Вы здесь

"Зимой грею чайник, чтобы отогреть колонку": безнадёга в белорусской глубинке

Дом в Чистополье

Типовые двухэтажки, которые в поздние советские времена строили в белорусских деревнях, сегодня очень часто выглядят не самым лучшим образом. Есть один такой дом и в деревне Чистополье Верхнедвинского района, что на Витебщине. Подходить к нему страшно: заколоченные окна и двери, чёрные дыры вместо стекла, плесень от влаги на полу и потолке, расписанные стены и почти разрушенный подъезд — кажется, здание давно заброшено. Но это не так: в доме до сих пор живут две семьи. Одна из них состоит из трёх женщин: это Татьяна Литвинова, её старая мать и 11-месячная дочь.

Дом разрушается на глазах

Квартиру здесь в начале 90-х получил отец Татьяны, ныне покойный, который работал в колхозе. Женщина живёт в ней с самого рождения. За 25 лет ничего вокруг неё не изменилось. Воду приходится носить 15 метров от колонки. В подъезде нет света. Туалет на улице. Дом не подключён к центральному отоплению, а печку в квартире Татьяны отремонтировали только недавно — на это пришлось одолжить денег. В углу стоит газовый баллон — чтобы готовить еду и греться.

"Я в этом доме родилась, здесь всей семьёй жили, — рассказывает Еврорадио Татьяна Литвинова. — Братья тоже здесь прописаны, но не живут. Один в России, другой в другом месте... Дочка 11 месяцев, мать и я в квартире. Отец мой в колхозе проработал, жил с нами, но в 2017 году умер".

За коммуналку Татьяна платит почти девять рублей. Для неё это немало. Четыре рубля из девяти отчисляются на капитальный ремонт, но женщина говорит, что не помнит в доме ремонта за последние 25 лет. Несколько раз она обращалась в сельсовет, чтобы помогли со светом в подъезде, потому что вечером невозможно выйти на улицу с ребёнком:

Квартиры, где никто не живёт

"Света нет до сих пор. Однажды возвращались с прогулки, зацепилась с ребёнком на руках, там дыра в полу. Дочь получила черепно-мозговую травму", — жалуется Татьяна.

В Кохановичском сельсовете, к которому относится деревня, Еврорадио отвечают коротко — дом находится на балансе сельхозпредприятия "Верхнедвинский". Поэтому помочь Татьяне не могут:

"Это их дом. Сельсовет — бюджетная организация, и мы не можем никому ремонт сделать. Нам самим купить краску и покрасить?"

А директор "Верхнедвинского" Антон Тумашевич рассказывает Еврорадио, что ремонтом семья Татьяны Литвиновой должна была заниматься сама:

"Дом без удобств. Печка, плита своя у них... Этому дому лет пятьдесят. Если честно, то ремонт там действительно не делали. Не хватает средств — основная причина.

Эти квартиры давно надо было списывать, но там часть приватизированных. Денег в совхозе нет, чем я ей дом откапиталю? А сколько они за свою жизнь на текущий ремонт потратили? Подкрасить, прочее... Пусть бы пришла, поговорили, что она дальше собирается делать".

Сейчас семья Татьяны ждёт очередной зимы.

"Зимой, конечно, в сложных условиях живём. Одна стенка в инее, снег собирать можно. Вода в колонке замерзает. Грею чайник, чтобы отогреть колонку", — говорит она.

Дом на улице Полевой

Сколько в Беларуси таких людей, как Татьяна и её семья? В нашей стране более 2,5 млн человек, которые не могут себе позволить приобрести товары и услуги для удовлетворения основных нужд. По данным Белстата, 512 тысяч белорусов находятся за чертой бедности.

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.