Вы здесь

90% отпада. Как государство спасает деревья, а они всё равно гибнут

Весенняя посадка деревьев на проспекте Независимости в Минске

Специалисты УП “Минскзеленстрой” и белорусские учёные собираются разработать препарат, который смог бы защитить деревья от противогололёдных реагентов. За зиму его обещают протестировать на проспекте Независимости в Минске.

Результаты эксперимента мы узнаем весной. Но вот на вопрос: чем конкретно будут обработаны кроны и стволы и не навредит ли опылитель людям и домашним животным, на предприятии пока ответить не могут.

А в Академии наук вообще удивляются: “По крайней мере мы ничего не разрабатывали”.

Киселеобразная смесь

Руководитель службы по благоустройству и содержанию объектов зелёного хозяйства Анжелика Пузанкова рассказывает Еврорадио: “Это должна быть киселеобразная смесь, может быть, с добавлением крахмала, которую распылят на кроны и стволы, и даже добавят в лунки деревьев. В течение суток она застынет, создав своеобразную защитную плёнку, в которой, помимо прочего, будут содержаться микроэлементы для подкормки”.

На пресс-конференции в начале октября представитель Минскзеленстроя говорила, что к разработке препарата будут привлечена Академия наук, и даже назвала место проведения эксперимента: возле здания Главпочтамта. Но сейчас озвучивать, что войдёт в состав препарата, отказывается. Мол, “пока не время, мы будем пробовать. Поэкспериментируем на четырёх-пяти деревьях и, если опыт окажется удачным, сообщим”.

Нам также не рассказали, специалисты какого подразделения НАН будут работать над изобретением препарата (или уже начали?).

“Ещё неизвестно, хорошо это будет или плохо, но мы надеемся, что это будет хорошо”, – говорит Анжелика Пузанкова.

“Власти должны отчитываться, на что идут деньги из бюджета”

С таким подходом категорически не согласен координатор кампании “Городской лесничий” Игорь Корзун.

“По идее, мы должны радостно рукоплескать и говорить: “Ура-ура, у нас спасут деревья!” — рассуждает он. — Но, ребята, это всё делается не так. Городские власти должны отчитываться, на что идут деньги из бюджета. Мол, за последние 10-15 лет нами было потрачено столько-то денег, чтобы сохранить деревья вдоль проспекта. Деревья погибли из-за того, что дороги посыпают солью. В настоящее время мы пришли к выводу, что для экономии этих средств надо разработать препарат. Столько-то денег уйдёт на обработку одного дерева. Мы собираемся провести эксперимент над пятью или десятью. Только в таком случае мы будем знать, на что идут наши налоги”.

Активист возмущается, что уже несколько лет не может получить элементарную информацию: какая часть высаженных деревьев приживается, а какая погибает.

“Они не идут на откровенный диалог. Максимум, чего я добился, это “не менее 6% не приживается”. Но сколько это — 10, 20, 30? И почему они не приживаются? Все эти проценты — ложь, в чем может убедиться даже непрофессионал, пройдясь по проспекту”, — заявляет Игорь Корзун.

К экспериментам над деревьями он относится “очень скептически, если не сказать негативно”:

“Если уж кто-то хочет экспериментировать за народные деньги, тогда пускай вынесет обоснование, а в дальнейшем отчитается о результатах эксперимента. Сейчас рапортуют, что каким-то неизвестным препаратом пройдутся по нашим деревьям. А когда что-то не получится, никто об этом даже не вспомнит. Почему надо что-то разрабатывать, если за границей можно купить уже готовый проверенный продукт, и не факт, что он обойдётся дороже эксперимента?”

Фото: youtube.com

Мы решили проверить, действительно ли в УП “Минскзеленстрой” умалчивают информацию о том, сколько из высаженных деревьев приживается, а сколько погибает.

“Подсчёты ведём, – говорит Анжелика Пузанкова. –  Не менее 6% не приживается”. На просьбу Еврорадио пояснить и озвучить цифры специалист отказывает: “Нет под рукой”.

Кто потом будет убирать город от липкого вещества?

Заведующий сектором мониторинга растительного мира института экспериментальной ботаники НАН Беларуси Александр Судник удивляется, что в УП “Минскзеленстрой” заявляют о каких-то экспериментах, а учёные об этом ничего не знают.

“Года 2-3 назад подобная инициатива уже была, — вспоминает он. —  Вроде бы тогда деревья собирались обрабатывать патокой. Увы, никто не думает о последствиях. Кто потом будет убирать город от вещества, которое липнет и размазывается?”

“О том, что УП “Минскзеленстрой” собирается тестировать какой-то новый препарат, я слышу впервые, — отмечает представитель НАН. — Мне кажется, проще уже накрывать деревья, если на то пошло. Давайте включим логику. Допустим, сейчас мы обработаем кроны, препарат застынет, замечу, если зима будет не дождливой, как у нас часто бывает. Но что будет весной? Как потом избавиться от его следов?”

Только на МКАД надо “высыпать” $5 млн

В Беларуси в качестве противогололёдного реагента используется хлорид натрия (NaCl). Учёный рассказывает, что, когда лёд подтаивает, образуется водно-соляная смесь, которая попадает в почву, а ещё испаряется и оседает на кронах деревьев. Высота поднятия вещества — 15-20 метров. Попадая на деревья, соль вызывает их повреждения. Если весной пройдут ранние дожди, то она может смыться. Но в почву попадёт всё равно.

“Мы используем NaCl, потому что это обходится дешевле, — считает Александр Судник. — В Москве и окрестностях когда-то тоже применяли NaCl. Закончилось это тем, что на отрезке 200 метров все зелёные насаждения погибли. Сейчас там используют хлорид кальция (CaCl2). За рубежом в основном используется CaCl2. Он более тяжёлый, поэтому не влияет на деревья, как NaCl”.

Во Франции, рассказывает Александр Судник, и вовсе на природных территориях в качестве противогололёдных препаратов используют стратегически безопасные смеси. Но стоят они около одного доллара за килограмм. А значит, только на МКАД, чтобы не угробить деревья, образно говоря, надо высыпать $5 млн. “Это очень дорого — вот почему мы продолжаем использовать NaCl”, — констатирует он.

90% отпада

Учёный соглашается, что, стремясь сэкономить на противогололёдных реагентах, государство “уходит в минус”, потому что деревья погибают, их приходится сажать заново, потом они не приживаются, необходимо думать и разрабатывать какие-то защитные препараты — на всё это нужны деньги. И это деньги налогоплательщиков.

“Проблема в том, что власти не хотят слушать науку, — объясняет учёный. — Когда мы жёстко запрещаем и говорим: никаких осенних посадок вдоль автомобильных дорог быть не должно, никто не обращает на это внимания. Да, мы признаём, что приживаемость после осенних посадок лучше. Но, просто включив элементарную логику, без всяких цифр, можно проанализировать: деревья, высаженные осенью, ещё не успевают толком укорениться, а мы посыпаем их зимой солью. Разумеется, они моментально погибают”.

“Мы твердим об этом давно, но деревья продолжают сажать, когда нельзя, несмотря на то что опыт доказывает — они погибают. Прошлой осенью по Минской области были высажены деревья — в этом году мы получили больше 90% отпада почти по всем посадкам. Приживаемость деревьев составила порядка 40%. И это из того, что высадили весной”, — говорит он.