Вы здесь

"Три оппозиционера, два чиновника”: едем к белорусским общественным активистам!

Здесь и далее фото: Еврорадио / Роман Протосевич
Александр Лукашенко заявил, что "так называемые либеральные круги" неправильно представляют себе белорусское гражданское общество. "Это не то, что три оппозиционера, два чиновника и ещё какие-то организации. Гражданское общество — это граждане", — сказал глава Беларуси, и тут даже мы с ним согласились.

Но дальше Лукашенко развернул свою мысль в неожиданном направлении: "А граждане нашей страны в своем большинстве это и ветераны, и молодежь, которую представляют наши, как я их называю, комсомольцы — БРСМ, это профсоюзы и женская организация".

Ветераны, БРСМ, профсоюзы, женщины... Где в этом перечне место для общественных активистов, которые по всей Беларуси помогают людям бороться за их права? Еврорадио решило восстановить справедливость. В проекте "Три оппозиционера, два чиновника" мы будем рассказывать о неравнодушных граждан. Их ежедневная работа и формирует то самое гражданское общество, которое так своеобразно понимает Александр Лукашенко.

Мы начинаем в небольшом райцентре Верхнедвинск на севере Беларуси. Здесь живет Валентина Болбат, которая больше 40 лет помогает людям сделать мир лучше. И не ждет "Спасибо!" В ответ.

 

Из журналистов в активисты

С Валентиной Болбат мы встречаемся у нее дома. Активистка живет в частном секторе на улице Дзержинского. "Лучше места для общественной деятельности и не придумать", — иронично замечает Валентина.

На часах около 9 утра. Хозяйка угощает нас кофе с бутербродами и не выпускает из рук телефон — разговаривает с жителями "чернобыльского" дома, которым нужно помочь с благоустройством во дворе. В планах на день связаться с чиновниками из местного райисполкома, заехать к коммунальщикам и помочь многодетной матери с открытием своего бизнеса.

Валентина Болбат

"Я приехала в Дриссу [до 1962 Верхнедвинск назывался Дрисса. — Еврорадио] почти 40 лет назад. Работала журналистом — с этого и началась моя общественная деятельность, — рассказывает Еврорадио Валентина Болбат. — Люди приходили с проблемами, а проблемы же нужно не только озвучивать, но и решать.

Если нужно готовиться к какому-то мероприятию, то мой день и раньше может начаться. Обычно — кофе или чай, и не позже 9 утра начинаю заниматься общественными делами".

В доме много семейных фотографий. Муж Валентины умер много лет назад, их сын живет в Верхнедвинске. Кроме общественных дел, у женщины есть домашние обязанности: она ухаживает за 90-летней матерью.

Самый страшный дом в СНГ

Активистка допивает кофе, делает несколько звонков и выходит, чтобы завести машину. Во дворе лает пес Амур. Следующий раз он встретится со своей хозяйкой только вечером.

В салоне зеленого "Фольксвагена" бело-красно-белая лента. Валентина рассказывает, что сотрудникам ГАИ её машина хорошо знакома. Чиновники и милиционеры Верхнедвинска знают Валентину Болбат в лицо.

По дороге к "чернобыльскому" дому местная активистка вспоминает, как приехала в Верхнедвинск: "Я закончила театральное отделение культурно-просветительского училища с "красным" дипломом. Имела свободное распределение. О Верхнедвинске тогда ничего не знала. Говорили, что здесь якобы корабли ходят по Двине и что страны Балтии недалеко... С июля 1973 года начала работать здесь директором Дома культуры. С этого и началось моя жизнь на Верхнедвинщине".

Около пятиэтажки на улице Первомайской нас ждут люди. "Чернобыльский" дом срочно построили для переселенцев из Наровлянского и Брагинского районов Гомельской области сразу после аварии на ЧАЭС в 1986 году. Строить надо было быстро, поэтому о качестве особо никто не заботился.

Квартира в доме до ремонта
Валентина Минчук

"Из Наровли в Верхнедвинск после аварии эвакуировали Завод столярных изделий, — рассказывает Еврорадио жительница дома Валентина Минчук. — Руководство предприятия предложило людям переехать в Верхнедвинск. Наша семья получила четырехкомнатную квартиру, но уже с первых лет крыша дома потекла. Я ходила к чиновникам, просила, чтобы помогли. И только два года назад сделали ремонт".

"В каждой квартире своя история ремонта, — рассказывает активистка. — Общими усилиями ситуацию удалось изменить. А сейчас мы решили: почему бы не обустроить двор? В прошлом году высадили деревца, положили плитку, построили беседку. В планах почистить пруд, сделать красивую набережную. Если привести здесь все в порядок, то можно сделать прекрасное место для отдыха. И для детей, и для взрослых, так как с детскими площадками тоже есть проблемы".

Около пруда мы разговариваем с жителями Верхнедвинска. Домики для уток на берегу сделал бывший афганец Николай Гарбуза. "Все, что есть во дворе, люди сделали сами, — добавляет Валентина Болбат. — Но если не поддерживать инициативу людей, она теряется".

С жителями "чернобыльского" дома

Главная проблема — страх

В центре Верхнедвинска образцовая чистота, да и хорошие дороги тоже сложно не заметить. Возможно, это объясняется тем, что в прошлом году в городе проводились "Дожинки", а возможно, и тем, что субботники здесь проводятся ещё и в будние дни. Но чем ближе к окраине, тем хуже становится асфальт. А местами его вообще нет.

Мы останавливаемся на берегу Западной Двины. Активистка рассказывает, как уволилась из Дома культуры и пришла в журналистику: "Работала на радио. Была заведующей отделом газеты "Двинская правда". Сотрудничала с белорусским телевидением. Всего отработала более 20 лет! Журналистику действительно считала своим делом. Но так получилось, что в 1985 году я возглавила районное отделение "Фонда мира" [Всемирная благотворительная неправительственная организация с филиалами в Беларуси. — Еврорадио]. Когда люди обращались, то я старалась им помочь и решить проблему".

Неравнодушные люди в районе есть, но их не так много. Человек с активной жизненной позицией в небольшом городе сталкивается с давлением. Выдерживают его не все — многие завязывают с активностью и возвращаются к личным делам.

"Это все непросто. Есть недоверие и давление, но не всегда было так. В начале 2000-х активных людей было больше, мы делали полезные дела. Но непростые отношения с властью оказали плохую услугу — некоторые люди перестали заниматься общественной деятельностью. Сегодня контакт с властью есть, но с определенной недоверчивой оглядкой на нас".

Самой главной проблемой в белорусском обществе Валентина Болбат называет страх. Если человек, чтобы получить помощь в критической ситуации, боится назвать свое имя — это настоящая беда.

Устала выживать

На часах почти 14:00. Валентина Болбат делает несколько звонков. Скоро очередная встреча. Жительница Верхнедвинска Ольга Климанская хочет открыть маленький бизнес, но не всё так просто.

По дороге Валентина рассказывает, что в районе есть проблемы с работой: "У нас для безработных есть курсы по переквалификации, но это работает не всегда. С другой стороны, сегодня есть фонды, связанные с женским социальным предпринимательством. Я хочу помочь Ольге получить необходимое образование через общественный сектор".

У Ольги Климанской 5 детей и Орден Матери. В 2014 году году женщина потеряла работу на Верхнедвинском маслосырзаводе. По словам Ольги, в цеху ей стало плохо, но, чтобы скрыть происшествие на производстве, её в бессознательном состоянии вынесли за территорию завода на носилках.

Ольга Климанская

"Утром ко мне приехали из отдела кадров предприятия, — рассказывает Еврорадио Ольга Климанская. — Предложили подписать бумагу, что расходимся "по соглашению сторон". Понимаете, у нас маленький город, я испугалась и все подписала".

Чтобы свести концы с концами, Ольга устроилась продавщицей в автолавку. Позже она окончила педагогические курсы и работала воспитателем в детском саду. Через два года оттуда пришлось уйти, так как получить профессиональное образование женщина не смогла.

"Не было материальной возможности и времени, чтобы поступить, — говорит Ольга. — Работу в саду пришлось оставить. Около трех месяцев я была без работы. На День матери дождалась председателя райисполкома Марковича около его дома и попросила подарок на праздник — вакансию".

В то время, чтобы прокормить себя и детей, женщина пекла пирожки и торговала ими. Она решила развивать этот бизнес. Ольга даже приобрела в рассрочку небольшую автолавку "Купава". Но, чтобы начать работу, нужно пройти несколько государственных кабинетов.

"У меня есть мечта, — рассказывает Ольга. — На глазах у людей готовить горячие булочки, пончики, блинчики, пирожки. Чтобы ассортимент соответствовал покупательской способности людей нашего городка, так как зарплаты низкие. И автолавку я хочу назвать "Все за рубль".

Я бы уже завтра пошла работать, но мне нужно месяц отстоять в Центре занятости. Потом бизнес-план будут рассматривать в райисполкоме. Это все время".

Сейчас Ольга работает продавцом в "Доброноме". Она верит, что получит все необходимые разрешения, выполнит требования и начнет работать на себя. Но пока женщина обеспокоена другим: двум сыновьям, которые в этом году заканчивают школу, нужны костюмы на выпускной. Также нужно рассчитываться за автолавку.

"Я не говорю, что хочу зарабатывать фантастические деньги, — говорит многодетная мама из Верхнедвинска. — Но я устала выживать. В Беларуси есть программа, чтобы рожали больше детей. Но не будут рожать, когда посмотрят, как страдают многодетные матери".

С Аллой Морозовой

Чиновники в бегах

По вопросам благоустройства городских дворов Валентина Болбат едем в местное управление ЖКХ. Потом еще одна встреча — с директором "Центра детей и молодежи" Аллой Морозовой по поводу детской площадки во дворе учреждения.

Помогают ли местные власти решатт проблемные вопросы? За три дня до приезда в Верхнедвинск мы попросили Валентину организовать встречу с чиновниками. Но главный специалист идеологического отдела райисполкома Наталья Мороз ответила, что возможности встретиться нет:

"У нас субботники и все остальное, мы тут все в бегах, Татьяна Васильевна в отпуске [Татьяна Сявалкина — заместитель председателя райисполкома. — Еврорадио]. Ну а мне никто не давал полномочий, поэтому как-то так".

По словам Валентина Болбат, чиновники утверждают, что знают о нуждах людей лучше активистов. Зачем тогда женщине вся эта общественная работа?

"У меня есть потребность, я хочу это делать, — отвечает Валентина. — И когда мне говорят, мол, никто даже "Спасибо!" не скажет — так я и не жду. Пока я могу, то буду заниматься общественной работой".