Вы здесь

Политологи и политики о призыве Путина к диалогу власти Беларуси с оппозицией

Владимир Путин / kremlin.ru​

18 ноября президент России Владимир Путин на расширенном заседании коллегии МИД призвал к диалогу властей Беларуси с оппозицией. 

— Да, мы знаем, что ситуация в Беларуси хоть и успокоилась внутри страны, но тем не менее проблемы есть, и мы прекрасно отдаём себе в этом отчёт и, конечно, призываем к диалогу между властями и оппозицией, — сказал он во время выступления. 

Политические обозреватели и политики высказали своё мнение по поводу заявления Кремля у себя на страницах в соцсетях и в телеграм-каналах. Еврорадио собрало самые интересные высказывания.

Политический обозреватель Александр Класковский:

— Призыв Путина к диалогу между властями и оппозицией в Беларуси, естественно, не означает, что кремлёвский вождь озаботился демократизацией соседней страны. Два авторитарных режима родственны, оба боятся политической активности граждан, ненавидят “цветные революции”. И противники Лукашенко в глазах Кремля — это прозападная сила, от которой добра не жди.

Вместе с тем у Путина, в отличие от Лукашенко, случайных реплик не бывает. Что может стоять за свежей ремаркой? Весьма вероятно, что хозяин Кремля пообещал Макрону и Меркель, с которыми недавно общался, провести с минским союзником воспитательную работу не только по вопросу миграционного кризиса, но и в более широком смысле — чтобы тот как-то унял репрессивный беспредел.

Это не означает, что сам Путин возмущён этим беспределом — просто он ведёт с Европой свою игру, в том числе пытается получить дивиденды и на конфронтации Лукашенко с Западом. Так что эта реплика президента РФ может быть и сигналом Западу. 

Но прежде всего, конечно, это послание белорусскому вождю. Тот в августе — сентябре прошлого года, похоже, и впрямь пообещал “старшему брату” оставить президентское кресло в течение года-двух. Однако потом удалось задавить протесты, сковать страну страхом — и Лукашенко, надо думать, стал в беседах тет-а-тет (вспомним, как много их было) убеждать хозяина Кремля, что всё уже тип-топ: мятеж подавлен, ситуация под полным контролем — а потому и спешить с транзитом власти резона нет.

Эта дискуссия, надо полагать, не закончена. Более того, в предыдущие недели российский президент показывал признаки недовольства, избегал живых контактов с союзником (даже 28 программ подписали в видеоформате). Да и вообще только ленивый обозреватель не написал, что между Москвой и Минском заискрило. И вот сейчас Путин, судя по всему, подал сигнал: нет, братец, не согласен я с твоими убаюкиваниями, далеко не всё у тебя в порядке, так что думай над нашими договорённостями!

Понятное дело, что добивается Кремль отнюдь не усадки за один стол Лукашенко и Тихановской (к которой сам относится с недоверием), не настоящей оттепели (которая и впрямь легко может перерасти в новую, уже победную революцию), а продвижения своих интересов на белорусском направлении.

В частности, московские деятели хотят видеть здесь более гибкую, разноплановую политическую систему, чтобы можно было замутить свою игру на этом поле. В этом смысле проект белорусской Конституции, вокруг которого продолжаются туземные танцы с бубном, Москву, надо полагать, не очень устраивает.

Однако прежде всего, пожалуй, Кремлю хотелось бы видеть здесь не столь токсичного и более сговорчивого персонажа в главной роли. Удобного вассала (уже по этой причине никто из оппозиции на такую роль не годится).

Лукашенко же явно не торопится уходить. Вот и решил “старший брат” ткнуть ему в больное место. Заранее зная, что того только передёрнет в очередной раз от мысли о врагах. И что никакого диалога не будет. Ну максимум организуют бутафорский круглый стол с картонными персонажами из “конструктивной оппозиции”.

На самом деле цель Кремля — подшевелить белорусского вождя, создать ему дискомфорт, напомнить, что прежние договорённости остаются на контроле. Другое дело, что и ломать Лукашенко через колено Путину не с руки. Так что следующие серии обещают быть интересными.

Пётр Кузнецов

Основатель издания “Сильные новости” Пётр Кузнецов:

— Самое важное и интересное за вчера — слова Путина о том, что Москва призывает белорусские власти к диалогу с оппозицией. Тут есть сразу несколько моментов, на которые стоит обратить внимание.

Первое. Не надо думать, что эта фраза имеет некое судьбоносное политическое значение в сегодняшних условиях, однако и считать её пустой тоже вряд ли стоит. Будь подобное сказано числа эдак 14 августа 2020 года, власть в Беларуси стала бы другой в течение нескольких дней или недель. Сегодня положение у режима более устойчивое, однако и в нынешних условиях такие намёки из Кремля способны породить сомнения во многих головах чиновников и силовиков.

То, что Путин сказал то, что сказал, ровно в тот же день, когда Европа обозначила полную консолидацию, совершенно не выглядит случайным. Тут надо задуматься о том, что фрау Меркель, перед тем как звонить в Минск, говорила с хозяином Кремля. Между двумя политиками существуют очень давние, не сказать чтобы прямо дружеские, но достаточно глубокие и специфические отношения. По крайней мере, немецкая канцлерин умеет разговаривать с ним лучше, чем кто бы то ни было другой в западном политическом мире. Ещё когда она впоследствии позвонила Лукашенко, первой мыслью было, что не стала бы она этого делать, если бы не нашла какого-то понимания по какому-то вопросу с Путиным, это очевидно. О чем именно они говорили, мы не знаем и вряд ли узнаем. Факт же в том, что в течение нескольких последовавших после этого разговора двух старых партнёров дней Меркель позвонила в Минск, судя по последовавшему штурму границы, услышана не была, Европа синхронизировала позиции, а в тот же день, когда это стало понятно, очень чувствительный сигнал в сторону белорусского режима прозвучал со стороны Москвы — такой вот расклад.

То, что таким образом давят накануне референдума, давая понять, что деваться некуда и надо выполнять обещанное, — наверняка. Мстят за “ботокс” в описанной мною ранее манере (с оттяжечкой, чтобы не была заметна прямая связь) — тоже наверняка. Есть, скорее всего, ещё множество моментов.

Но главное тут, наверное, другое. В острейший для режима момент, когда “игра ва-банк” близится к завершению с предсказуемым поражением, Европа и Москва выступили синхронно, и оба эти выступления отнюдь не в пользу Минска. 

Это может быть ситуационно, да. Но практика последних двух лет показывает, что даже хорошие для себя ситуации белорусская власть умудряется портить. Что уж говорить про нехорошие…

Олег Гайдукевич

Депутат Палаты представителей, председатель ЛДПБ Олег Гайдукевич

— Радикальная оппозиция возбудилась от слов президента России о том, что между оппозицией и властью Беларуси должен быть диалог. Конечно, должен быть и будет. Но не путайте оппозицию с пятой колонной и предателями. Никогда никакого диалога, разговоров с Тихановской, Латушко, Цепкало и прочими предателями, людьми, которые продали свою Родину за три цента, не было и не будет. Как и не было и не будет никаких переговоров с Навальным. Переговоры с ним ведут из колонии, в которой он отбывает наказание. 

Речь идет о том, что мы должны развивать свою политическую систему, что не бывает страны с одной точкой зрения. Посмотрите на Государственную Думу в России — 5 партий, 5 фракций, они могут спорить между собой сколько угодно, но вместе, плечом к плечу отстаивают национальные интересы России. Вместе борются против тех, кто вводит санкции, против тех, кто пытается поставить Россию на колени. Вот что такое оппозиция. А те, кто годами финансировался из-за рубежа, те, кто годами сидел и слушал указания польского или литовского посла, посла США и исходя из этого выстраивал политику своих политических партий, это не оппозиция. С этой оппозицией надо закончить раз и навсегда. Все эти политические партии должны быть ликвидированы. Но пустым политическое поле не должно быть. Мы должны его развивать и будем это делать, иного пути нет.

Павел Латушко

Руководитель Народного антикризисного управления (НАУ) Павел Латушко:

— Со слов Путина, в Беларуси страна успокоилась. Ситуация успокоилась. Если столько людей отправить в тюрьмы, подвергать их преследованию только за их политические взгляды и даже за протест против насилия, то, конечно, наверное, страна успокоилась. Но, как сказал один известный белорусский социолог, это страна заасфальтированного гнева. Гнева у белорусов, 80% которых по всем социологическим опросам, кстати, известным в Кремле, не хочет больше видеть Лукашенко во главе Беларуси и не признаёт его как легитимного правителя в Беларуси, фактически узурпировавшего власть. 

Если мы говорим о призыве к переговорам, важно, что первый адресат — это власти. И как раз-таки власти блокировали какие бы то ни было попытки ещё в прошлом году к таким переговорам. Если президент России (я здесь, скорее, буду представлять себя дипломатом) готов выступить гарантом выполнения требований белорусского общества: первое — освобождение всех политических заключённых, второе — прекращение массовых репрессий и привлечение к уголовной ответственности всех виновных в преступлениях в отношении белорусов, начала по крайней мере этих уголовных процессов, то третье — мы действительно готовы обсуждать транзит власти. 

Готовы обсуждать в том числе при гарантиях одного из партнёров — Российской Федерации. Как раз-таки мы тогда предлагаем Российской Федерации направить своего представителя в Вену, где соберутся представители практически всех демократических сил и активных сегодня на политической сцене Беларуси на конференцию, посвящённую Беларуси. Она состоится в понедельник [в онлайн-режиме из-за ситуации с COVID-19 в Австрии. — Еврорадио]. Там также будут присутствовать министры иностранных дел большинства стран Европейского союза. 

Пожалуйста, мы готовы обсудить под гарантией зарубежных, западных партнёров Российской Федерации транзит власти и назначение в самое ближайшее время новых выборов. Но условие — это освобождение политических заключённых. С какой оппозицией говорить? Той, которая сидит в тюрьме? Можно говорить с оппозицией, которая сидит в тюрьме. Можно говорить со Светланой Тихановской, можно говорить с Павлом Латушко. Но наши условия — освободить всех. И тогда мы все вместе будем готовы говорить об одном — о назначении даты новых выборов.

Валерий Карбалевич

Политический обозреватель Валерий Карбалевич

— Заявление Владимира Путина на расширенном заседании коллегии МИД 18 ноября прозвучало неожиданно. Неожиданно, потому что оно противоречит всей предыдущей риторике российских официальных лиц. Напомню, что министр иностранных дел РФ Сергей Лавров уже целый год говорит, что в Беларуси происходит диалог между властью и обществом по поводу конституционной реформы. То есть с диалогом здесь вроде бы всё в порядке. Также российские политики однозначно объявляли всю белорусскую оппозицию агентами Запада и, значит, врагами РФ.

И вот на этом фоне такое косвенное признание, что политический кризис в Беларуси не решён, и призыв к диалогу. Хочу напомнить, что именно такую позицию относительно решения белорусского вопроса занимают ЕС и США. Что за этим стоит?

Предлагаю две версии, которые не противоречат друг другу.

Это продолжение того кризиса в отношениях между Минском и Москвой, который вышел на поверхность в октябре. Тогда был скандал с разгромом филиала российского издания "Комсомольская правда в Беларуси", оскорбления в адрес Путина насчёт "бункера" и "ботокса" на телеканале СТВ, интервью Светланы Тихановской на радиостанции "Эхо Москвы" и другие события.

Полагаю, что причины этого напряжения в отношениях объясняются вот чем. Год назад Лукашенко пообещал Путину провести транзит власти и уйти. А теперь отказывается выполнять своё обещание, старается как-то извернуться, придумать себе должность в новой конструкции государственного управления, чтобы остаться. Например, на посту главы Всебелорусского народного собрания. И это вызывает недовольство Путина.

К этому добавился миграционный кризис. Путину нравится, что к нему обращаются главы европейских стран (Германии, Франции и др.) с просьбой решить проблему на границе Беларуси с Польшей и Литвой. Он почувствовал себя хозяином, вершителем судеб стран региона. Наверное, он что-то пообещал, мол, если так сильно просите, то так и быть, вашу беду руками разведу. А когда попытался вмешаться, то Лукашенко упёрся, не захотел слушать настойчивые советы руководителя РФ. В итоге Путин оказался в глупом положении. Он, который на равных разговаривает с главами великих держав, не в состоянии ничего сделать с во всём зависимым от него Лукашенко. И что о нём подумают лидеры Германии, Франции? Как можно иметь дело с человеком, который ничего не может решить?

По этим причинам Путин решил потроллить Лукашенко. И нажал на самую болезненную точку, которая только может быть у союзника. Ведь Лукашенко же в принципе не признаёт наличия оппозиции в Беларуси, говорит, что против него выступают "отморозки", "экстремисты", "террористы", купленные Западом.

Полагаю, что дальше троллинга дело не пойдёт, этим всё и ограничится. Ведь истинное отношение Путина к оппозиции мало отличается от лукашенковского.

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.