Вы здесь

У вас будет право. Кем хотят быть абитуриенты юрфака, когда выучатся?

Как будущие юристы видят свою работу? / Maia Weinstock

Строить гражданское общество, менять отношения между заключёнными в колонии, начать новую жизнь в 37 лет или просто начать поиски себя с юридического факультета БГУ.

Кто-то в 13 лет уже прочитал Конституцию, у кого-то список рекомендаций ютуба заполнен видеороликами с разъяснениями криминалистов, а для кого-то поступление на юрфак — это личное, а не общественное.

Еврорадио расспросило будущих юристов о том, кем они хотят быть, когда выучатся. Свои имена некоторые наши собеседники просили не раскрывать. Такие вот времена.

Родителей просят подождать своих уже самостоятельных детей на улице / Еврорадио

“Познакомилась с мальчиком. Его посадили. С тех пор изучаю систему колоний”

— Каждое лето я проводила в деревне у бабушки. Одно из них я помню особенно хорошо. Тем летом — я как раз закончила седьмой класс — у меня появилось много друзей. Среди них был один парень. Весь такой грозный, но ко мне относился хорошо.

Мы общались. Лето закончилось, и я уехала домой, но с тем парнем мы продолжали общаться. В какой-то момент он перестал появляться в сети. Спустя месяц я узнала, что его посадили.

 

"Сказать, что я была в шоке — ничего не сказать" / pixabay

Сказать, что я была в шоке, — ничего не сказать... Мне стало интересно, как устроена жизнь в колониях, в тюрьмах. Я пересматривала разные видео, изучала эту тему. Мне бы хотелось изменить внутренний порядок в таких учреждениях, изменить отношения между заключёнными.

Когда в 9 классе в школе нам начали преподавать обществоведение, у меня больше не было сомнений, что я хочу изучать в университете.

Другие сферы меня не особенно интересуют. Быть врачом, экономистом — всё это не моё. Я хочу быть следователем или судебным исполнителем.
 

“Прочитал Конституцию в 13 лет”

— Я захотел стать юристом примерно в 12-13 лет. Мне нравилось право, нравились законы, нравилось, как они структурируют систему отношений между гражданами, между государствами.

Помните 2017 год и декрет “о тунеядстве”? Тогда я не мог понять, как он возможен: люди не работают и должны за это заплатить? И я начал читать законы. Сперва — Конституцию. Потом меня заинтересовало уголовное право и криминалистика. А в прошлом году я перешёл к изучению конституционного права.

В 2017 году белорусы вышли на улицы со слоганом "Мы не тунеядцы" / Еврорадио

И с каждым годом моё желание стать юристом только крепло. Мне хотелось справедливости.

У меня есть определённые идеи, как сделать так, чтобы в Беларуси система работала лучше. Органы должны работать более открыто, чтобы все люди понимали, как они работают. Должна развиваться система гражданского самоуправления, а государство и гражданское общество должны уравновешивать друг друга.

До этого года я думал, что честный юрист может противостоять системе, улучшать её изнутри. Но после разгрома независимых СМИ, правозащитных организаций я начал сомневаться. Не думаю, что это возможно прямо сейчас, но в будущем мои знания пригодятся, чтобы восстанавливать гражданское общество, модернизировать и реформировать государство. Чтобы в будущем ситуация этого года не повторилась.

Мой кумир в сфере права? Нельсон Мандела, борец за права темнокожих в ЮАР, который доказывал, что гражданскими правами должны владеть все.
 

Дарья: “Стать следователем и провести остаток жизни в любимой профессии”

— Я хотела поступить на юридический факультет ещё много лет назад, когда только заканчивала школу. Но тогда учителя запугали меня: говорили, не поступишь, иди в педагогический.

Сейчас мне 37 лет. Время уходит. Мечту поступить на юридический я почти похоронила. А потом мне сказали, что возраст — не помеха, главное, чтобы были знания. И я поняла, что нужно определяться поскорее, чтобы провести остаток жизни в любимой профессии.

"Нужно определяться поскорее, чтобы провести остаток жизни в любимой профессии" / Еврорадио

После окончания вуза я хочу быть следователем. Меня уговаривали не выбирать уголовное право, но это именно то, чем я хочу заниматься.

Может, это не совсем типичная работа для женщины. Женщина-следователь выходит замуж за работу. Но я мечтаю об этой работе, и все сложности уходят на второй план.

Меня не все поняли. Я до последнего не писала о своём решении в социальных сетях, а когда рассказала о нём, многие от меня отписались. Но я решила: зачем скрывать? Кто отсеется, тот отсеется.

Политикой я интересовалась задолго до выборов, предполагала, что однажды мы столкнёмся с таким отношением к органам, к силовикам. И меня очень вдохновили те, кто не поддался призывам уйти из органов, не поддался желанию уехать в Польшу, за границу. И особенно те, кто открыто говорит: да, я работаю в органах.

Я выбираю эту работу по зову сердца. Могу сказать по опыту: тяжело работать, когда ты не любишь профессию, когда идёшь на работу как на каторгу.

Знаете, как я жду лекций, экзаменов, зачётов? Вспомните, как вы в детстве ждали подарка. Тебе его уже дарят, ты чувствуешь, что это он, разворачиваешь эту обёртку — и у тебя всё внутри дрожит. Вот с такими чувствами я жду учёбы.
 

Михаил: “Когда читал новости в электричке, ещё не знал, что стану политологом”

В десятом классе начал задумываться о профессии. Я профессиональный хоккеист, но поступать на факультет физкультуры не хотелось, душа не лежала. Мама сказала выбирать то, что понравится.

И я начал искать профессию, ориентируясь на то, какие предметы мне нравились в школе. География, история, обществоведение. Найти интересную профессию, связанную с географией, не получилось. А вот специальность “политтехнолог-юрист” заинтересовала.

Почитал описание специальности в интернете — мне понравилось. Посмотрел, какие предметы нужно сдавать, — тоже понравилось. Даже расположение общежития понравилось: у юрфака самая крутая общага.

У стендов с информацией о зачислении родителей не меньше, чем абитуриентов / Еврорадио

Когда я впервые прочитал описание своей будущей профессии, даже рассмеялся. “Об этих специалистах ходят легенды. Бытует мнение, что политтехнологи могут привести на вершину политического олимпа кого угодно, лишь бы у того были деньги”.

Но если серьёзно, кем я буду работать после окончания вуза, пока не знаю. Кажется, предугадать это невозможно. Наверное, я ткнул пальцем в небо. 

С другой стороны, в каком-то смысле политика мне была интересна ещё в детстве. Сам я не из Минска, но часто ездил в Минск на тренировки по хоккею. Бывало, что родители со мной поехать не могли. Я был маленький и полтора часа до Минска проводил в электричке один. Потом ещё полтора часа ехал в обратную сторону. И всю дорогу читал новости.
 

“Если не поступлю, уеду в Польшу”

— Выбирала “от противного”. Знала, куда точно не смогу поступить, какой предмет не смогу сдать. Решила попробовать учёбу на юридическом. Вдруг понравится?

На втором курсе нужно будет выбрать, какое направление хочешь изучать углубленно. До этого момента надеюсь понять, чем я хочу заниматься.

Родители сперва были против того, чтобы я училась на юриста. Были вопросы. Кем ты будешь? Зачем выбирать такое “размытое” направление? Сейчас поддерживают.

Баллы у меня высокие. Но если не поступлю в этом году в Минске, буду учить польский и в следующем году попробую поступить на юридический уже за границей.
 

Кристина: “Весь список рекомендаций ютуба — разборы преступлений”

— Моё решение стать юристом было осознанным. Ещё в детстве я любила смотреть “Прокурорскую проверку” и “Следствие вели” с Леонидом Каневским. Когда я подросла, начала смотреть разборы преступлений на ютубе, и до сих пор это основные ролики в моём списке рекомендаций.

"Очень хотелось поскорее узнать, кто убил тётушку Аннет" / Еврорадио

Но точно поняла, что хочу поступать на юридический, год назад. Причём повод был необычным: я просто играла в интерактивную игру. Это была детективная история, и мне очень хотелось поскорее узнать, кто убил тётушку Аннет. Но по правилам игры мне могли рассказать об этом только через месяц. Тогда мне в голову пришла мысль: вот была бы я криминалистом, могла бы узнать это сама.

И тут я подумала: но ведь я могла бы им стать, почему нет? И бросила все силы на подготовку к поступлению на юридический факультет.

Юридическое образование будет полезным, даже если не собираешься работать в этой сфере. Знание законов пригодится. Ты можешь стать преподавателем в вузе, юрисконсультом в крупной организации, нотариусом, судьёй, прокурором.

Влияние на выбор профессии оказывают и близкие. Мой личный авторитет — это мой отец, который также связан с юриспруденцией.

 

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.