Repressions continue as Belarusian authorities declare everything 'extremist'

Almost everything can be called "extremist" in Belarus/collage by Ulad Rubanau, Euroradio.

Recognition of anything as "extremist" has been one of Belarus's most common methods of repression since 2020. All these cases are recorded by human rights activists of "Human Constanta." They told us about the recent trends.

"An effective tool of repression"

Антиэкстремистское законодательство всегда признавалось государством, особенно после 2020 года, как эффективный инструмент репрессий, — сказала на презентации очередного доклада правовой аналитик Татьяна Зинякова. — По подборке той риторики, которой оперируют государственные органы, видно, что они воспринимают это законодательство как нечто, что помогает ставить на "мьют" [от mute — "беззвучный". — Еврорадио] некоторые голоса, которые говорят что-то некорректное [для власти]. Сами власти это называют наведением порядка в информационном поле, свободу слова они называют чем-то, что трансформировалось в экстремистскую деятельность. Поэтому это законодательство так активно стало использоваться в последнее время.

Зинякова уточнила, что в белорусском контексте "борьба с экстремизмом" — больше, чем один "нехорошо написанный закон". Есть несколько нормативных правовых актов. В целом же государство классифицирует "экстремизм" как 18 действий, которые могут посягать на "независимость, территориальную целостность, суверенитет, основы конституционного строя и общественную безопасность".

— Ещё одно важное нововведение белорусского законодательства — это термин "экстремистское формирование", который появился после 2020 года. В отличие от "экстремистской организации", которая должна признаваться судом, "экстремистское формирование" — это то, что даёт признать группу граждан "экстремистами" без решения суда. Для этого достаточно решения МВД или КГБ, и это делает задачу очень простой.

Правозащитница Наста Лойко напомнила, что сравнительно недавно ввели наказание не только за организацию и руководство экстремистским формированием, но и за участие в нём. В качестве примеров она привела дело Ольги Золотарь, "Прамень" и философа Владимира Мацкевича.

Кроме того, теперь заметно выросло общее число "формирований". Так, за последние три месяца появилось двадцать новых "экстремистских формирований", а на конец июня их общее число достигло шестидесяти девяти.

За год произошло ещё большее усиление антиэкстремистского законодательства, мы все знаем о смертной казни за покушение на акт терроризма, это было принято на фоне войны в Украине. Мне кажется, что это связано в основном с запугиванием. Хотим обратить внимание, что такое возможно применить к людям, только если это "покушение" произошло с 29 мая 2022-го. Если раньше, то изменения не могут распространяться, — отметила Лойко.

Из занимательного, что обнаружили правозащитники: возбуждение дел за действия, которые произошли на территории других государств, множество дел за "разжигание вражды" и пополнение "экстремистских списков". На конец июня в Беларуси "причастными к эстремистской деятельности" считали 426 человек.

Среди тенденций последних трёх месяцев: задержания за "рельсовые атаки" и передачу информации о перемещении российской техники, "охота" на блогеров, которые осуждали войну в Украине. Выросло число дел за "разжигание вражды". 

Кроме того, впервые были применены статьи за "финансирование террористической деятельности". Также нескольких журналистов (Екатерина Андреева, Денис Ивашин, Андрей Александров, Ирина Злобина) судят за "измену государству".
 

Как обезопасить себя?

На вопрос о том, как не попасть под "экстремистские репрессии", Наста Лойко рекомендует лучше знать, за что могут преследовать, и больше заботиться о своей безопасности — в том числе информационной.

To follow important news, subscribe to the Euroradio channel on Telegram.

Every day we publish videos about life in Belarus on our YouTube channel. You can subscribe here.