Вы здесь

"Три оппозиционера, два чиновника": Слуцк, Алина Нагорная и хлеб “Бульбаш”

Здесь и далее фото: Еврорадио / Роман Протасевич

Еврорадио продолжает проект “Три оппозиционера, два чиновника”, в котором рассказывается о неравнодушных людях из белорусских регионов. В прошлый раз мы ездили в Верхнедвинск. А сегодня гостим у Алины Нагорной, которая защищает белорусский язык и права людей в Слуцке — райцентре на расстоянии в 101 км к югу от Минска.

Александр Лукашенка заявил, что "так называемые либеральные круги" неправильно представляют себе белорусскую гражданскую общность. "Это не то, что три оппозиционера, два чиновника и ещё какие-то организации. Гражданское общество — это граждане", — и тут даже мы с ним согласились.

Но дальше Лукашенко развернул свою мысль в неожиданном направлении: "А граждане нашей страны в своем большинстве — это и ветераны, и молодежь, которую представляют наши, как я их называю, комсомольцы — БРСМ, это профсоюзы и женская организация". 
Ветераны, БРСМ, профсоюзы, женщины... Где в этом перечне место для общественных активистов, которые по всей Беларуси помогают людям бороться за их права?

Еврорадио решило восстановить справедливость. В проекте "Три оппозиционера, два чиновника" мы будем рассказывать о неравнодушных гражданах. Их ежедневная работа и формирует то самое гражданское общество, которое так своеобразно понимает Александр Лукашенко.

Активистка — это значит как в БРСМ

В Слуцке живет около 60 тысяч человек. Разговор с Алиной Нагорной мы начинаем в небольшом кафе "Непариж" в центре города. В двух шагах — Дом культуры, где девушка организовывает концерты альтернативных музыкантов.

Алина говорит, что не видит в своей деятельности ничего необычного. Жительница Слуцка просит не называть ее активисткой. В политических партиях и организациях Алина не числится.

"Слово "активистка" не нравится в отношении меня​, — рассказывает Еврорадио девушка. — У нас много активистов БРСМ, которых я не считаю настоящими активистами. Ничего принципиального в этом слове для меня нет.

Как политтехнолог помогаю некоторым представителям белорусского независимого движения. Даю практические советы, которые можно использовать. Рассказываю людям, как, например, правильно писать обращения, чтобы поднять проблему. Как разговаривать с чиновниками. Но для меня самое главное — белорусский язык и его защита. Больше внимания я этой теме придаю".

На концерт пришёл целый РОВД

Организовать выступление независимой группы или провести занятия "Мова Нанова" иногда бывает сложно. Отношения между чиновниками и людьми, которым не всё равно, непростые. Алина рассказывает, как в ноябре прошлого года организовала концерт, посвященный героям Слуцкого восстания. Выступить в местном Доме культуры приехали Лявон Вольски, Андрей Хаданович, группы Zanzibar и ХараЧакра. Но что-то пошло не так:

"Концерт посетило более 300 человек. Во время выступления группы Zanzibar милиция попросила музыкантов снять маски с лиц, мол, сейчас не Новый год, а они [музыки] не Деды Морозы.

Нам выставили счёт за аренду, за коммуналку и за услуги милиции, к которой много претензий за работу на концерте в прошлом году. Во-первых, оплатили их работу, чтобы охраняли общественный порядок, а они заставили группу снимать маски. Во-вторых, оплачивали двух сотрудников, а пришёл почти целый РОВД. Короче, есть претензии".

Справка: Слуцкое восстание, также известное как "Слуцкі збройны чын", произошло в 1920 году. Жители города и окрестностей выступили против Советской власти. Их целью была независимость Белорусской Народной Республики. Восстание в декабре того же года подавила Красная армия.  

Перед каждым концертом "негосударственных" музыкантов приходится получать много согласований. Однажды местные чиновники дали добро на всю символику, которую организаторы хотели видеть на сцене, кроме флага Слуцка! Но иногда не обходится без задержаний даже тогда, когда всё согласовано. В 2018-м, когда в Беларуси отмечали 100-летие БНР, Алину Нагорную задержали вместе с друзьями и отвезли в милицию.

“На этом концерте выступали Алесь Денисов, Змитер Бартосик, солигорская группа ХараЧакра, — продолжает девушка. — Сначала машину, которая уехала за Бартосиком, задержали. Потом за нами милиция гонялась по городу. В результате нас задержали между Слуцком и Минском. Держали три часа, дали штраф — 1 базовую величину. И отпустили”.

 

Мы на чиновника — жалобу, он на нас — заявление в милицию

Кроме концертов, Алина Нагорная организовывала курсы по изучению белорусского языка "Мова Нанова". В большом здании Дома культуры помещения для занятий не нашлось.

“Мы собирались и занимались в небольшом подвальчике, — рассказывает Алина. — Но там не очень уютно учиться. Пока мы искали, писали обращения, то школьникам запретили приходить. В итоге получилось, что в Слуцке уже нет смысла в таких курсах”.

Мы идём мимо Слуцкого райисполкома. Алина говорит, что у местных чиновников белорусский язык вызывает раздражение. Одной из главной проблем, как в слуцком регионе, так и по всей Беларуси, девушка считает то, что председателей райисполкомов назначают из других городов. Чиновники приезжают на должности и не знают местных вопросов.

“В городе сносили историческое здание XIX века, — продолжает Алина. — Я пришла к председателю райисполкома [Андрей Янчевский. — Еврорадио], чтобы сказать, что он делает ошибку. Но он даже не вышел ко мне. Я написала жалобу, а он на меня — заявление в милицию”.

 

“Может, она себя не так ведёт?”

Чтобы на нас потом не написали заявление в милицию, звоним в райисполком. В приёмной председателя говорят, что вопрос Андрею Янчевскому можно задать через его заместителя по идеологической работе Наталью Чернушевич. Но сначала чиновница отказывается разговаривать с Еврорадио:

— Мне звонит Европейское радио... Откуда я знаю, какое радио или ещё что-то?

Но мы продолжаем задавать вопросы, Наталья отвечает.

— Насколько сложно попасть на приём к председателю райисполкома?   

— Никаких проблем нет. Можно прийти в день приёма, есть предварительная запись по телефону. Нет никакой проблемы, чтобы попасть к нашему председателю.

— Алина Нагорная рассказала, что на неё председатель заявление в милицию написал...

 Позволю себе сказать — это ложь. К сожалению, я на тот момент была в отпуске. Очень сожалею... Не люблю по слухам разговаривать, но вели они себя не так... Не знаю. Я в этом вопросе не компетентна.

— Получается, какие-то сложные отношения у местной власти и Алины Нагорной?

 Нет-нет-нет. Может, она себя не так ведёт? Почему-то у нас никогда не было таких конфликтных ситуаций.

 

Проблема общества в молчании

Алина Нагорная закончила Барановичский университет. По профессии — преподаватель-психолог. Стажировалась в Польше, Германии, Эстонии и Нидерландах. Спрашиваем, зачем ей всё это нужно? Может, проще было бы жить без всех проблем с чиновниками и милиционерами?

"Я живу так, потому что я так хочу, — говорит девушка. — Делаю то, что считаю важным. Если говорить о давлении со стороны властей, то я его не ощущаю. Я над ним смеюсь, рассказываю в соцсетях. Кстати, советую людям, которые столкнулись с давлением, рассказывать. Если замалчивать, то подобные случаи будут повторяться. Главная проблема в сегодняшнем обществе — молчание людей".

Мы подходим к районной библиотеке. Алина вспоминает, как хотела устроить здесь акустический концерт в честь провозглашения 101 года БНР. Но в помещении отказали.

"Планировали концерт — отказали, хотели рассказать об истории БНР — тоже, — говорит девушка. —После этих отказов мне позвонили из РОВД и вызвали на профилактическую беседу. Я отказалась идти. Это абсурдная ситуация".

Другое начинание Алины всё же закончилась успехом: девушка добилась, чтобы чиновники исправили грамматические ошибки на городских вывесках у вокзала. Но есть памятник, который ещё ждёт исправления. Мы подходим к мемориалу жертвам Слуцкого гетто.

“В надписи на памятнике есть ошибки с родидельным падежом, — объясняет Алина. — Нужно, чтобы было написано “ПінскаЙ ЯўрэйскаЙ АбшчынЫ”. По моему мнению, эти ошибки оскорбляют тех, кому установлен памятник. Я считаю, что эти ошибки нужно исправить. Слуцкое руководство, правда, так не посчитало. Поэтому мы обратились в Министерство культуры, которое таки рэкомендовало всё поправить. Пока ждём".

Памятник героям Слуцкого восстания

Алина продолжает эксурсию по родному городу. Мы останавливаемся около Слуцкого комбината хлебопродуктов. Активные граждане не довольны тем, что предприятие поставляет хлеб в печально известный ресторан "Поедем поедим" возле места сталинских расстрелов в Куропатах, а также тем, что там производят хлеб “Бульбаш”.

“Мы собирали подписи, писали обращения, чтобы хлеб под таким названием не производился. С предприятия пришёл ответ не по теме, не на языке нашего обращения и даже без подписи, — рассказывает Алина. — Позже мы обратились в Академию наук, чтобы сделали лингвистическую экспертизу слово "Бульбаш", и начали кампанию "Стоп Бульбаш"".

Сейчас Алина Нагорная вместе с друзьями добиваются установки в городе памятника героям Слуцкого восстания. Чиновники упорно отказываются.

“Более 1200 жителей Слуцка подписались за то, чтобы возле городского музея поставили памятник героям восстания,  — рассказывает Алина. — Инициативу не поддержал председатель райисполкома. Чтобы тему восстания поддерживать, мы проводили мероприятия, концерты, эксурсии. Мы собираемся добиться памятника в любом случае. Собираемся снова идти к чиновникам. Слуцкое восстание — важная страница в истории Беларуси. Пример, когда граждане объединились вокруг общих ценностей и пошли защищать свои права".