Многодетную мать, которая защищалась от бившего её мужа, судят за убийство

В Бобруйске за убийство судят многодетную мать, которая пыталась защититься от избивавшего её мужа. Женщину обвиняют в умышленном противоправном лишении жизни другого человека, пишет “Вечерний Бобруйск”

Екатерине 32 года, она родом из Бобруйска, с высшим образованием, ранее судима не была. Девушка работала администратором в одном из кафе города, жила с мужем и детьми в съёмной квартире. 

Во время допроса в зале суда Екатерина рассказала, что со своим супругом она познакомилась ещё в 2010 году, в вузе в Горках. В 2011-м расписались. Через год родился первый ребёнок. Вскоре семья переехала в Бобруйск, жили сначала у её бабушки, затем переехали в съёмную квартиру. Потом родился второй ребёнок, третий… 

В последнее время Екатерина работала в кафе по выходным с 10 часов вечера до 5 утра. Обвиняемая говорит, что из-за такого графика работы между ней и её мужем никогда не было конфликтов. Ругались они только из-за того, что в состоянии сильного алкогольного опьянения супруг поднимал на неё руку. Со всем, что касается семейного быта, проблем у них не было.

“Если он пил много пива, то тоже становился агрессивным, будто человека “заменяют”

По словам Екатерины, супруг её становился агрессивным, когда пил крепкое спиртное. Впервые она увидела это в 2011 году.

— Было непонятно, почему человек себя так ведёт, — говорит женщина. — Первый раз, второй, третий. Пиво выпьет, всё хорошо, но как только крепкий спиртной напиток, поведение становится совсем другим. Потом он говорил, что ничего не помнит. Мы договорились, что крепкие спиртные напитки он употреблять не будет. Это знали и все наши друзья, в гости Коля приходил с пивом. Но если он пил много пива, то тоже становился агрессивным, будто человека “заменяют”, будто по щелчку с ним что-то происходит. Доходило до рукоприкладства, у меня были синяки, ссадины. Но я никогда не обращалась в милицию по этому поводу. Только с сестрой его какие-то моменты обсуждали, — говорит обвиняемая. — Знали что-то об этом его родители или нет, мне неизвестно. Во время скандалов он забирал у меня мобильный телефон, чтобы я не могла позвонить. Иногда я выбегала на улицу, кричала и Коля останавливался.

На вопрос судьи о том, что мешало ей обратиться в милицию, Екатерина ответила, что не хотела, чтобы их семью поставили на СОП, чтобы на работу к супругу приходили какие-то бумаги, так как он занимал хорошую должность. Ей было стыдно, и она не хотела допускать огласки проблем в отношениях.

— Утром мы съездили к врачу с детьми, день я была дома. В 9:30 вечера поехала на работу. Муж оставался дома, — рассказывает Екатерина про день убийства. — Отработали смену до 5 часов утра. Потом остались на работе с коллективом. Там я выпила коктейли алкогольные, три стакана по 200 граммов. Потом мы поехали в KFC, после — к коллеге, я пила пиво. От неё я уехала около 11 часов дня к знакомому. В сумме я за всё время выпила литра три пива. Мы с мужем созванивались несколько раз. Я слышала по голосу, что он пьян, и мы ругались из-за этого. Он тоже высказывал своё недовольство моим поведением. Мы кричали друг на друга, бросали трубки.

Суд/ pixabay.com

Домой, как рассказывает обвиняемая, она приехала около 17:00. 

— Вышла из такси, открыла своим ключом дверь. Меня встретили дети. Когда снимала верхнюю одежду, Коля был на кухне, я видела, что он стоит с бокалом пива. Поняла, что он в сильном алкогольном опьянении. Я зашла на кухню с пакетом, в котором были вещи с работы. Мы даже не успели поговорить, как он ударил меня ладошкой с левой стороны по голове, я улетела в коридор. Между кухней и коридором у нас нет двери. Я пыталась встать, но он потащил меня на кухню, там шмотал, тягал. Я не успевала подняться, билась о предметы, которые находились на кухне, — дверцы от кухонных шкафчиков, угол микроволновой печки. Я ударилась сильно о что-то затылочной частью головы, стало больно. Я была на полу, закрыла глаза. Стало страшно. 

“Он схватил меня за левое запястье и бросил в квартиру, я упала на плитку, ударилась подбородком”

По словам девушки, она хотела позвонить бабушке, побежала ко входу. Муж за ней. Её телефон лежал на аквариуме, она его схватила. 

— Дочь при этом открывала дверь, я сказала, чтобы она спряталась. Не успела телефон разблокировать, Коля сразу вырвал его из рук и пошёл на кухню. Я выбежала на площадку, чтобы избежать дальнейшего развития событий. Обувь обувать не стала. Раньше я уже убегала от него по лестнице и он меня догонял. Потому на этот раз решила вызвать лифт, чтобы было быстрее. Лифт не успел приехать, открылась дверь, вышел Коля…

Почему женщина не звонила в двери к соседям и не кричала и не звала на помощь, она не уточняет.

— Он схватил меня за левое запястье и бросил в квартиру. Я упала на плитку, ударилась подбородком. Он опять пошёл на кухню с пивом. Я села, голова очень сильно болела. Потрогала руками волосы, там была кровь. Я поняла, что надо ехать в травмпункт, но не знала, где мой телефон. Зашла на кухню сказать Коле, что идёт кровь, что мне нужна медицинская помощь. Но он сказал, что не отдаст телефон. Ударил меня ладошкой с правой стороны, я упала, — продолжает обвиняемая. — Когда встала, достала нож из шуфлядки, первый, который попался. Взяла его в руки, чтобы муж испугался и успокоился. Держала нож в правой руке лезвием вниз параллельно полу. При этом говорила: “Что ты делаешь, прекрати, не подходи ко мне”. Он говорил: “Ну что ты сделаешь? Давай”. Я оставалась в таком положении. Всего одна секунда, он ринулся ко мне. Я не могу сказать, что в этот момент произошло. Он остановился, отошёл назад и опёрся на кухонную столешницу. Я смотрела на него, две-три секунды ничего не было, потом пошла кровь, я увидела рану, сильно испугалась. Поняла, что срочно нужна скорая, но не знала, где мой телефон. 

В панике девушка, как она рассказывает, искала телефон. Когда снова забежала на кухню, муж уже полусидел. Она положила пакет с вещами ему под голову. Из раны у него шла кровь. 

— Медик из меня плохой. Но я боялась, чтобы он не истёк кровью. Зажала рану. Видела, что он отключается, пыталась с ним разговаривать, сидя на корточках рядом. Потом на полке в коридоре увидела свой телефон. Боялась отпустить рану, резко взяла телефон, две руки были в крови, сенсор не поддавался, разблокировать не получалось. Из-за того, что я часто нажимала на блокировку, выскочило “экстренные службы” и сразу “103”. Я вызвала скорую, ответила на все вопросы, попросила, чтобы приехали как можно скорее. При этом попросила дочь открыть дверь, так как боялась отпустить рану. И в таком положении находилась до приезда милиции, скорой помощи. Потом меня увёл в комнату один из сотрудников. Колю забрала скорая.

Екатерина говорит, что с 2019 года муж её бил довольно часто. Ближе к 2022 году такие конфликты случались примерно раз в месяц. А три последних месяца это было раз в две недели. И он всегда в эти моменты был сильно пьян. Во время конфликтов, по словам девушки, она всегда опасалась за свою жизнь.

Два свидетеля — бывшие коллеги Екатерины, с которыми она работала в кафе, отметили, что она периодически приходила на работу с синяками и ссадинами, говорила, что это дело рук мужа.

Суд над девушкой продолжится 29 июля. 

Брат погибшего Николая заявил гражданский иск о компенсации ему морального вреда в связи со смертью брата на сумму 30 тысяч рублей. Екатерина иск не признала и сказала, что  у неё не было цели убивать супруга, так сложились обстоятельства.

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.