Вы здесь

Андрей Дмитриев: сегодня государство готово нам врать о нас

Андрей Дмитриев / Фото: Мария Войтович

— "Площадь" — это очень опасно. Потому что власть очень сильная. Лукашенко очень зол, и мы просто можем откатиться ещё дальше, чем мы откатились в 2010 году из-за такого протеста, — такое мнение высказывает сопредседатель общественного объединения "Говори правду" Андрей Дмитриев в девятом выпуске программы "Кандиdating".

Об откровениях после Площади-2010

— Люди всю правду говорят только в мемуарах. Но когда их читаешь — понимаешь, что и там правда не вся. Людям неинтересна правда, они ничего не слышат. Они давно уже решили, кто враг, а кто друг.

Я эту историю прошёл, это же 10 лет назад было. Иду дальше, иду вперёд. Да, были ошибки. Есть. Они есть у каждого. Это люди, которые только появились, пока кажутся ангелами.
 

О визите к Бабичу в посольство России

— Мы обращаемся к России, если мы считаем, что надо что-то ей сказать. Разговариваем с послами, и не только с российскими. Со всеми. Это политическая работа. Ни президент Беларуси, ни вообще белорусский политик не может позволить себе сказать: "Вот это направление мне не нравится, Путин мне не нравится, поэтому я к нему не поеду". Нет, я поеду. И буду добиваться для Беларуси того, что я считаю нужным и достойным. И буду вести жёсткие переговоры, а не стоять, цокать каблуками и рассказывать о братстве и землянках. Когда мы шли к Бабичу, мы искренне говорили ему, что мы думаем о Крыме, о независимости. Что это важно, что об этом нельзя говорить через губу.
 

Чей Крым?

— Мое личное мнение — он украинский. Но я считаю, что мы на это никак не влияем и должны думать о том, чья Орша. Чьи малые города сегодня в Беларуси, которые вымирают. Чтобы они остались белорусскими и чтобы люди там остались. Я вот для этого иду в президенты. Мы не решаем вопросы Крыма, мы решаем вопрос, будет ли у нас по-прежнему много красивых малых городов. Или через пять лет мы будем встречаться на стройках в Польше?
 

Площадь-2020 будет?

— Это очень опасно, потому что власть очень сильная. Лукашенко очень зол, и мы можем откатиться ещё дальше, чем откатились в 2010 году из-за такого протеста. Я не хотел бы, чтобы один из нас приносил другому передачи в СИЗО. Это очень важно, чтобы мы пошли дальше после этих выборов и общество только усиливалось. А не дали возможность властям просто воспользоваться силой и отбросить страну. И снова отбросить общество в состояние тотального страха. Да, я считаю, что пока говорить о "площади" — это преждевременно и опасно.
 

Флаг и герб

— После 1995 года красно-зелёный флаг был флагом Лукашенко. А бело-красно-белый флаг был флагом другой части людей. Которые видели Беларусь более европейской, демократической. Как мне кажется, на флаге Лукашенко сейчас есть только одно. Там написано: Лукашенко. И даже люди, живущие вот в этой красно-зелёной Беларуси, оказались ненужными.

Мы все видим, что нужны изменения, мы все видим, что в центре этих изменений должен стоять человек. И мы все готовы объединяться, быть солидарными, говорить об этом, говорить правду. Поэтому я считаю, что нам нужно уходить от этого конфликта. Потому что вот эта красно-зелёная Беларусь — те самые люди, которые хотят нормально, достойно жить, хотят уважения. А бело-красно-белому флагу нужно придать статус историко-культурной ценности, безусловно.
 

Про Бабарико и Цепкало

— Кандидаты Бабарико и Цепкало — это просто классические кандидаты мирных перемен. Они видят возможности, они видят, что можно без крови. Общество готово к мирным переменам, оно выдвигает много людей разных. Но власти не готовы, они упёрлись в стену в своём развитии. Им дальше нужно принимать решения, которые они не хотят. Поэтому надо сегодня говорить уже о других вещах. О том, что даже если эта власть делает мирные перемены, то есть реформы, это всё равно получается про тех, у кого уже есть деньги и уже есть власть. Они или во власти, или возле власти, или назначены властью.
 

Хотят ли белорусы перемен?

— Ежедневно я вижу женщину, которая выходит из "Евроопта" — недорогого магазина, где она приобрела продукты питания, и подсчитывает, сколько осталось зарплаты. И ждёт, вы вдумайтесь, до чего нас довели, и ждёт, что откроют границы и её мужик поедет куда-то туда зарабатывать. Для этих людей нужно делать перемены, о них нужно прежде всего думать.

Вот поэтому мы и говорим: "Говорить правду". Ведь сейчас, во время пандемии, государство готово нам врать о нас. Не о каких-то отдалённых вещах, не о резиденции, что не влияет на мою жизнь, а о том, где я могу заразиться и насколько это для меня опасно. Для меня, для моих детей, для моих родителей. Государство ставит нашу жизнь фактически под угрозу. И тем более жизнь медиков. Государство не заботится о людях — "ай, как-нибудь кризис переживёте". Она не хочет меняться. Ну никак. Только говорит: давайте, хлопайте в ладоши и говорите, как всё хорошо.

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.