Вы здесь

Бюджетникам это не понравится: какой будет битва за бюджет в 2022 году

Один из самых острых вопросов 2022 года: где найти денег? / коллаж Влада Рубанова, Еврорадио

У Минфина появились деньги, которые позволили вдвое сократить дефицит бюджета и временно поддержать банки. Однако скоро придётся выбирать. Сокращать расходы бюджета и получить социальные шоки или увеличивать дефицит и брать ещё больше долгов.

Еврорадио узнало, откуда у Минфина появились деньги и почему в следующем году проблемы бюджета больно ударят по экономике и бюджетникам.
 

Не напечатали, а наторговали

Вместо запланированного дефицита бюджета в 6 млрд рублей Минфин прогнозирует 3 млрд рублей к концу 2021 года. В то же время органы госуправления положили в банки более 1,6 млрд рублей в октябре.

Эти вещи связаны, считает старший научный сотрудник BEROC Дмитрий Крук. Так произошло за счёт возросших доходов бюджета во втором и третьем квартале. А расходы власти не увеличивали так же быстро, как росли доходы.

За счёт внешней торговли финансы Беларуси лучше прогнозов начала года / Еврорадио

Сложился профицит бюджета по итогам третьего квартала — около миллиарда рублей. Плюс поступление квартальных налогов в октябре. Отсюда у Минфина скопилась достаточно серьёзная сумма, — рассказывает Дмитрий Крук.

Обычно Минфин размещает эти деньги на казначейском счёте в Нацбанке. Сейчас они попали на депозиты в коммерческие банки. Это может быть связано с тем, что у банков до недавнего времени были проблемы с ликвидностью и Минфин решил их поддержать.

Либо для того, чтобы подтолкнуть кредитование и запустить “новый инвестиционный цикл”, правительство имеющиеся запасы сгружает на счета в банки. То есть пополняет пассивную часть баланса банков. С вероятностью 99% это идет в госбанки.

Сейчас это хорошая подпитка для банков, но, поскольку бюджет всё равно дефицитный, деньги Минфина будут уходить оттуда.

Такое поведение властей указывает на то, что ситуация в бюджете лучше, чем прогнозировалось. Доходы увеличились за счёт “внешнеторгового чуда”. Ведь предприятия больше зарабатывали, значит, платили больше налогов.
 

Падение экономики и социальный шок

Сокращение госрасходов плохо отразится на уровне жизни людей / unsplash.com

Битва за бюджет переносится на 2022 год. И это одна из самых болезненных точек для экономики.

Оснований для беспокойства очень много из-за выпадения значительной части доходов от внешнеэкономической деятельности по сравнению с предыдущими годами.

Это связано не только с санкциями, но и с российским налоговым манёвром. Белорусские власти оценивали потери от него в $10 млрд за 2019–2024 годы.

Произошёл серьёзный негативный шок в плане сокращения доходной части бюджета. Возникает вопрос, что делать с расходами. Можно их урезать пропорционально получаемым доходам, чтобы бюджет был бездефицитный. Соответственно, не придётся увеличивать госдолг для финансирования дефицита бюджета.

На погашение госдолга постоянно приходится снова занимать / Еврорадио

Проблема этого плана в том, что он подразумевает рост ВВП. Значит, доходы бюджета пусть не сильно, но всё же должны расти.

Здесь с реальностью может возникнуть конфликт. Помимо санкций в следующем году много других угроз. Экономику может вынести на рецессионную траекторию. Я рассматриваю это как основной сценарий.

Пока официально не утверждено, но на следующий год планируется рост ВВП более двух процентов. У меня очень большие сомнения, что удастся эффективно уклоняться от санкций, чтобы экономику действительно вывести на траекторию роста.
 

Урезать расходы реальнее, чем одолжить на поддержание дефицита

Проблему бюджета усугубляют большие расходы на выплаты и обслуживание госдолга в 2022–2023 годы. В 2023 году приходит срок выплат по евробондам — $800 млн.

Еcли динамика ВВП пойдёт по рециссионной траектории, внутренний фискальный импульс будет под ещё большей угрозой. В ближайшие два года это очень важная вещь, и состояние бюджета — один из главных показателей, который будет предопределять экономическую динамику.

Экономист допускает, что для выплаты долгов власти потратят часть золотовалютных резервов, но небольшую.

Сомневаюсь, что серьёзно залезут в ЗВР. Рефинансирование долга — это что власти хотели бы получить.

Сейчас в Нацбанке $8,5 млрд золотовалютных резервов / Еврорадио

Проблема в том, что занять на погашение старых долгов и наращивание дефицита практически не у кого.

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.