Вы здесь

Расследование: как сын Виктора Шеймана тайно добывает золото в Зимбабве

Президент Зимбабве Эммерсон Мнангагве и Виктор Шейман в Минске / БЕЛТА

В марте 2018 года Виктор Шейман (тогда — управляющий делами президента Беларуси) побывал с очередным визитом в Зимбабве. Тогда же был подписан договор с министром горнодобывающей промышленности Уинстоном Читандо о создании совместной горнодобывающей компании.

Компания называлась Zim Goldfields. Чем она занималась и кому приносила прибыль? Какое отношение к ней имеет Сергей Шейман — сын Виктора Шеймана? Всё это в расследовании литовского центра Siena, OCCRP и “Белсат”, проведённом при содействии Еврорадио.
 

Погребённые заживо

Власти обеих стран не делали из создания компании события, и СМИ не придали этому значения. Zim Goldfields так бы и работала тихо и незаметно, если бы не случилась катастрофа.

В ноябре 2020 года китайская компания, прибывшая на участок, начала закапывать заброшенные золотоносные шахты в районе Мутаса. Вдруг оказалось, что шахты не так уж и заброшены. Десять местных чёрных копателей случайно оказались погребены заживо. Было найдено лишь два тела, остальных так и не вытащили.

По информации Центра управления природными ресурсами Зимбабве (CNRG), участок принадлежал “белорусской компании Zim Goldfields”, а разработкой территории занималась нанятая по субподряду китайская компания Zhondin Investments (в других источниках Zhong Jin Investments). Родственникам двух найденных золотодобытчиков выплатили компенсации в размере $955.

Эта новость и упоминание об уплате налогов в районе Мутаса — единственные появления белорусской горнодобывающей компании Zim Goldfields в открытых источниках.
 

Золотые поля на Сейшелах

Как узнали журналисты Центра по исследованию коррупции и организованной преступности OCCRP, совместное предприятие под названием Zim Goldfields было создано в апреле 2018 года. 30% доли в нём получила государственная корпорация ZMDC, которая контролирует горнодобывающий сектор Зимбабве и инвестирует в него, а 70% — британская фирма Midlands Goldfields Limited. Её основал житель Лондона Роберт Майкл Фридберг (Robert Michael Friedberg).

Благодаря самой массовой в истории утечке данных из офшоров, которая получила название Pandora Papers, удалось выяснить, что Фридберг действует в интересах сейшельской компании Midlands Goldfields Foundation. Эта компания была основана в декабре 2017 года белорусскими бизнесменами Александром Зингманом и Сергеем Шейманом — сыном Виктора Шеймана. Доли были распределены 50 на 50.

Сергей Шейман — личность не публичная и официально с действующими белорусскими властями не связанная. Ранее из расследований стало известно, что сын Виктора Шеймана ведёт бизнес с бывшим генералом ФСБ, приближённым к российскому руководству.

Но в марте 2018 года Шейман-младший вместе с отцом посетил Зимбабве — в качестве “советника” правительственной делегации. И — да! — именно во время этого визита было подписано соглашение о создании Zim Goldfields, одним из собственников которой он стал.

По итогам этой поездки Виктор Шейман на докладе у Александра Лукашенко заявил, что для Беларуси представляет большой интерес добыча полезных ископаемых в Зимбабве: “Африка интересна тем, что там действительно очень много полезных ископаемых, которые как воздух нужны нашей экономике. Никто не собирается сотрудничать забесплатно. Если у них нет денег, они готовы рассчитываться полезными ископаемыми. Это нас устраивает”.

Среди представителей Zim Goldfields на должности главного операционного директора замечен белорус Дмитрий Красильников. Это сын владельца компании “БелАсептика”. Согласно его профилю на Linkedin, он трудоустроился в компанию в мае 2018 года, до этого работал в Технобанке, Нацбанке, в компании отца и других местах. Обучался в британском университете Крэнфилда.

Семья Дмитрия не чурается связей с властями. Его отец, Андрей Красильников, в предвыборный период 2020 года проводил встречу доверенного лица Александра Лукашенко гендиректора “Беларуськалия” Ивана Головатого с трудовым коллективом “БелАсептики”. Сам Дмитрий успел разругаться с отцом из-за акций на компанию, что вылилось в долгий судебный конфликт. В итоге в ситуацию пришлось вмешаться самому Лукашенко — и поручить главе Миноблисполкома Александру Турчину разрешить конфликт собственников.
 

Везде силовики

“Белгеопоиск” был создан в 2016 году как частно-государственная компания. Изначально он собирался заниматься разведкой и разработкой добычи янтаря в Беларуси. Но этот бизнес оказался нерентабельным.

Сейчас “Белгеопоиск” занимается геологической разведкой недр в других странах. Их геологи в сопровождении собственной “службы безопасности” постоянно отправляются в командировки как минимум в одну африканскую страну — Зимбабве. Были командировки и в другие страны, например в Южный Судан, но там, похоже, ничего не получилось. В “службе безопасности” компании работают отставники белорусских силовых ведомств. При этом официально трудоустроено в компанию лишь несколько человек — это следует из данных, полученных от “Кибер-Партизан”.

Междусобойчик для своих

В декабре 2018 года местные власти нашли нарушения на одной из площадок, выделенной Zim Goldfields. А в 2021 году правительство Зимбабве запретило разработку в руслах рек. Кроме того, не пропала проблема с нелегальными золотодобытчиками — всё это вынудило компанию прекратить работы на участке около Пенхалонга в районе Мутаре — на одном из нескольких участков, где ей было предоставлено право добывать золото.

Впрочем, локальные проблемы не мешают Zim Goldfields продолжать работать в других регионах Зимбабве.

Благодаря глобальным сливам данных, Panama Papers и “Кибер-Партизанам” мы теперь знаем, кто и через какие прокладки владеет белорусским горнодобывающим бизнесом в Зимбабве. Это бывшие силовики из различных ведомств (Новик, Романовский, Чанов, Михайлов и другие). Выходцы из Управделами президента — тот же Жовнер. Друзья и партнёры Виктора Шеймана — Александр Зингман и Александр Метла. Дети крупных белорусских чиновников и бизнесменов — Сергей Шейман и Дмитрий Красильников.

Когда вы в следующий раз услышите, что Беларусь добывает золото в Африке — делайте поправку на то, что в сложной схеме везде свои люди. А деньги выводятся через офшоры.

Текст подготовлен в рамках Акселератора расследовательской журналистики.

Хотите помочь независимой журналистике? Станьте подписчиком на Patreon