Вы здесь

Белорусские подростки чудом вернулись из Сирии, а на родине их поставили на учёт

"Вконтакте"

"Все, кто жил в Сирии и теперь живёт! Надо найти Ольгу Николаевну Фёдорову из Беларуси. Она восемь лет назад уехала из Алеппо, оставив детей с мужем. Муж погиб, мальчики остались одни. Может, кто-нибудь её знает?"

Полгода назад волонтёры по всему миру начали искать витебчанку Ольгу Фёдорову. Её муж-сириец подорвался на мине, заложенной в машине. Двое детей, Закария и Клим Алыту, остались одни в Алеппо, в аду гражданской войны.

Еврорадио разыскало мать и бабушку мальчиков и узнало, как сложилась судьба Закарии и Клима.

Муж обманом забрал детей в Сирию

Ольга Фёдорова вышла замуж за гражданина Сирии в начале 2000-х. Сначала молодая пара жила в Витебске, здесь у них родилось двое детей.

"Дети — белорусы, родились в Витебске, — рассказывает Еврорадио Елена, мать Ольги Фёдоровой. — Прописаны в городе, ходили здесь в садик".

Закария даже успел закончить первый класс витебской школы. Но в 2008 году пара вместе с детьми перебирается на родину мужа Ольги, в сирийский город Алеппо. Семья быстро распадается. По сирийским традициям, мужчина может иметь несколько жён и посещать их по очереди. На такую ​​жизнь Ольга не согласилась. Она уехала из Сирии вместе с детьми.

Поиск Ольги Фёдоровой

Через несколько месяцев муж приехал в Витебск посетить семью и обманом забрал сыновей в Алеппо. Ольга в то время работала в Москве.

"Напишите, что у нас всё хорошо"

Восемь лет Ольга почти ничего не знала о своих детях. У женщины началась депрессия: она уехала в Москву и прервала контакты с родственниками.

Когда муж Ольги погиб, Закария и Клим остались с его сирийской женой. Жизнь у ребят было несладкой — их отправили работать на стройку. Они сумели сбежать и с помощью волонтёров вернулись в Беларусь.

Их мать ничего об этом не знала — Ольга по-прежнему работала в российской столице. О том, что её сыновья в Витебске, она узнала от волонтёров, которые занимались её поиском в России.

Ольга с мужем и детьми

Мать Ольги говорит, что дочке тяжело рассказывать о пережитом.

"Мы не хотим ничего вспоминать, — рассказывает она. — Напишите, что у нас всё хорошо, всё нормально. Было очень много нюансов... Мы уже прошли через то, что нужно и что нет. Детей нам привезли... Всё хорошо. А к прошлому возвращаться не надо".

Вместо летнего лагеря учёт

Ольга вернулась в Витебск сразу после того, как узнала, что там её дети. Закария и Клим медленно привыкали к жизни в Беларуси. После возвращения из страны, где идёт война, мальчикам была необходима помощь в адаптации.

"Мы обратились в отдел образования с вопросом, куда нам идти, с чего начинать адаптацию. Знаю, что приезжают сирийские дети в Беларусь. Есть летние лагеря. Думала, может, и наши смогут поехать... В ответ тишина, телефоны перестали отвечать, — вспоминает бабушка Закарии и Клима. — А в результате начались проверки коммунальных платежей и другого. Нас просто перед фактом поставили, что мы на учёте. На каком основании? Никто не объяснил. Слава богу, нас потом с этого учёта сняли".

Более полугода Закария и Клим живут в Витебске. Читать и писать бабушка и мать учат ребят дома. В воспитании детей они надеются только на себя.

Непростая адаптация

Адаптация Закарии и Клима проходит непросто. Мать и бабушка объясняют ребятам, как нужно вести себя в белорусском обществе. По словам Елены, никто из чиновников и учителей не пришёл на помощь в адаптации детей.

Вместе с детьми

Обращения к местным властям принесли семье неприятности.

"Претензии были, мол, почему не учатся дети. Но как учиться, когда за десять лет полностью забыт русский язык? В том, что у нас нет арабского учителя, мы виноваты? — продолжает Елена. — Адаптация происходит непросто. Но это наши дети, мы знаем их привычки. Переучивали: то, что было можно в Сирии, нельзя у нас. Мы объясняем.

Когда мы обратились за помощью, нам ответили, что придут и помогут. В результате дело сбросили на отдел образования Первомайского района, а потом на школу. И начались у нас проблемы с учителями".

Семья не существует

В отделе образования Первомайского района Витебска о двух сирийских мальчиках, которые не ходят в школу... ничего не знают. Главный специалист по вопросам защиты и охраны прав несовершеннолетних Ирина Гаевая рассказывает Еврорадио, что ни одна семья не обращалась в отдел с таким вопросами:

"Я подняла за 2018 год журналы обращений и приёмов, таких людей у ​​нас не было. Ничем помочь не могу, — говорит чиновница. — Такую семью не знаем. Обращений не было. Больше ничего не могу прокомментировать".

На всякий случай мы позвонили в Железнодорожный и Октябрьский отделы образования Витебска. Там тоже не слышали об Ольге Фёдорову и её детей.

Ситуация странноватая, но Закарии и Климу от этого не легче. Ребятам, которые оказались чужими среди своих, по-прежнему необходима помощь в адаптации. Но ждать помощи пока неоткуда, а родственники мальчиков решили полагаться только на себя.

Больше важных и интересных новостей в программе «Еврозум» за 06.02