Вы здесь

Бывший военнослужащий — о нововведениях в Печах: Проблему они не решают

Фото: svaboda.org

Начальник 72-го объединенного учебного центра в Печах разрешил солдатам, которые служат под Борисовом, держать при себе мобильники. Но только без камеры, интернета и диктофона. Раньше телефоны тоже можно было иметь, но хранились они в "назначенных местах" и выдавались только в определенные часы. Расписание связи с родственниками сохранится и сейчас: "Например, после ужина, перед сном", — пояснили в Минобороны. Остальное время мобильник может быть выключен, стоять на вибрации или в беззвучном режиме.

"В каждой части есть таксофон, которым можно пользоваться в определенные часы, — комментирует нововведения бывший военнослужащий, который сам столкнулся с дедовщиной, Иван Шило. — Поэтому, если мне нужно срочно, в течение дня сообщить родителям о проблемах, то можно воспользоваться таксофоном. Если я действительно этого хочу, то я это сделаю, независимо от того, разрешен телефон, или нет. Совсем другое дело, если бы я мог снять на камеру факт дедовщины и быстро передать его кому-либо через интернет. Эту меру подают как шаг к либерализации, на самом деле — нет".

Запрет пользоваться камерами в мобильных телефонах объясняется тем, что на снимки может попасть секретная информация. В качестве контраргумента Иван Шило приводит израильскую армию, из которой отпускают домой на выходные и не боятся о распространении засекреченных данных. "Надо просто менять армию, делать ее нормальной, тогда не придется скрывать то, что может попасть в камеры", — добавляет журналист.

Родителям, которые не могут дозвониться до ребенка, Минобороны советует набирать казарму: психологам, командирам, заместителю по идеологии. Но вспомним, что родители солдата Артема Бастюка звонили в казарму и умоляли спасти сына. Это не остановило самоубийство.

"Принято решение выделить денежные средства для установки в некоторых местах размещения военных технических средств наблюдения. Система видеонаблюдения позволит дежурному по школе, который находится в казарме, более оперативно видеть помещения, где находятся военнослужащие, чтобы минимизировать мельчайшие вопросы — схваток каких-либо или какого-то воздействия", — рассказал министр обороны Андрей Равков на "горячей линии" в субботу.

По мнению бывшего военнослужащего Ивана Шило, эта мера также не даст результатов, так как дедовщина никогда не происходит там, где это может быть замечено. Например, в туалетах, где камеры точно не будут установлены из-за вопроса конфиденциальности.

"Во-первых, в мое время в туалетах не было даже кабинок, поэтому какие камеры, — продолжает Иван. — Во-вторых, если сегодня человек попадает в милицию и его там избивают, то неожиданно выясняется, что именно в этот момент камеры наблюдения в участке не работали. Поэтому этот вопрос больше системного характера — будут ли эти камеры работать в нужные дни и будет ли верить суд, что это действительно технические неполадки".

Напомним, 3 октября в воинской части в Печах нашли повешенным 21-летнего Александра Коржича. У парня были связаны ноги и на голову надета майка. Следственный комитет возбудил уголовное дело за дедовщину. Первоначально основной версией происшествия был суицид, но близкие не верят в это.

Согласно официальным данным, обвинение по уголовному делу предъявлено 10 военным, еще 5 (среди них — один офицер) находятся в статусе подозреваемых, но ни одного из них не обвиняют в убийстве.