Вы здесь

Стрижак: А раньше Лукашенко поручал трудоустроить всех до 1 мая

Правозащитник, юрист Андрей Стрижак, фото с его страницы в Facebook

Еврорадио: Главой страны подписан обновленный антитунеядский декрет. Как вы считаете, решит ли это ситуацию с безработицей?

Стрижак: Безусловно, нет. Александр Лукашенко уже и так ранее заявлял о том, что мы все должны быть трудоустроены до 1 мая 2017 года. Но, как мы видим, вопрос безработицы как был, так и остался. Декрет, очевидно, носит иные цели.

Еврорадио: Какие?

Стрижак: На мой взгляд, декрет, как и предыдущий декрет №3, создан, чтобы попытаться привлечь к участию в экономике людей, которые в ней не заняты. Но новый декрет нигде не расшифровывает, что это значит, "человек, не занятый в экономике".

Еврорадио: Я так понимаю, это тот, кто не работает. Знаю, что ситуация с работой в регионах достаточно сложная, и не всегда всё зависит от самого человека, так как работы просто нет.

Стрижак: Безусловно: Так оно и есть. Если мы внимательно прочитаем документ, то увидим, что там написано, что Совет Министров будет формировать комиссии на местах. Они будут определять порядок зачисления людей в ряд тех, кто не занят в экономике. Во-вторых, на местах будут сформированы комиссии, которые будут определять, зависит ли от человека, что он не занят в экономике. Но, глядя на саму формулировку, в экономике занят каждый человек: тот, кто ходит в магазин, платит налоги на добавленную стоимость, ездит на транспорте — он так или иначе участвует в экономике. Посмотрим, какая формулировка будет у Совмина. Потому что в прошлый раз формулировка, кто такой тунеядец, было составлено сразу в самом декрете, а сейчас этого нет.

Еврорадио: Было озвучено, что якобы тот, кого признают тунеядцем, не будет платить налоги. Но с него будут взимать, например, полную оплату тарифов ЖКХ. Но пока не определено, ни, кто будет платить, ни, за что будет платить, ни, в каком размере. 1 апреля, якобы, нам об этом сообщат. Чего ожидать?

Стрижак: Очень проблемная точка этого декрета как раз в том, что сложно определить, что такое услуги, субсидированные государством. Мы знаем о том, что чиновники постоянно заявляют, что мы не полностью платим за жилищно-коммунальное хозяйство. Даже если это так, то давайте представим себе такую ​​ситуацию: в квартире живут два человека, которые признаны незанятыми в экономике, и два, которые признаны занятыми. Каким образом, например, нам считать, сколько воды вылил занятый и незанятый? По какому тарифу всё это считать? Зная то, как наше государство подходит к вопросам, можно прогнозировать, что будет считаться по наихудшему варианту для людей. Будет достаточно того, чтобы человек жил в квартире и не был занят в экономике. Это значит, что доказывать то, что нужно взимать эти тарифы и платежи по другому принципу, нужно будет самому человеку. Посмотрим, как всё это будет выглядеть. Потому что, когда мы говорим, например, что медицинское обслуживание тоже будет выведено на сто процентов, о чём не раз говорил Александр Лукашенко, мол, сломали там руку на своей работе в Москве, а сюда приехали лечиться, то здесь тоже сложно, потому что бесплатный принцип оказания медицинской помощи зафиксирован в Конституции. Конечно, здесь критики могут сказать о том, что Конституция — это что-то не очень обязательное для исполнения чиновниками, но, как показывает практика, они стараются не слишком углубляться в формальные моменты её текстов. Если уж точно написано, что запрещено или что является бесплатным, например, высшее образование, то они вынуждены искать какие-то возможности.

Еврорадио: Прошлый декрет №3 вызвал большое недовольство общества. Вплоть до того, что начались весенние антитунеядские протесты. Чего ждать на этот раз?

Стрижак: Всё зависит от двух факторов. Во-первых, насколько будет широк круг так называемых незанятых в экономике людей, тех, кто попадёт под действие этого декрета, заключающееся в стопроцентной оплате субсидированных государством услуг. Во-вторых, насколько эта ситуация будет сложной именно в регионах, насколько люди будут бороться за своё право.

Еврорадио: Вчера глава государства подписал этот декрет, а сегодня с самого утра в Белпрессцентре чиновники комментировали декрет, пытались объяснять, успокоить людей. В прошлый раз, когда был принят Декрет №3, долго нам не могли ничего объяснить, дать комментарии. Опыт сотрудничества с населением уже есть, но сработает ли?

Стрижак: Декрет появился вчера довольно поздно, уже в нерабочее для чиновников время, и Ирина Костевич, министр труда и социальной защиты Беларуси, сразу дала первый комментарий на БелТА. Потом чиновники начали очень быстро на него реагировать, налоговая уже определила порядок возврата денег, которые были оплачены ранее по декрету №3. Это говорит, что власть, безусловно, учится на своих ошибках и понимает, что в таких важных принципиальных вопросах молчать нельзя, нужно отвечать. Но пока их ответы не вносят ясности в то, как будет реализован этот документ. Я, как правозащитник, считаю, что это снова форма принудительной фразы. Ведь, если первый вариант декрета предусматривал то, что человек где-то должен был найти деньги, тогда ещё не говорили напрямую о том, что эти деньги должны быть заработаны, а не где-то у него в чулках были сложены, и он может поделиться с государством. Сейчас государство чётко говорит, что человек должен быть занят в экономике. Я думаю, здесь речь идет о том, что человек должен быть где-то официально трудоустроен. Напоминаю, что работа — это право, а не обязанность человека, и это тоже закреплено в Конституции.