Вы здесь

Сколько государственных языков должно быть в новой Беларуси?

Памятник букве Ў в Полоцке / planetabelarus

Нет белорусов, которым нужно учить белорусский язык, — его нужно только восстановить, считает советник Светланы Тихановской Франак Вячорка. А филолог и переводчик Сергей Шупа разрушает стереотипы, согласно которым единственный государственный белорусский язык может появиться только путём насильственного насаждения.

Этот разговор мы подготовили специально ко Дню белорусского языка.
 

Почему "русскоязычное окружение" — это не "отмаза"

Многие русскоязычные белорусы мотивируют свой выбор языка русскоязычным окружением. Сергей Шупа считает, что это окружение нужно создавать путём введения одного государственного языка. И когда государственные функционеры, медиа, школы, садики заговорят по-белорусски, тогда и остальным белорусам будет проще переходить на белорусский.

"Надо как следует разобраться с тем, что такое государственный язык. Я слышал от некоторых представителей демократических структур непонимание. Они говорят: давайте не будем сосредотачивать внимание на вопросах, которые могут нас разделить. В их представлении объявить единственный государственный язык — создать ситуацию, при которой люди будут принуждены полностью на нём говорить. Дома, в школе, в семье, на улице, в магазине, в государственных учреждениях. Нет, государственный язык — это немножко другое", — говорит Шупа.

Он объясняет: государственный язык — тот, на котором ведётся документация, работают государственные учреждения. То есть обязаны на нём говорить только люди, которые это государство представляют.

"Можно открыть курсы в первую очередь для тех, кого закон обязывает усвоить этот язык. А за ними подтянется и всё население", — считает собеседник Еврорадио.

Он предлагает следить за ситуацией в Украине. Во многих городах люди говорят по-русски, хотя государственный язык — украинский.

"И никто их не заставляет, никто их насильно не гонит. То же самое в Беларуси: не надо бояться, на каком языке живёт само общество, люди — это им решать. И если они почувствуют необходимость, они вольются в государственный поток", — рассуждает Шупа.
 

Почему Тихановская ещё не стала белорусскоязычным политиком

Франак Вячорка уверен, что белорусские политики безальтернативно должны разговаривать по-белорусски. Отвечая на вопрос Еврорадио о том, почему Светлана Тихановская чаще говорит по-русски, он отмечает: нет, она переходит.

"И вчера, встречаясь с белорусами в Мюнхене, разговаривала по-белорусски. И на всех встречах, в том числе с прессой, выступает, даёт интервью, говорит по-белорусски. В семье она говорила по-русски, для неё этот язык более привычный, более комфортный. Но и большинство людей, которые задают ей вопросы, общаются по-русски".

Смотрите разговор с Сергеем Шупой и Франком Вячоркой на канале Еврорадио

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.