Вы здесь

Сергей Долгушев: Бородулин любил "горяченькие" песни

На крауфандинговой платформе talaka.by идёт сбор средств на издание диска песен малой родины Рыгора Бородулина — Ушаччины. "Наследие" переосмыслили и записали группы Vuraj, Re1ikt, Harmonic style project, "Варган", Ирена Котвицкая и другие фолк-исполнители. За 42 дня нужно собрать три тысячи рублей. Пока есть сумма совсем небольшая — 150 рублей. Сергей Долгушев, лидер "Вурая" и идеолог "Спеўнага Сходу" сейчас руководит "бородулинским" проектом и рассказывает, кому и зачем нужны народные песни на физических носителях, и какие песни должен знать каждый белорус.

Интересные цитаты беседы:

Бабушки не понимают, что такое "грустная песня". Ну осенние песни, так, внутренне-глубинные. Но не грустные. И вообще, они не понимают термина "обрядовая" песня. Они поют "лето", "весну". Надо вокруг этого объединить людей.

 

Мы издали диск свадебных песен Миорского района. И хотелось бы, чтобы каждый регион имел такую пластинку. Занимаемся этим маленькими шагами, хочется, чтобы было так, как у соседей: например, Польское радио издает диски под названием "Muzyka Zrodel", где собран фольклор разных регионов.

 

Сомневаюсь в целесообразности выпуска дисков — насколько они сейчас нужны, но в качестве сувенира — почему нет? Это будет издание с текстами, фото, с красивым буклетиком.

 

Песня "Ой, лятала шэра перапёлка" — любимая песня Бородулина, её пела его мать Акулина Андреевна. Но вообще он любил такие "горяченькие" песни о куме и куме. Вроде:

"Кум не п'ець, кум не п'ець, кума не хочаць,

А ў кумы пад пупам блыха шчакоча.

Ты кумок, галубок, не будзь у граху,

Паганяй у кумы пад пупам блаху".

"Спеўны сход" задумался не для того, чтобы просветить людей, чтобы все пели только белорусские песни. Отчасти это единение белорусов через песню, а ещё вокальная терапия. И я считаю, что это первый шаг к песенному будущему. Есть много примеров, когда люди после "Спеўнага сходу" ходят на курсы традиционных песнопений, кто-то приобретает народные костюмы, другие — сколачивают свои группы.

 

На "Водоканале" мы проводили Рождество и пели простые песни. И вообще, я хочу, чтобы все заводы пели, магазины пели. Идёшь по городу, а в нём все поют — это же классно! Я не буду, как Солодуха, звонить на эти заводы и зазывать прийти на "Спеўны сход", сделаю по-другому. Можно отправить видео и предложить предприятию, что я приду на какой-то праздник, и мы просто споем.

 

На фестивале "Камяніца" я не очень хотел, чтобы общей песней "Спеўнага сходу" стала попсовая "Купалінка". Но на этой песне реально было единение и слезы на глазах. И вот в этот момент все чувствовали, что это наша песня, это наш язык, вот мы вместе в едином звучании. Это момент, когда ты уже не управляешь процессом. Они могут петь и не останавливаться. Это чудо.

 

Пройдет какое-то время, и белорусы точно будут знать ряд своих народных песен. Пока же многие запоют "Магутны Божа", а молодежь, скорее, "Тры чарапахи", как народную.