Надежда Остапчук уже бегает кроссы и посещает тренажерный зал

В конце августа-начале сентября комиссии из Министерства спорта, Федерации легкой атлетики и Национального антидопингового агентства предстоит решить вопрос насчет срока дисквалификации для Надежды Остапчук. С определенной долей вероятности можно предположить, что обойдется все годовым наказанием. А значит ― с осени Надежда сможет приступить к тренировкам и соревноваться.

Надежда Остапчук: Уже поддерживаю общефизическую форму: бегаю и раз-два в неделю тренажерка. А ядро на данный момент я не толкаю вообще. Жду, какое по мне будет вынесено решение. Комиссию все никак не могли собрать: кто-то занят, кто-то не может, кто-то в отпуске. Второй месяц собираются.

Еврорадио: В каком состоянии ваш тренер? Получается, его отстранили от любимого дела.

Надежда Остапчук: Как он говорит, почетный пенсионер. Не могу передать, что у него в душе. Он человек жизнелюбивый, на людях не показывает, что творится внутри. Насколько я знаю, с Александром Николаевичем консультируются иностранцы. Он до сих пор востребованный специалист. Но не нашей страной. Те, кто сейчас в Беларуси работают, считают, наверное, что понимают больше, чем такие специалисты.

Еврорадио: Сборная Беларуси без вас на чемпионате мира смотрелась бледно...

Надежда Остапчук: Ничего чрезвычайного не произошло. Эту ситуацию прогнозировали в 2008 году ― после Олимпиады в Пекине. Все начинало втискиваться в жесткие рамки. Тренеры говорили, что после Лондона ничего от нашей легкой атлетики не останется. Спортсмены старели, условия ухудшались. О старых опытных специалистах забыли, а новых не подготовили. Стали говорить, что нужны новые атлеты. А где их взять? У нас очередь из этих новых людей? На молодежную Европу не хватает собрать и завезти. Для начала нужно условия создать, чтобы молодых подготовить. У нас действительно большие проблемы с персоналом: мало массажистов, нет врача. Люди работают, устают ― а компенсировать нечем. Отсюда и проблемы с допингом. Купили аминокислоты ― оказалось, что в них есть запрещенное вещество. Потому что все отдали на ответственность спортсмена.

Еврорадио: Опустим ситуацию с допингом, но как вам удалось подготовиться к Лондону, чтобы толкнуть дальше всех? Условия были не наилучшие. Это что? Выезжали на старых дрожжах?

Надежда Остапчук: Когда уже приспичило, приходилось самой все делать. Попросила меня вообще не трогать. Находила людей, которые помогали, за границей. Тренер общался с зарубежными специалистами. Он ― человек опытный, в курсе новых методик, не сидел на запасах Советского Союза. Просматривали видео, совершенствовались. По сравнению с 2008 годом, у меня изменилась вся подготовка. Очень много пересмотрели. Не тренировались по затертому листику, когда делаешь одно и то же на протяжении десяти лет. Каждый день был новый план. Было много соревнований, поэтому на крупных стартах не подвергалась психологическому прессингу.

Еврорадио: Надеемся, вы скоро будете снова толкать ядро.

Надежд Остапчук: Если все будет хорошо, я постараюсь все сделать в лучшем виде.

Фото Диего Азубеля