маскулинности, домашнем насилии, сложном выборе и о том, почему перестала спорить о проституции.

Еврорадио: Можете объяснить на пальцах, что такое феминизм?

Белла Рапопорт: Мне кажется, я уже так давно феминистка, и мой феминизм превращён в дерево с кучей веток и листьев, поэтому мне сложно объяснить. Он имеет разные формы не только в моей голове, он имеет много разных направлений. Я не могу сказать, что сейчас феминизм — это о том, что женщины должны быть равны с мужчинами, для меня это вообще не так. Сейчас есть много ракурсов, в которых я, например, не хотела бы быть равной с мужчинами. Например, применять насилие, и чтобы меня за него оправдывали. 

Кроме того, мир не делится исключительно на мужчин и женщин. В моей голове феминизм — это борьба с неравенствами, с иерархией, с отношениями власти. Но не забывая о том, что гендерный аспект практически во всех сообществах проходит важной чертой. Там, где классовое, расовое неравенство — какое угодно — гендерное неравенство усугубляет любые другие неравенства. Об этом очень важно помнить.

Еврорадио: Вот вы говорите, что не хотели бы применять насилие, и чтобы вас за него оправдывали. Как вы относитесь к делу сестёр Хачатурян?

Белла Рапопорт: Это самооборона. Это ответное насилие. Поэтому у меня нет никаких вопросов к делу сестёр Хачатурян. Не знаю как в Беларуси, но в России в женских колониях значительная часть осуждённых сидит за то, что они убили своих мужей, партнёров — после многолетних истязаний. Чтобы эти мужчины не умирали, нужно менять систему. Но женщин обвинять невозможно, ведь речь идёт о многолетних издевательствах.

Выступление Беллы Рапопорт / www.instagram.com/bellooha

Еврорадио: Каким вы видите идеальный закон о домашнем насилии?

Белла Рапопорт: Это должна быть комплексная история. Чтобы жертвам насилия, например, как в России, не приходилось собирать подробности, доказательства насилия, чтобы они не продолжали жить с этим человеком. Должна быть превенция, должны быть в школах программы, связанные с обсуждением насилия, как оно выглядит, как с ним работать, что делать, если с ним сталкиваешься или его видишь. Нужно обсуждать, что драться в школьном коридоре тоже не фонтан. Должно быть образование. Нужно образовывать полицейских, чтобы они понимали, в чём вообще дело. Моя знакомая, которую избил муж, пришла в полицию, а у нее спросили: "Что, мужа плохо встретили?".

Культура должна меняться. Это же не то, что мужчины рождаются склонными к тому, чтобы избивать своих партнёрш. В принципе в лесбийских отношениях тоже есть насилие. Должно очень много обсуждаться само насилие. Мы живём в таких странах — я даже на себе это чувствую — где мы подавлены очень сильно.

Еврорадио: Какую роль в этом играют политика и политики?

Белла Рапопорт: Я недавно была в Украине, мои друзья и подруги сидели и обсуждали выборы. На полном серьёзе обсуждали. Мне стало несмешно, потому что я поняла, что уже 20 лет вытесняю Путина из своей головы. С одной стороны, всё-таки смешно — неужели они обсуждают на полном серьёзе политическую программу кандидатов в президенты, как будто это важно... Это так странно! Это очень на нас влияет. Мы всё время так живём, не можем ни на что повлиять. 

Мы понимаем, что политики делают что-то и мы делаем что-то, но это не связано. То, что женщины защищают своих насильников... Дело не в том, что они что-то знают или чего-то не знают. Я, будучи феминисткой, тоже могу попасть в зависимые отношения, буду про это знать, но сами эти отношения разрушат мою самооценку. Ты можешь прочитать миллион статей, но это долгая работа...

Некоторым кажется, что женщина виновата, что её один раз ударили, а она взяла и не ушла. Они не понимают, что женщина, которую ударили один раз, а потом ещё раз и ещё раз, это не совсем та женщина, которая была до этих отношений. Она поменялась, она иначе к этому относится.

Закон нужен, образование нужно, кризисные центры нужны, психологи, менты нормальные нужны.

Еврорадио: Зачем нужен феминизм?

Белла Рапопорт: Я могу пойти на фильм, где будут одни мужские персонажи, и даже не заметить этого, потому что это привычно. А потом думаю, а если этот фильм перевернуть и там будут одни женские персонажи? Всем покажется, что это странный фильм. Если все ситуации переворачивать, то окажется, что неравенство очень сильное. 

Еврорадио: Как так получилось?

Белла Рапопорт: Исторически сложилось, что женщин используют как ресурс, и дети, которых они рожают, тоже ресурс. Рассчитывается, что мы будем эмоционально обслуживать, готовить, убирать. На женщинах много всего лежит. Я не очень убираю. Но, например, постоянная уборка незаметна. Пока ты не перестаёшь убирать, и всё не захламляется, то этот труд даже не заметен, и он не оплачиваемый! Он не считается работой. А в условиях капитализма работой считается только то, что оплачивается... 

Меня волнует проблема насилия. То, что я по улицам спокойно ходить не могу. В России, я знаю, что если ко мне будут приставать, бить меня, люди даже не заступятся. Полицию точно бесполезно звать.

Феминизм — вопрос многих контекстов. От того, что ты приходишь на работу в 20 лет и тебя называют девочкой в редакции, и к тебе плохо относятся, до того, что тебя девочкой называют, когда тебе 36, и ты пишешь статьи. До того, что ты не можешь спокойно ходить по улицам, вынуждена выбирать маршруты, рассчитывать время — когда темно, когда не темно.

Белла Рапопорт в 2016 году / www.facebook.com/bella.rapoport

Еврорадио: Часто слышу мнение, что феминистки ненавидят мужчин. Это правда?

Белла Рапопорт: Иногда так бывает. 

Еврорадио: А вы?

Белла Рапопорт: Иногда! В общем не ненавижу мужчин. Но люблю шутить на тему того, что мужчины меня бесят. 

Я мужчин побаиваюсь. Мне чаще всего некомфортно с мужчинами.

У меня есть друзья-мужчины, но это максимально комфортные, не маскулинные персонажи. Скажем так, я не люблю токсичную маскулинность. Многие мужчины, которые ею пронизаны, вызывают у меня ощущение небезопасности, страх и дискомфорт. Я не собираюсь этого скрывать, чтобы они ко мне как к феминистке хорошо относились. Пускай они лучше подумают над тем, как себя в их обществе чувствуют более слабые люди.

Еврорадио: То есть вы признаёте, что вы слабее мужчины?

Белла Рапопорт: Ну в смысле? Конечно! Мне сложнее говорить, если они меня перебивают. У меня женская гендерная социализация! Я девочка! Я всю жизнь считала, что они лучше меня.

Еврорадио: А сейчас?

Белла Рапопорт: Сейчас я считаю, что лучше многих из них. При этом мне сложно задать вопросы, прежде чем высказать своё мнение. Я думаю: а точно ли я компетентна? Надо полезть, проверить, не ошиблась ли... Я всё время спорю с либеральными журналистами. Господи, какую они несут чушь! Они несут чушь, агрессивную чушь!

Им никто не скажет, что они агрессивные, зато это скажут мне. Они вообще не парятся, у них такая самооценка... Я иногда даже завидую. Говорят как хотят, делают что хотят. Отрежут руки жене — никто ничего не скажет, никто не осудит. Попроси косметику у Lush, будучи фемкой, запости три сторис — и всё, тебя вся страна хейтит. Это влияет на моё ощущение. И когда был "телочкогейт", и меня все хэйтили, мне было нехорошо.

Белла Рапопорт на уличной акции / www.instagram.com/bellooha

Еврорадио: Я заметила, что отношение к девушке и к парню с мягким характером одинаковое.

Белла Рапопорт: Но это, по сути, тоже мизогиния. Они же к ним относятся... Типа что ты не как мужик, а как баба. Многие мужчины говорят, что у них инстинкты, что они животные по натуре, всякую такую чушь. Я гораздо более уважительно к ним отношусь, чем они к себе. Я считаю, что они люди, что они рождаются замечательными мальчиками. Хорошо бы, чтобы культура изменилась к тому, чтобы они могли проявлять свои чувства как-нибудь иначе, кроме того, чтобы копить и проявлять агрессию. Чтобы они могли плакать, могли доверять женщинам. Могли красить губы!

Еврорадио: Знакомые мужчины с удовольствием рассказывают о своих походах в стриптиз-клубы. То, что там происходит, не ограничивается танцами на шесте. Есть приватные комнаты, где за отдельную плату мужчина может трогать девушку. Есть проституция. Как вы к этому относитесь?

Белла Рапопорт: Для меня это очень триггерная тема. У нас часто происходят срачи насчёт проституции, я в них в последнее время не участвую. Я не обсуждаю тех, кто  в этот бизнес вовлечён, зачем они туда пошли, что там делают. К людям, которые получают удовольствие от того, что занимаются сексом с теми, кто их не хочет, заплатив им за это деньги, и считают, что это окей, у меня много вопросов. Я считаю, что это одна из самых маргинальных форм объективации в принципе секса, объективации тела, прежде всего женского. Не только женского — есть и гей-проституция. Покупают в основном мужчины.

Сексуальное насилие, приставания, в том числе связаны с тем, что в культуре считается приемлемым, что секс — это услуга. Если это можно купить, значит, это можно взять. Получается, что чьи-то тела — это не совсем их тела, а их за деньги, насильно или ещё как-то, можно взять. И в этом есть какое-то удовольствие. А не в том, чтобы заняться сексом с кем-то, кто тебя хочет.

Разве сейчас, в эпоху “Тиндера”, мало возможностей потрогать голую женщину за гениталии? Но для этого надо с ней познакомиться, надо поговорить, узнать, хочет она этого или нет. Но ты этого делать не хочешь! Ты хочешь пойти, заплатить деньги, и сделать это так. В феминизме много споров на эту тему. Типа секс-работа — это тоже работа. Но я всегда своей позиции буду придерживаться, никогда её не изменю. Просто я перестала участвовать в спорах.

Еврорадио: Но девушки ведь сами это выбирают.

Белла Рапопорт: Девушки также выбирают жить с теми, кто их бьёт. Например, в кризисных центрах есть такое правило, что если ты не хочешь, то никто не вытаскивает. Это решение должно быть принято самостоятельно. 

Выбор происходит в силу разных обстоятельств. И я не хочу обсуждать выбор девушек, я хочу обсуждать выбор тех, кто этим пользуется. Я хочу обсуждать культуру, в которой этот выбор складывается и менять её, чтобы этот выбор происходил реже. Меня очень раздражает, что фокус делается на тех, кто выбирает танцевать стриптиз, а не на клиентов. Стриптизёрши стигматизированны. С одной стороны их презирают, с другой говорят, что у них есть свобода выбора, и давайте их в этом поддержим. Но тех, кто пользуется, никто не трогает, не обсуждает и не осуждает.

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube- канале. Подписаться можно тут.