Вы здесь

“Замах на будучыню нацыі”? Как в 1995 году отменили учебники к 1 сентября

"Новый год начнётся по старым учебникам" / "Советская Белоруссия"

В конце августа 1995-го Александр Лукашенко дал наказ: нужно поменять учебники. До начала учебного года оставалось десять дней.

Кто-то считает, что учебники на самом деле были хорошими и не угодили Лукашенко тем же, чем не угодили за пару месяцев до этого герб и флаг. Кто-то соглашается: учить детей по ним было невозможно: запутанные предложения и никаких картинок. Кто-то убеждён: та давняя реформа учебников — покушение на будущее нации.

Еврорадио читает старые газеты и вспоминает, как проходили в школах эти внезапные перемены.
 

“Учебники носят политизированный, тенденциозный характер”

Итак, в августе Министерство образования и науки узнало, что нужно с 1 сентября исключить из систем школьного и вузовского образования учебники 1992–1995 годов. Предполагалось, что, временно школьники будут изучать гуманитарные предметы по книгам, изданным до 1991 года.

Министерству образования поручили создать специальную комиссию по разработке новых учебников. Через год эти новые учебники должны будут пройти общественное обсуждение и в 1996 году отправиться в рюкзаки школьников.

Это решение президент принял, ознакомившись с материалами комиссии, которая в течение двух месяцев изучала написанные после 1992 года школьные программы.

"Школы ў ролі падвопытных трусаў" / "Советская Белоруссия"

“Комиссия признала, что содержание этих учебников носит тенденциозный, политизированный характер и по своему уровню не соответствует требованиям современного образования”, — цитировала “Советская Белоруссия” Администрацию президента.

Как выяснилось, Минобразования о решении заменить учебники узнало из прессы. По крайней мере, так говорила в интервью “Советской Белоруссии” заместитель министра образования. В министерстве уверяли: профильное ведомство даже не было в курсе того, что Администрация президента проводит какую-то проверку учебников.
 

Что нужно было изменить?

В СМИ писали, что планировалось изъять около 50 наименований пособий, из них 20 — по истории. Под нож подпадали учебные пособия для школ национальных меньшинств — было неясно, с какими учебниками начнут год дети польской, украинской и литовской диаспор.

Лукашенко же на встрече с учеными заверял, что никакого указа или другого государственно-правового акта об “изъятии 151 учебника” он не подписывал и подписывать не собирается.

“Всё это из области аморальных спекуляций отдельных журналистов и околополитических “дзеячоу”.

В то же время он заметил, что полностью разделяет справедливые замечания учёных, педагогов, родителей относительно политической тенденциозности, вульгарной заидеологизированности и научной несостоятельности ряда учебных пособий”.

В новых учебниках, пообещал Лукашенко, не будет ни “национал-радикальных фальсификаций”, ни “догматической зашоренности”, зато будет высокий научный уровень и яркое доступное изложение. А учёным, которые будут работать над учебниками, обеспечат достойную оплату труда.

В министерстве не спорили с тем, что при реформировании системы образования могли допустить ошибки. Но объяснялись внятно: перемены произошли значительные, значительного опыта реформ ни у кого не было. Да и социально-политическая ситуация в 92-м, когда писались учебники, была сложная.

В тот год, когда Лукашенко велел переписать их, проще социально-политическая ситуация не стала. Только-только поменяли не только книги, но и флаг, статус русского и белорусского языков уравняли. Одним словом, учебники стали только частью реформ.

Доктор исторических наук, автор учебников истории для средней школы Георгий Штыхов в комментарии для “Советской Белоруссии” говорил, что решение Лукашенко может навредить не только гуманитарному образованию, но образованию в стране в целом.

“И вот парадокс: если данное решение принято вследствие “националистического уклона” нынешних исторических изданий, то, к примеру, в учебнике по истории для 6-х классов, одним из авторов которого я являюсь, наоборот, объективно говорится и о Киевской Руси, и о Московской, и т. д.

Между тем учебники образца до 1991 года, по которым сейчас собираются преподавать историю, можно сказать, “замшэлыя”, стереотипные, до крайности идеологизированные. Ведь там утверждается, якобы Беларусь до 1919 года не имела своей государственности. Тем самым унижается наша история, а компартии даётся определение как “руководящей и направляющей силе”.

"Советская Белоруссия" тогда ещё публиковала разные мнения: и за, и против замены учебников / "Советская Белоруссия"

Штыхов подчёркивает: этот учебник вообще противоречит Конституции Беларуси, в которой говорится, что наша государственность — многовековая.

Со Штыховым в газете спорит кандидат исторических наук Василий Милованов. По его мнению, в новых учебниках всё было поставлено с ног на голову.

“В них пропагандируются антирусские настроения и выражаются симпатии Западу. Нельзя продолжать отравлять сознание наших детей и молодёжи подобными мыслями, искажать историю и подрывать добрые отношения граждан Беларуси со всеми народами бывшего СССР”, — пояснял учёный свою позицию.

Он соглашался с тем, что учебники, изданные до 1991 года, неполные, и призывал поскорее создать комиссию, которая разработает новые.

Схожую позицию в “Народнай газеце” высказывал лидер коммунистов Виктор Чикин. Он говорил, что даже те книги, по которым преподавались гуманитарные науки до 1992 года, — меньшее зло, чем те, которые появились в независимой Беларуси.
 

“Они написаны языком, не рассчитанным на детей”

Когда в 91-м году решено было добавить в образование национального, появились вопросы: например, как сделать математику национально ориентированной? В учебниках появлялись задачи, в которых, к примеру, нужно было посчитать расстояние между озером Белое в Чашницком районе до Хотлинского района.

Но вина этих неугодных учебников была не только в “неправильной идеологии”. Директор одной из минских школ на условиях анонимности рассказывала тогда: учителя на конференциях постоянно говорили, что учебники нужно менять. И дело не в идеологии.

“Они написаны языком, не рассчитанным на детей. Многословность и запутанная стилистика делают материал трудным для восприятия. О художественном оформлении и говорить нечего — набор печатных текстов. Да ещё и недолговечная мягкая обложка. Безусловно, их необходимо было поменять, но сделать это не скоропалительно, не за 2 недели до 1 сентября. Сейчас может сложиться такая ситуация, что школа останется вообще без учебников”, — говорила директор.

Позже Геннадий Петровский, который был тогда замминистра образования, объяснял, почему учебники вышли без картинок. Просто потому, что авторам пришлось написать их буквально за пару месяцев. Ни о каких схемах, таблицах речи идти не могло.

После распада СССР он возглавил рабочую группу, которая разрабатывала новые национально ориентированные планы и программы. И осенью 1992 года в Совмине перед министерством поставили задачу: к 1993-му школы должны перейти на национальные учебники по истории и географии.

Тогда слово взял директор издательства “Народная асвета”. Он сказал, мол, можете принять сколько угодно постановлений Совмина, но станки от этого крутиться быстрее не станут. Так что к 1 февраля 1993 года тексты должны быть в издательстве. Вот и вышло, что у авторов на подготовку учебников осталось всего пару месяцев, какие уж тут таблицы и картинки.

А вот что говорили о замене учителя в "Народнай газеце". Они, кажется, устали от бесконечных изменений:

СШ №1 Бобруйска: “Что сказать — как были школы подопытными кроликами, так и остались. Как издевались над нами в 93-94 годах, когда нужно было историю изучать по газетам, так и сейчас.

СШ №2 Минска: “Школы и так трясуном трясёт, а тут ещё такое. Одно скажу. Идём мы вперёд — в светлое прошлое”.
 

“Интеллектуально немощное поколение”

Старые учебники к тому моменту оставались только в школьных библиотеках, да и те были уже списаны, на всех могло не хватить. Чтобы как-то компенсировать такую внезапную нехватку, “Настаўніцкая газета” начала печатать некоторые материалы в специальной рубрике “В помощь учителю”. А все другие газеты начали обсуждать это внезапное решение Лукашенко взяться за умы.

Особенно яростно решению изъять новенькие, совсем недавно отпечатанные учебники противился Белорусский народный фронт. Сергей Наумчик в этом решении видел хитрый замысел: создать в Беларуси “плацдарм для коммунистического реванша”. И вступался за детей, из которых в угоду политическим амбициям из-за таких перемен может вырасти “интеллектуально немощное поколение”.

— В более широком смысле, это распоряжение — попытка вычеркнуть из памяти народа драматические страницы его истории, переделать граждан в послушную массу, — цитировала Наумчика “Народная газета”.

Вскоре в “Народнай газеце” появляется открытое письмо “Замах на будучыню нацыі”. Его подписали десять литераторов, которые были уверены: реформа школы — логичное и опасное продолжение начинаний майского референдума.

Вот имена тех, кто посчитал замену учебников опасной: Василь Быков, Нил Гилевич, Рыгор Бородулин, Владимир Орлов, Светлана Алексиевич, Василий Зуёнок, Карлос Шерман, Геннадий Буравкин, Сергей Законников, Анатолий Кудравец.

Артыкул "Замах на будучыню нацыі" / "Народная газета"

“Новый шаг верховной власти — не что иное, как покушение на духовную и интеллектуальную свободу нации, а значит, на её будущее”.

Подписанты этой статьи были уверены, что с заменой учебников Беларусь откатится в прошлое, не сможет дать стране “духовно свободных и высокообразованных граждан”.

Авторы статьи сомневались, что обещанное “широкое общественное обсуждение” окажется для белорусов более доступным, чем таинственные материалы “экспертной комиссии”, которая забраковала существующие тогда учебники.

“Осуществляется попытка повернуть историю назад, хоть опыт европейских стран, в том числе ближайших соседей Беларуси, свидетельствует, что подобные социально-политические эксперименты рано или поздно оканчиваются крахом”.

Олег Трусов, который тогда был заместителем главы комиссии Верховного Совета по образованию, культуре и сохранению исторического наследия, выступил на страницах “Народнай волі”. Он замечал, что сторонникам Лукашенко никто не запрещает написать свой учебник, получить необходимые рекомендации от ведущих учёных страны и предложить его в качестве альтернативы для школьных учителей.

“Например, в Германии существует несколько десятков разных учебников по истории страны и учитель в рамках школьной программы выбирает тот, который ему нравится”, — писал Трусов.

К слову, сейчас такая практика существует уже не только в Германии, но и в России: учителя могут выбирать из нескольких комплектов учебников. В Беларуси такой выбор до сих пор недоступен.

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.