Вы здесь

“Скинул 11 кг веса”: как випы идут в волонтёры и собирают посылки для медиков

Волонтёры разгружают машину с помощью для медиков / Мария Войтович, Еврорадио

Несколько месяцев назад эти люди с головой были погружены в свой бизнес. Сегодня они каждый день приходят “на базу” на улице Октябрьской в Минске, чтобы вместе с другими волонтёрами разгружать машины и собирать посылки для медиков, которые спасают Беларусь от коронавируса.  

— Самый тяжёлый груз — это груз ответственности и страх за то, что мы не справимся с возложенными на нас надеждами. Сейчас у нас более 2000 заявок о помощи со всей страны. Приходится работать в режиме постоянной многозадачности. Я скинул 11 килограмм веса, чувствую физическое и моральное истощение. Самое большое желание — выспаться, — делится эмоциями с Еврорадио фитнес-тренер Андрей Ткачёв.

 

Фитнес-тренер Андрей Ткачёв

— У меня разгон был, что на самом деле я пошёл в волонтёры не потому, что у меня есть личная активная и социальная позиция, а потому что мне дома надо было убираться и стирать! Чтобы ничего этого не делать, я просто с*ебался из дома на склад, — не теряет чувства юмора продюсер StandUp Comedy Hall Дмитрий Нарышкин. Он, кстати, тоже похудел, работая волонтёром, — на 6 кг.

Продюсер StandUp Comedy Hall Дмитрий Нарышкин / фото из "Фейсбука"

— Как-то ночью я вдруг наткнулся на ролик: где-то в России горел дом, на балконе в языках пламени горел человек, кто-то снимал это всё крупным планом на камеру. Было видно, как он мучается, как хочет спастись. Внизу стоит машина МЧС, но спасатели не справляются. Я вдруг понял, что не хочу стоять со шлангом внизу и не хочу наблюдать, а хочу залезть на балкон и попытаться помочь, — говорит совладелец баров “Пересмешник”, “Винный шкаф” и клуба “Аяуаска” Ким Мазур. На следующее утро известный минский ресторатор присоединился к волонтёрам.

Cовладелец баров “Пересмешник”, “Винный шкаф” и клуба “Аяуаска” Ким Мазур / Bel.Biz

В просторном зале галереи современного искусства “Ў”, где ещё несколько месяцев назад проходили выставки и фуршеты, сегодня размещается штаб и склад гражданской инициативы #BYCOVID19. Вместо картин на стенах висят таблички: “Термометры”, “Бахилы”, “Респираторы”, “Халаты”... Под ними волонтёры сортируют посылки для больниц. 

Сегодня в галерее отключили свет. Волонтёры работают, подсвечивая мешки фонариками с телефонов. Открывается дверь, на стену падает луч солнца. Это приехал Андрей Ткачёв. 

“Сейчас пять минут обедаем и идём разгружать машину!”

У Ткачёва усталый вид. Пока он ест, волонтёры рассказывают ему, что успели сделать. Кто-то говорит, что в штаб приходил мужчина и принёс для врачей коробку печенья на 500 рублей — вот чек. Несколько раз звонит телефон, Андрей координирует активистов, которые работают в других городах. 

— После того как начали регистрироваться первые случаи заражения, я ушёл из зала, где проводил ежедневно по 12 часов, на самоизоляцию. Как-то раз мне переслали запрос от врача, который говорил, что в его больнице не хватает средств защиты. Я выложил информацию в “Инстаграм”, один мой друг написал, что готов купить всё необходимое. Параллельно десять врачей написали — теперь уже мне напрямую — с просьбами о помощи. Стало понятно — нужно что-то делать. 

 

Вместе с друзьями решили открыть сбор средств на оказание помощи медикам. Когда всё начиналось, я представить не мог, в какие масштабы это выльется. Первая покупка — 10 комбинезонов в строительном магазине. А сейчас, если посчитать все деньги, которые люди перечислили через MolaMola на борьбу с COVID-19, это ещё около 300 тысяч рублей. Мы сотрудничаем с главврачами белорусских больниц, Минздравом и МИДом. И уже нет шанса соскочить, выйти из этого. 

Доедая салат, Андрей рассказывает, как проходит его день.

— Очень тяжело. Развозки, документы, координации... Сейчас ездили в городскую гинекологию, в третий или четвёртый раз уже. Привезли пять комбинезонов, передали документы в бухгалтерию. Сейчас помогу разгрузить машину, и сразу поедем забирать полторы тонны спанбонда, который вчера купили и оплатили. Потом вернёмся на склад. В течение двух дней распределим его по швейным ателье, где пошьют средства защиты: часть сразу по больницам, часть вернётся сюда, и мы распределим, куда везти потом. 

 

Очень тяжело принимать решения: куда везти сразу, куда — нет. “Ребята, выручайте, к нам везут COVID-пациента, а у нас нет никаких средств защиты!” — такие сообщения приходят регулярно. И бывает так, что на складе нет того, что им нужно, и ты не можешь ничего сделать. Доходило до истерик. Это постоянный стресс, нагрузка, очень тяжело психологически.   

Андрей рассказывает, что за день можно объехать 5-7 больниц и пройти 20 тысяч шагов. Извиняется и бежит разгружать машину. Волонтёры достают из мешков комбинезоны.

— Смотрите, розовенькие! Позитив! А тут ещё и бахилы! — радуются ребята.

 

“Нельзя просто так приехать в больницу и сказать “вот вам маски”

— 15 или 17 марта я написал Андрею и спросил, чем помочь. Ему было не до меня, сказал, мол, напиши завтра, — рассказывает ресторатор Ким Мазур. — Я понял, что он в галерее, и просто пошёл туда, не дожидаясь ответа. Там были ещё Антон Мотолько, Дима Нарышкин, другие волонтёры. Я сказал: “Здрасьте, хочу помогать и буду помогать”. Вот такая история.

 

Ким говорит, что помогает по мере возможности. Он привык рано вставать, бегать и гулять с собакой. Если погода хорошая, добегает до штаба. Как правило, активисты, которые занимаются логистикой, сразу говорят, какая помощь необходима. 

— Ты всегда можешь чем-то помочь, — продолжает Ким. — Есть девушки, которые занимаются бумагами. Оказалось, что у нас слишком много бюрократии даже на уровне волонтёрства. Нельзя просто так приехать в больницу и сказать “вот вам маски”. Нужно вести полную отчётность за каждую копейку — то, как она пришла и как будет потрачена. Это делается для того, чтобы люди понимали: деньги, которые они жертвуют, уходят по адресу. 

 

Я не могу сказать, что моя работа здесь из ряда волонтёрских забегов. Приезжают огромные машины, их нужно быстро загрузить, чтобы они никому на улице не мешали. Потом куда-то надо съездить, оперативно загрузиться. Найти машину для этого. Пишем в группу — если никто не отзывается, пользуемся каршерингом.  Диких сложностей нет. Однажды успели за день отправить 19 заказов. Чтобы вы понимали, по стране нами охвачен 71 населённый пункт и ещё больше — медицинских учреждений. 

Ким говорит, что ситуация с COVID-19 не улучшается и просьб о помощи становится больше, поэтому в ближайшие дни волонтёры будут работать с утра до ночи. Чтобы у каждого была возможность не забросить семью и работу, ребята составили график дежурств. 

“Если надо, готов сорваться куда угодно”

Дмитрия Нарышкина телефонный звонок Еврорадио застаёт во время вечерней прогулки с собакой Ракетой. Сегодня комик тоже ездил за спанбондом и признаётся, что устал. 

— Сложно объяснить, почему устаёшь, в этом нужно оказаться, — говорит он. — Если раньше раз в неделю выгорал, то сейчас почти каждый день. У меня есть рабочие вопросы и реальность, в которой мы сейчас все вертимся. А ещё очень тяжело разговаривать с вами, когда собака тянет во все стороны.

Дима рассказывает, что к волонтёрам присоединился сразу после того, как закрыл на карантин свой стендап-клуб.  

— Это решение мы приняли вместе с участниками, потому что не хотели собирать людей на массовые мероприятия. Об инициативе узнал от друзей. В основном езжу в Бобруйск, это родина отца. Мы как-то поняли, что город большой, а обратной связи маловато. Я нашёл местных активистов, которые тоже захотели помогать врачам.

 

 

В штабе волонтёров / фото із "Фейсбука"

Машину я не вожу, но благодаря “Инстаграму” могу за 10-15 минут найти желающих, готовых меня отвезти. Езжу и в соседние города. Если надо, готов сорваться куда угодно. Но вообще, больше всех по стране у нас колесит Антон Мотолько. На прошлых выходных, груженный под завязку, он посетил 11 городов.

Дима рассказывает, что сейчас его инстаграм-аккаунт комика превратился в инстаграм-аккаунт волонтёра и активиста, но шутить не перестаёт. Говорит, что юмор уместен всегда. Шутит и про волонтёров, но как — не говорит, мол, “это слишком по-чёрному”.

“Такая чёртова параллель с апрелем-1986” 

Романа Свечникова знают в Беларуси как человека, который за два года совершил кругосветное путешествие, объехав 25 стран. Пешком или автостопом, на лодке или на мотоцикле, по горным перевалам Грузии, по степям Монголии, по рекам Лаоса. В кармане часто не было ни гроша. Рома фотографировал, снимал видео, запоминал, записывал. В 2016 году вышла книга “Рома едет”, основанная на этих материалах.

 

Путешественник Роман Свечников / фото из "Фейсбука"

Но сегодня путешествия поставлены на паузу. А Рома — один из волонтёров #BYCOVID19. Он обустраивает шлюзы (подводит электричество для кварцевых ламп) между “чистой” и “грязной” зонами в шестой и десятой больницах Минска.

— Это самый эпицентр коронавирусной пандемии в столице, — рассказывает гражданский активист Андрей Стрижак. — Да, он это делает в полной защите, да, после инструктажа. Но это такая чёртова параллель с апрелем-1986, и я так хочу, чтобы в итоге всё было хорошо и у врачей, которые работают в “грязной” зоне, и у нашего волонтёра, и у пациентов, и у нас с вами.

Но сегодня всё очень трудно. И прогнозы не радужные, и работы ещё очень много, но мы не сдаёмся. В #BYCOVID19 собрались люди, которые могут не только говорить, но и делать.

Инициатива и “Инстаграм”

Насколько важно, чтобы к работе волонтёров присоединялись вип-персоны?

— Нам нужна вся помощь, — говорит Ким Мазур. — Здесь нет такого, что у тебя мало подписчиков в социальных сетях, значит, помощь не нужна. Наша основная миссия — донести до людей важность происходящего. Есть активист Антон Мотолько. Очень полезно, что многие его подписчики разделяют его мнение о сложившейся ситуации. А кто-то думает, что всё, что мы делаем, это просто классный тренд. Есть и такие. 

 

— Хорошо, когда кто-то делает что-то искренне, — продолжает тему Дмитрий Нарышкин. — Например, мой друг Дядя Ваня хотя и не работает с нами, но сильно помог врачам, через “Инстаграм” собирая для них маски. Это его личная инициатива, там не было никакой агитации. С другой стороны, не буду скрывать, что есть заказные “зорачкі”, которые делают всё абсолютно с политическим подтекстом. Есть те, кому наплевать. И (хочу, чтобы это было написано) я не лучше и не хуже. Если кто-то рассказывает вам, что ему позвонили и предложили сто тысяч долларов за то, что его портрет будет размещаться на билборде с призывом идти на парад, а он сразу же отказался — скорее всего, либо предложения не было, либо он лжец. Любой задумается.  

Я вижу, что уже есть некоторые бренды, которые наживаются на хайпе, есть те, кто помогает тихо. Недавно мне в личные сообщения написали из компании “Онега”, мол, хотим привезти 30 коробок для врачей. Меня не просили за это ничего постить. А есть те, кто что-то делает и хвалит себя на каждом углу. 

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.