Вы здесь

"Ближайшие два дня будут историческими": 30 лет назад в Вискулях отменили СССР

Подписание Беловежских соглашений / РИА Новости

"Из парламентских кругов стало известно, что сегодня в Минск прибывает президент РСФСР Борис Ельцин", — писала 6 декабря 1991 года газета "Знамя юности". В программе были заявлены встречи с руководством БССР, депутатами, общественностью. 

Но у этого визита была и другая цель.

"Как считают некоторые народные депутаты Беларуси, главная цель приезда президента России — встреча со своим коллегой… из Украины. Да-да, Леонид Кравчук тоже прилетает в Минск. Более того, не исключается прибытие и казахского президента Нурсултана Назарбаева", — писало издание.

К декабрю 1991 года Советский Союз уже трещал по швам. Все республики приняли Декларации о независимости. Попытка сохранить СССР в прежнем виде, которую предприняло ГКЧП, провалилась, а проект Михаила Горбачёва — Союз Суверенных Государств — буксовал. Но главное — проваливалась экономика. Последний год СССР — это постоянный дефицит продуктов и растущие цены.

Итоги той встречи в Вискулях до сих пор вызывают ожесточённые споры. Что это было: заговор или констатация факта, как и записано в Беловежских соглашениях? Не претендуя найти исчерпывающий ответ на этот вопрос, Еврорадио просто решило вспомнить, как это происходило.

Беларусь. 1991-й

Весной 1991 года в СССР провели референдум. Задали вопрос: нужно ли сохранить СССР, превратить его в федерацию "равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности".

Советскую власть и союзные отношения в 1991-м году по версии газеты "Свабода"

Большинство — более 76% — ответили "да". Стоит, правда, отметить, что далеко не все советские граждане приняли участие в этом плебисците. Население 6 из 15 республик (трёх прибалтийских, а также Грузии, Армении и Молдовы) вообще не голосовало. В БССР за обновлённый союз были почти 83%, против — чуть более 16%.

Референдум был в марте. А в апреле 1991 года в СССР резко выросли цены. Официально — на 65–70%, реально  в разы. На площадь Ленина в Минске вышло около ста тысяч рабочих. Они пришли сказать, что объявляют забастовку. Не уходили с площади несколько дней. Против ухудшения качества жизни протестовали и в других городах. 

В Орше, к примеру, в знак протеста местные жители решили заблокировать железную дорогу. Верховному Совету БССР пришлось реагировать — руководителям предприятий директивно поручили пересмотреть зарплаты.

В Орше рабочие были готовы перекрыть жд пути / фото Сергея Грица, газета "Свабода"

Ещё газетные новости из 1991-го. Осень:

"В Витебске, чтобы купить молоко и творог, нужно потратить полдня. Хлеб — с хроническими перебоями… В Минске, в Уручье, магазины забиты очередями, самые большие — за коровьими хвостами"

"Ни одна из республик, оказывается, не выполняет соглашения о налогах в союзный бюджет. Кроме Беларуси". Но это не помогает. "Союзный бюджет катастрофически не выполняется, финансирование его дефицита происходит исключительно печатанием новых купюр".

Остановился Тракторный: "Завод вынужден прекратить производство из-за непоставки металла с украинских и российских металлургических комбинатов. "Заграничных" смежников теперь уже и валютой не прельстишь; подавай им за металл не доллары даже — телевизоры "Горизонт".

А на "Горизонте" тоже проблемы. Подводят поставщики: "Только в августе этого года из-за отсутствия комплектующих на целых десять дней пришлось полностью останавливать производство, и рабочие получили дополнительный отпуск за свой счёт, которому не очень-то были рады".

Фоторепортаж с Минского тракторного завода / газета "Знамя юности"

Серьёзно сократились поставки нефти на белорусские предприятия. "По прогнозам Новополоцкого горсовета, если в ближайшее время не восстановится прежний режим работы предприятий, около 5 тысяч человек вынуждены будут искать работу". В Новополоцк тогда приехал глава Верховного Совета БССР Станислав Шушкевич. Он рассказал, что намерен обсудить нефтяной вопрос во время визита Ельцина в Минск.

"Знамя юности" той осенью решило расспросить минчан, когда и над чем они в последний раз смеялись. "Когда я смеялся? Что-то не припомню… при советской власти не посмеёшься — это же нищая страна, какой тут смех? Жизнь отработаешь, отдашь здоровье, и что взамен? Большой рабочий стаж и сутулость. Может, на похороны ещё тысяча какая есть. Похоронили, и всё. Что тут смешного…" — признавался изданию мужчина в возрасте.

Индеец Ильич, Дзяды и Ханука

В политике в тот год и до "Вискулей" происходили невиданные вещи. Сначала разговоры о реформировании Союза, потом — путч, попытка группы союзных начальников захватить власть и сохранить статус-кво — старый (не)добрый СССР с мощным центром и железной партийной дисциплиной.

Попытка не удалась, но она подтолкнула республики к тому, чтобы ещё раз вернуться к теме независимости. Через пару дней после свержения ГКЧП в Беларуси созвали внеочередную сессию Верховного Совета. Декларация о государственном суверенитете, которую там приняли, получила статус Конституционного акта.

"Я приехал в одну страну, а оставляю совсем другую. Очень горжусь, что стал свидетелем настоящего перелома", — говорил в сентябре 1991 года "Свабодзе" генеральный консул Польши в Минске Тадэуш Мыслик. Той осенью заканчивалась его миссия в Беларуси.

Осенью 1991 года глава белорусского правительства Вячеслав Кебич говорил, что не верит в скорое подписание нового Союзного договора / газета "Советская Белоруссия"

У Верховного Совета и правительства БССР появилась масса работы — новые законы (о гражданстве РБ, о налогах) и новые соглашения (с другими республиками и странами об отношениях и сотрудничестве). Нужно было определяться с границами. Это была одна из самых острых проблем. К примеру, на переговорах с литовской делегацией в октябре. Обсуждали проект Декларации о принципах добрососедских отношений.

"Да, мы приблизительно знаем, где она проходит, — но лишь приблизительно. Наши соответствующие службы уже делают облёт границы, потом последуют аэрофотосъёмки", — рассказывал изданию "Знамя юности" участник переговоров депутат ВС БССР Пётр Садовский

А в поселке Ивье (статус города он получил только в 2000-м) в тот год случилась невиданная история: накануне главного советского праздника 7 ноября демонтировали памятник Ленину. Правда, как говорили чиновники, по эстетическим соображениям. Кто-то отбил Ленину нос, ему "прилепили новый, который с течением времени почему-то стал белым и на фоне серого гранита придавал Ленину вид индейца". Так или иначе, местным коммунистам в тот год оказалось некуда принести цветы.

Зато в Минске за пару дней до этого впервые массово отметили Дзяды: митинг прошёл у здания КГБ. А в декабре — опять же впервые за многие десятилетия — минские евреи смогли открыто отпраздновать Хануку.

Митинг по случаю Дня поминовения предков у здания КГБ в Минске в ноябре 1991 года / газета "Знамя юности"

Накануне

1 декабря 1991 года в Украине состоялись референдум и выборы президента. Выбрали Леонида Кравчука. Более 90% граждан, пришедших на участки, высказались за независимость республики.

Президент СССР Михаил Горбачёв тем временем снова обратился к парламентам союзных республик с просьбой оперативно рассмотреть Договор о Союзе Суверенных Государств и одобрить его:

"Я прошу вас сказать "да" такой форме равноправного сотрудничества и взаимодействия, которая позволит нам совместно, а иначе не получится — пройти труднейшую и очень опасную полосу своей общей истории", — говорил Горбачёв. Он надеялся, что договор будет подписан ещё в 1991 году.

6 декабря в Минск прилетели президенты РСФСР Борис Ельцин и УССР Леонид Кравчук. Ельцин выступил в белорусском парламенте. Говорил о том, что "ушла в историю попытка воссоздания Союза ССР в ленинской интерпретации", а идея "полуфедерации" тоже терпит неудачу, "всех пугает наличие центра и его возможное возрождение в старых формах. Участников переговоров становится всё меньше". "Если так будет продолжаться, за стол переговоров некому будет сесть", — резюмировал Борис Николаевич. Он особо подчеркнул, что без Украины этот новый союз сложно представить.

А потом Ельцин сказал: "Ближайшие два дня будут историческими". Белорусские журналисты позднее остановили в кулуарах Шушкевича и спросили, разделяет ли он такую точку зрения.

"Диктофонная лента хранит взволнованность и искренность руководителя нашей республики: "Я надеюсь, я очень надеюсь, я сделаю всё, чтобы эти слова стали правдой, стали истиной", — писала в те дни "Советская Белоруссия".

Станислав Шушкевич встречает в минском аэропорту Леонида Кравчука. Борис Ельцин выступает в белорусском Верховном совете / газета "Знамя Юности"

Хотя ещё за несколько дней до этого Шушкевич говорил, что "в центре внимания во время переговоров будет вопрос ускорения экономических реформ в России и согласование в связи с этим позиций". Перед приездом Ельцина в Минск с главой белорусского Верховного Совета разговаривал Алесь Липай. И вопрос о новом союзе без участия центра звучал. Липай напрямую спросил у Шушкевича, будут ли руководители республик обсуждать в Минске возможность объединения в новый союз без участия союзной Москвы.

"Обсуждаться могут многие вопросы, но по предварительной договорённости вести разговор в таком контексте мы не планировали", — сказал тогда Шушкевич. Ещё Липай спрашивал о Горбачёве. По сведениям новостного агентства, президент СССР звонил руководителю белорусской республики "и высказывал заинтересованность в своём участии в белорусской встрече".

"Я не хотел бы доводить до сведения содержание всех своих бесед с Горбачёвым", — ответил тогда Шушкевич.

Констатируем, что СССР — всё

Соглашение о Содружестве Независимых Государств было подписано 8 декабря в резиденции "Вискули" в Беловежской пуще. Текст писали на месте. Станислав Шушкевич рассказывал, что вёз Ельцина в пущу на охоту, чтобы договориться о поставках нефти и газа.

"Начали мы обсуждать эту ситуацию с нефтью и газом и увидели, что если действовать по закону, как составные части Советского Союза, то у нас не остаётся иного пути, как просить Горбачёва, руководителя СССР. И тут философ, марксист-ленинец Геннадий Бурбулис [госсекретарь РСФСР. — Еврорадио] говорит: "А не согласитесь ли вы подписаться под такой фразой: "СССР как геополитическая реальность и субъект международного права заканчивает своё существование". И все вдруг согласились",вспоминал в интервью Еврорадио Станислав Шушкевич.

В конечном варианте эта фраза звучала так: "Мы, Республика Беларусь, Российская Федерация (РСФСР), Украина, как государства-учредители Союза ССР, подписавшие союзный договор 1922 года, далее именуемые Высокими Договаривающимися Сторонами, констатируем, что Союз ССР как субъект международного права и геополитическая реальность прекращает своё существование".

Леонид Кравчук, Станислав Шушкевич, Борис Ельцин и Вячеслав Кебич после подписания Соглашения о создании СНГ / РИА Новости

Стороны договорились также о создании нового образования — Содружества Независимых Государств. А ещё о намерении развивать "равноправное и взаимовыгодное сотрудничество своих народов и государств" и координироваться по разным вопросам от внешней политики до таможни. При этом сохранялось объединённое командование военно-стратегическими силами и единый контроль над ядерным оружием. 

В конце документа говорилось, что "настоящее Соглашение открыто для присоединения всех государств — членов бывшего Союза ССР", а также других государств, разделяющих его цели и принципы.

Уже 10 декабря Верховный Совет БССР ратифицировал Беловежские соглашения. Против выступил лишь один человек — депутат Валерий Тихиня. Газета "Знамя юности" писала, что он обвинил Шушкевича в превышении служебных полномочий. Он говорил, что "Соглашение не является Союзом, это облако в штанах. На мой взгляд, это драматический шаг". Тем не менее Соглашение было ратифицировано. В этот же день депутаты денонсировали договор от 1922 года о создании СССР.

"Стоя и аплодисментами"

 В те дни белорусский парламент ещё проголосовал за объявление собственностью РБ "всего движимого и недвижимого имущества, которое принадлежало КПСС-КПБ, включая денежные средства в рублях и инвалюте", а Минский горисполком принял решение о переименовании площади Ленина в площадь Независимости и Ленинского проспекта в проспект Скорины.

"Событие это было отмечено депутатами стоя и аплодисментами", — писали газеты.

"На очереди у нас переименование многих улиц в Верхнем городе. Будет это происходить постепенно и займёт год-полтора", — говорили в горисполкоме. С карты Минска должны были исчезнуть улица Ленина, Революционная, Комсомольская, Энгельса, Коммунистическая, Куйбышева. Успели переименовать только улицу Максима Горького — теперь это улица Максима Богдановича.

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.