Вы здесь

“С пятницы не могут въехать в Польшу”: водители о ситуации на границе

“Зачем превращать водил в терпил?” / коллаж Влада Рубанова, Еврорадио

Больше трёх тысяч фур на белорусской границе ждут возможности попасть в Евросоюз. Это значит, что сейчас водители стоят на границе в ожидании въезда примерно по четыре дня, поясняет нам один из дальнобойщиков.

— Я пообщался с ребятами: по четыре дня стоят на “Привалке” и на “Бобровниках” [пункты пропуска на белорусско-польской границе. — Еврорадио]. С пятницы не могут въехать в Польшу, — делится наш собеседник.

Говорят — с едой пока порядок: как всегда в таких ситуациях, кашу и чай подвозят из белорусских кафе. Биотуалеты тоже стоят, на это водители не жалуются. А вот на что жалуются.
 

“Думал, проскочу”

Проблемы у дальнобойщиков начались две недели назад, когда с польской стороны для большегрузов закрылся пункт пропуска “Кузница”. Следовательно, и сопредельные с ней белорусские “Брузги”.

“Кузня” закрылась рано утром 9 ноября — на следующий день после того, как караван беженцев и мигрантов двинулся в сторону белорусско-польской границы.

— Ребята думали — проскочат: в чатах писали, что это решение пока рассматривается. В итоге застряли на границе, — рассказывал нам один из дальнобойщиков в первые дни приграничного конфликта.

"Думал, проскочу" / pixabay

Говорят, несколько компаний уже готовы готовить иски — в первые же дни из-за простоя потеряли в деньгах.

— Некоторые мои коллеги своему начальству сразу сказали, что за простой и топливо платить не собираются. 

Уже тогда какие-то водители в сердцах говорили, мол, готовы идти на прорыв, рассказывает наш собеседник.

— И при чём эти мигранты к грузам? Зачем превращать водил в терпил?

Сейчас очереди ещё больше. “Кузня” по-прежнему закрыта, и потому в других пунктах пропуска на белорусско-польской границе — сотни большегрузов.

Так выглядит пункт пропуска “Козловичи” недалеко от Бреста:

Очередь к пункту пропуска "Козловичи" / Еврорадио

Ситуация в “Берестовице” — пункте пропуска в районе Гродно — отличается не многим.

Проще тем дальнобойщикам, у которых есть “дазволы”. “Дазвол” — по-польски zezwolenie — это разрешение на въезд. Его выдаёт министерство транспорта той страны, в которую направляется автомобиль.

— Те, кто с “дазволам”, ещё как-то протискиваются. А без них толкаешься в общей куче. Но оформляет “дазвол” компания, он стоит полторы тысячи евро, простым водителям оформлять его невыгодно.

Дальнобойщики жалуются друг другу на польских таможенников. Говорят, “поляки жестят” и устраивают особенно тщательные досмотры водителям на белорусских и российских номерах.

— Не поеду через них, — делится наш собеседник.

Но и через Литву объехать не получится.

— Литовцы говорят — поезжайте по короткому маршруту. У нас тут и так очередь.

Литовцы не лгут — очереди есть. В “Беняконях” и “Привалке” — 450 фур, в “Каменном Логе” — 420.
 

“Но на скорость литовцев это не повлияло”

Наш собеседник говорит, что, когда закрыли “Кузню”, белорусы сориентировались быстро. Знали, что дальнобойщики поедут в другие пункты пропуска, и на “Привалке” — белорусско-литовской границе — вдруг заработало сразу шесть окошек. Такого там никогда не было, рассказывают водители.

— Как закрыли “Кузню”, так беларусы увеличили смену. Всё красиво. Но на скорость работы литовцев это не повлияло.

Польско-белорусская граница / Grzegorz W. Tężycki

Белорусы — и тут речь и о ГПК, и о дальнобойщиках — были бы рады, если бы “Кузню” просто открыли. Польский ультиматум, в котором грозились перекрыть в этом пункте пропуска ещё и железнодорожные перевозки, погранкомитету не понравился. Очень быстро там объявили: мигрантов вблизи пункта пропуска больше нет, их переместили в логистический центр. Готовы возобновить работу “Брузгов”.

А дальнобойщикам не нравится перспектива полного закрытия белорусско-польской границы. Об этом на днях заявлял польский премьер Матеуш Моравецкий.

— Ещё и перед новым годом. Нам тогда есть нечего будет.

Белорусский ГПК, впрочем, буквально в эти выходные отчитался: в Польше “заинтересованы в активизации двусторонних контактов, в основе которых лежит принцип конструктивного диалога”.

На практике эта заинтересованность выглядит так: Польша готова помочь разобраться с очередями в “Козловичах” — пункте пропуска недалеко от Бреста. Польские пограничники предложили увеличить число машин, которые запускают на их территорию.
 

“Было дело — и неделю стоял”

А четыре дня — это много? Мы поинтересовались у нашего собеседника, как долго дальнобойщик может стоять в очереди. И выяснили, что четыре дня — это ещё не предел выносливости водителя.

Дальнобойщикам доводилось стоять в очередях даже неделю! / pixabay

— Было дело, что неделю торчал. Литовцы тогда бастовали. Называлось это “итальянской забастовкой”. Это когда оформляешь ровно столько машин, сколько положено по норме: 2 или 3 в час. Хотя могут работать в разы быстрее. Говорят, что им мало платят. Даже сейчас проскакивают такие затыки.

— И как пережить семь дней на границе?

— Быт у нас организован нормально. Плиточка для разогрева еды в машинах имеется, кипятильник, даже холодильники есть. Первый день едем с домашним пайком, а там уже затариваемся. И кафешки помогают.

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.