Экс-министр спорта о кризисе, страхе перед президентом и мерах по спасению

Экс-министр спорта Беларуси Юрий Сиваков (занимал должность с 2003 по 2005 год) и сегодня пристально следит за соревнованиями с участием наших. Бывший чиновник объясняет причины упадка и соглашается с претензиями, которые выдвинули легкоатлетки Алина Талай и Надежда Остапчук.

Юрий Сиваков: Мы действительно берем на работу в спорт неподготовленных врачей. Они не понимают сути проблемы, связанной с обеспечением функциональности атлета, выводом его на пик формы.

Еврорадио: Может быть, причина в том, что в спорте существенно обрезали финансирование?

Юрий Сиваков: Средства выделялись и раньше, и сегодня. Вопрос в том, насколько рационально они используются. В свое время я начал, но не успел провести реструктуризацию системы медицинского обеспечения. При Советском Союзе в Таллине был факультет, который готовил врачей для спорта. В сегодняшней системе у нас остался один Валерий Иванович Белан, который окончил этот факультет и знает всю систему обеспечения подготовки спортсмена и теоретически, и на практике. Уникальный специалист, который помог добыть медали очень многим. И сколько этот человек сегодня зарабатывает? А когда пойдет на пенсию, будет получать меньше обычного врача.

Еврорадио: Во время, когда вы были министром, обеспечивали ли топовых спортсменов фармакологией? Сейчас, по словам Алины Талай, препараты не выдаются, нет даже специалистов, которые способны грамотно расписать программу их применения.

Юрий Сиваков: Раньше фармакология формально выдавалась. Но из-за проблемы со специалистами спортсмены все равно на свой страх и риск некоторые препараты искали самостоятельно. Это фармакология, обеспечивающая очистку организма, его восстановление после сильных нагрузок. Не обязательно допинг. Едешь сегодня по проспекту Победителей ― там строится шикарное здание НОК. Там же рядом ― университет, исследовательский институт, основные центры подготовки. Там должна быть и вся медицинская база, она не может быть разнесена по всему городу. Все должно быть сконцентрировано в одном месте. Спортсмен пришел, его осмотрели, взяли экспресс-анализы, сделали процедуры, отпустили.

Все, что мы имели, было по инерции с Советского Союза. Еще тогда я говорил: если мы не сможем наладить подготовку высококвалифицированных тренеров и врачей, то мы будем иметь проблемы. На это все наложились междоусобицы и конфликты. Если сейчас эту систему не урегулировать, то в отдаленной перспективе мы можем иметь еще более серьезные проблемы со спортом.

"Произошел синдром эмоционального выгорания, придется потом выписывать дагестанцев, чтобы хоть что-нибудь было"

Еврорадио: Что делать для того, чтобы падение спорта на дно остановилось?

Юрий Сиваков: Дна нет. Спорт просто теряет ход. Нет модернизации двигателя, топлива. И мы будем буксировать до тех пор, пока не решим важные проблемы.

Еврорадио: Насчет медицины вы высказались. Какие еще проблемы в первую очередь необходимо решить?

Юрий Сиваков: Следует обратиться к специалистам, которые давали высокие результаты. Сделать школу подготовки тренеров высшей категории. Их стоит готовить из белорусских спортсменов, которые достигли наивысших результатов. Они имеют моральное право учить других. Если готовить тренеров в Беларуси невозможно, их надо направлять за границу. Это самая эффективная инвестиция. А мы туда не вкладываем. Есть ключевые факторы успеха. Я когда-то в юности в качестве рабочего добывал золото на Колыме. Так вот, чтобы на дне лотка что-то блеснуло, надо было столько породы перемыть! Потом это шло на обогатительную фабрику, проходило через обработку и так далее. Только потом была огранка и получался ценный металл. Так и в спорте. А сегодня из-за невнимания к спортсменам произошел синдром эмоционального выгорания, синдром хронической усталости, теряется престижность спортивной профессии, ее привлекательность, и придется потом выписывать дагестанцев и других, чтобы хоть что-то было. В моем понимании руководители спортивной отрасли должны прежде всего создавать благоприятные условия специалистам и спортсменам. Нельзя принимать решения формальные. Надо внедрять те формы и методы подготовки спортсменов, которые могут в ближайшей и дальней перспективах дать результаты.

"Когда люди обеспокоены только тем, что хочет услышать президент, это страх"

Еврорадио: Сегодня обсуждают, что уже нет молодой смены. Достаточно ли внимания в ваше время уделялось подготовке резерва?

Юрий Сиваков: Мы когда-то гордились, что имели 118 детско-юношеских районных школ олимпийского резерва. Но тренеры на то время получали зарплату по 100-200 тысяч. Плюс почти не было надлежащего оснащения. Эта проблема была, но она не решилась и сегодня. Но пока еще точка возврата не пройдена. Я не знаю нового министра Шамко, но иногда мне приходится общаться с курсантами института МЧС. И они хорошо о нем отзываются: что умный, молодой, генерал. Вот когда он все это поймет и наберется смелости отстаивать свою точку зрения, тогда будут перемены к лучшему.

Еврорадио: Проблемы, о которых вы говорите, глобальные. Но министр недавно на заседании с участием президента не смог сразу назвать соревнования 2013 года, в которых планируется завоевание медалей.

Юрий Сиваков: Когда я был в Администрации президента заместителем руководителя (2000-2001 годы. ― прим. Еврорадио), как-то Мясникович задержался минут на 20. Мы тогда собирались на одно мероприятие. Я его жду внизу. Он выходит и говорит: "Извини, задержался, с президентом говорил". "Ну и как?" ― спрашиваю. "Воткни два пальца в розетку, подержи 20 минут и поймешь, какие впечатления". Вот это называется страх. Когда у людей западает язык, и они не думают, как говорить, а обеспокоены тем, что хочет услышать президент. Насчет этого хорошо написала в книге "Секс в большой политике" Ирина Хакамада. Речь шла об эпохе Ельцина. На ее взгляд, в политике действовали принципы "уловить, угадать и угодить". То же самое сегодня ведет нас к плачевным результатам, и не только в спорте.

Еврорадио: Но чувство страха не добавляет чиновнику свободы. Решать серьезные задачи в таком состоянии, пожалуй, непросто.

Юрий Сиваков: Высший пилотаж ― это когда подчиненный боится не тебя, а боится тебя в чем-то подвести. Это называется ответственность. А когда присутствует страх ― это плохо. Расскажу о примере из моего опыта. Я после Олимпиады в Афинах вышел на доклад к президенту. Сформулировал заключения и то, что надо делать в дальнейшем. Мне было сказано: "Министр, вы о чем говорите?" ― "О перспективах". ― "Вы должны здесь покаяться, а не о перспективах говорить".

Вот и весь разговор. Поэтому все просто боятся, а боязнь заставляет лгать, преувеличивать, выдавать желаемое за действительное. А в итоге это потом проявляется в негативных моментах. Например, зачем было в свое время бояться и душить независимых журналистов?

Еврорадио: При вас к нашему брату относились лучше?

Юрий Сиваков: Я всегда с журналистами дружил, они мне глаза открывали. Я их специально собирал, наливал по рюмке: "Ребята, расскажите, что, чего и как?". Потому что независимая пресса ― это помощники любого руководителя. Они тебе выдадут то, что ты сам увидеть не можешь и не в состоянии. Ты можешь не соглашаться, можешь проверить. Но когда имеешь 6-7 источников информации, имеешь возможность все это проанализировать и принять оптимальное решение. А мы все боимся: этих не пускать, этот ― "свядомы", этот ― из "пятой колонны". Пусть хоть с двадцатой колонны. Пусть он мне предоставит информацию, а я потом подумаю, принять ее или нет. А мы боимся: хоть бы ничего лишнего никто не сказал!

"Если у спортсмена не получилось, его нельзя за это бить"

Еврорадио: На Олимпиаде в Афинах триумфально победили бегунья Юлия Нестеренко, дзюдоист Игорь Макаров. Беларусь вошла в тридцатку мировых лидеров из сотен стран. Сегодня странно слышать, что тот результат сочли плохим.

Юрий Сиваков: Я вместе со своими специалистами перед Олимпиадой составил президенту записку: гарантирую 15 медалей. При успешном стечении обстоятельств ― 20. При уникальном стечении обстоятельства ― 25. Ребята привезли 15 медалей и 10 четвертых мест. Я на тот период времени только прошел обкатку на своем посту. Только после Олимпиады в понял, что надо делать, но посчитали, что я некомпетентен.

Еврорадио: Интересно, что вашей команде удалось точно угадать количество медалей...

Юрий Сиваков: Я пришел в Министерство, не имея фундаментальной подготовки. Но у меня была классная команда. Такой был начальник управления спорта Николай Яковлевич Бабец. Были люди, которые зубы съели на своем деле, все знали, могли просчитать, сколько надо в спортсмена вложить, что он может дать на выходе. И тогда вкладывали в спорт достаточно.

Еврорадио: Вы считаете, что сегодня подход чиновников к делу существенно изменился?

Юрий Сиваков: В управлении спорта должны быть люди, которые умеют общаться, прогнозировать и просчитывать, сколько, в кого и на каком этапе необходимо вкладывать денег. Чтобы потом возможно было прогнозировать результат. Но нельзя ставить спортсмену планку, требовать с него. Надо понимать, что очень много факторов влияют на результат, и если у спортсмена не получилось, его нельзя за это бить. Надо понимать, почему не получилось, где недоработали. Надо сформулировать логистику на основании опыта своего, международного, советского. А под эту логистику затем надо готовить специалистов. Не можем их готовить мы, надо отправлять за границу, чтобы учились. Тогда мы получим какие-то результаты и сможем что-то прогнозировать. А если будем делать по армейскому принципу "круглое ― таскать, квадратное ― катать", то будем иметь то, что имеем.

Фото 2003- года, photo.bymedia.net