"Репортёры без границ": Суд по делу Политковской нас разочаровал

В Москве идёт процесс по делу убийства журналистки Анны Политковской, которая была застрелена 2 года назад в подъезде своего дома. Западная пресса пристально следит за судебным разбором, который должен был быть открытым для прессы, но в результате “закрылся”. На вопросы Еврорадио отвечает Эльза Видаль, ответственная бюро Европы и бывших советских стран общественной организации “Репортёры без границ”. ЕРБ: Как “Репортёры без границ” могут прокомментировать ход процесса по убийству Анны Политковской?

Эльза Видаль
: Наша сегодняшняя реакция – это большое разочарование. После того, как в понедельник было решено, что процесс будет открытым для прессы и общественности, сегодня судья Зубов по просьбе присяжных принял обратное решение. И процесс будет закрытым.

ЕРБ: Как вы считаете, почему это так?


Эльза Видаль
: Очень тяжело с определённостью сказать. Официальная причина – это то, что судья сегодня получил записку от присяжных, что они не придут в зал суда, если там будут журналисты, и что присяжные боятся за свою безопасность. Тут, конечно, возникает много вопросов. Чтобы получить на них ответы, нужно время.

ЕРБ: Вы поверите решению суда, которое будет вынесено во время закрытого процесса?

Эльза Видаль: У нас нет выбора. Мы выслушаем вердикт, но своё мнение не будем базировать только на нём. Мы также возьмём во внимание то, что опубликует “Новая газета” и то, что скажут родные Анны.

ЕРБ: Есть ли у вас общие цифры убитых в России журналистов?

Эльза Видаль: По тем цифрам, которые есть у нас с момента прихода к власти Владимира Путина – с 2000 года – 20 журналистов было убито в связи с их профессиональной деятельностью.

ЕРБ: А есть статистика по миру?


Эльза Видаль
: В мире за один только 2008 год было убито 36 журналистов.

ЕРБ: А где произошло больше всего убийств?

Эльза Видаль: В Ираке, там много убитых из-за конфликта.

ЕРБ: Как вы считаете, то внимание, которое уделяется процессу в Москве, вызвано тем, что это убийство журналистки, или потому, что это русская журналистка, и такое внимание со стороны иностранцев мотивировано политическими причинами?

Эльза Видаль: Полагаю, что обе причины правдивые. Во-первых, она была большим критиком власти и манеры, в какой Россией управляли в то время, когда она была убита. Я не убеждена, что аналогичному процессу, который бы касался журналиста, уделялось бы такое же внимание. Но Анна Политковская была одной из немногих, кто занимался темой 2-ой Чеченской войны. Она задавала вопросы по нарушению прав человека в России. И к тому же обстоятельства её смерти всё же очень особые. Она была застрелена, что действительно выглядит расправой. Это была смерть на заказ и это нормально, что такая вещь является темой и интересует всех.

ЕРБ: А следите ли вы за делом Вероники Черкасовой, белорусской журналистки, убитой в 2004 году?


Эльза Видаль
: Да, и, к сожалению, в этом деле нет никакого прогресса.

ЕРБ: Видите ли вы усилия со стороны власти найти убийц Вероники Черкасовой?

Эльза Видаль: Нет, мы не видели реальных усилий и политической воли в том, чтобы найти виновных в этом преступлении.