Вы здесь

Теолог: Решение Константинополя — это не про белорусскую автокефалию

Фото из социальных сетей

Православный богослов Наталья Василевич через Facebook объявила автокефалию в своей квартире. Таким образом Наталья поддержала минского священника Александра Шрамко, которого из-за критики патриарха Кирилла отлучили от служения в церкви.

По словам Натальи, православная церковь сейчас находится в истерике из-за ситуации с автокефалией Украины. С приездом в Минск патриарха Московского и всея Руси Кирилла истерика передалась и белорусскому церковному чиновничеству.

В интервью Еврорадио Наталья Василевич рассказывает, распространяется ли на Беларусь "автокефалия", которую Константинополь предоставил Украинской православной церкви, стоит ожидать, что БПЦ однажды тоже станет независимой, какие выводы можно сделать из того, что на заседании синода РПЦ в Минске нет ни одного белорусского священника, и может ли всё же один человек обособить своё православие от православия РПЦ.

— объявить автокефалию одному верующему в своей квартире, безусловно, невозможно. Потому что единицей управления православной церкви является епархия. Чтобы принять решение, епископы должны войти между собой в евхаристическую соединённость. Слово "автокефалия" переводится как "своя голова", и, естественно, в своей голове можно объявить что угодно. Но это не будет каноническим.

— по моему мнению, решение Синода Вселенского Патриархата, которое состоялось на прошлой неделе, и которое связано с отменой решения о передаче Киевской митрополии в Московский патриархат, это не про автокефалию. А про возвращение церковной структуры, которая называлась Киевской митрополией, обратно в Константинопольский патриархат. По сути, это не автокефалия, так как автокефалия — это когда церковь имеет независимость и от Москвы, и от Константинополя. В нынешнем ракурсе, насколько я понимаю, Константинополь заявил, что Киевская митрополия вновь является частью его патриархата.

— автоматически ли это распространяется и на БПЦ? Здесь две логики. Согласно одной, мы рассматриваем реалии 1668 года, в том числе реалии стран, которые тогда существовали, и всю территорию воспринимаем, как территорию Константинопольского патриархата. Второй подход: то, что называется сейчас Киевской метрополией, и та территория, которая находится сейчас под юрисдикцией митрополита Киевского — это территория современной Украины. И Крым тоже. Я думаю, что речь идёт исключительно о независимости от РПЦ территории современной Украины, а не территории древней Киевской метрополии.

Патриарх Кирилл в Минске. Фото Радио "Свабода"

Автокефалии, которые начали появляться в XIX веке в связи с национальными движениями и те, что возникли в XXI веке, это всё-таки в значительной степени политическое дело. Московская автокефалия — тоже результат политического развития Московского царства. И возникновение автокефальных церквей по сути — не совсем здоровое явление в православии, так как православие действует не по национальному принципу, а по территориальному. В каждой большой стране или группе стран должна быть своя самоуправляющейся церковь, независимо от того, это церковь большинства или меньшинства населения. Но процесс связи между национальным движением и церковью, особенно большинства, невозможно контролировать, он очень сильный. Поэтому автокефалия стала рассматриваться как один из элементов национальной принадлежности, так же как язык, государственность, территория.

— получит ли БПЦ автокефалию? Это будет зависеть от политической ситуации. Если Беларусь будет продолжать своё существование как независимое государство, если влияние России будет уменьшаться, то мы придём к автокефальной церкви. Но это процесс, который трудно прогнозировать.

— синод РПЦ состоит из постоянных членов. Туда входит и белорусский экзарх митрополит Павел. Также есть члены синода, которые попадают туда по ротации. То есть, их специально приглашают. Это как совпадёт, это не совсем предсказуемый процесс. А на синоде в Минске так совпало, что никто из белорусских церковников не попал на эту сессию. Я не думаю, что это было сделано специально. В любом случае, эти члены синода ничего не решают: ключевые решения принимаются среди пяти-шести приближённых к патриарху архиереев во главе с патриархом. Остальные соглашаются с теми решениями или технически присутствуют. Поэтому не важно, что на синоде нет белорусов.