Юрист: Гайдукова незаконно до суда держали за решеткой

Что Андрей Гайдуков "изменял государству", не подтвердилось. Тем не менее новополоцкий активист получил 1,5 года колонии. Как выясняется —  "за попытку установления контактов с сотрудниками иностранной спецслужбы без признаков измены государству". Адвокат осужденного Вадим Мушинский с приговором не согласен.

Вадим Мушинский: "В части назначения наказания приговор будет обжалован. Больше я ничего объяснить не могу: я нахожусь под подпиской о неразглашении материалов дела. Ни материалов дела, ни хода судебного заседания".



 

Напомним, Андрей Гайдуков был задержан 8 ноября прошлого года. Первоначально его обвиняли по двум статьям: "Покушение на преступление" и "Измена государству", что грозило лишением свободы на срок от 7 до 15 лет. Затем обвинение было переквалифицировано. По новой статье, номер которой не разглашался, прокурор запросил для Гайдукова 2 года тюремного заключения.



К слову, статья, по которой осудили Гайдукова, была введена в Уголовный кодекс за год до задержания новополоцкого активиста — 8 ноября 2011 года. И похоже, что на Гайдукове ее "обкатали". Не очень удачно, уверена юрист Тамара Сидоренко.



Тамара Сидоренко: "Это преступление является наименее тяжким из всех, которые можно совершить. Ведь наказание за него — от 6 месяцев до 2 лет лишения свободы. Под стражу заключают за преступления, по которым наказание от 2 лет и больше. Исходя из того, по какой статье его наказали, следует, что незаконно была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу".

А в итоге это привело к тому что суд... не мог дать Гайдукову минимальное наказание!



Тамара Сидоренко: "Гайдукову попросил прокурор максимальную меру наказания. Почему? Это преступление не оконченное, ущерба не нанесло, человек никогда не привлекался к ответственности... А минимальное наказание 6 месяцев, вроде бы, и дать нельзя — он уже 8 месяцев под стражей находится. Получается, что безосновательность его задержания и продолжительность нахождения под стражей привели к тому, что невозможно было суду даже обсуждать, давать ли ему наказание минимальное по этой статье в виде ареста на срок 6 месяцев".

Целиком статья, по которой осудили Гайдукова, звучит следующим образом: "Сотрудничество на конфиденциальной основе со специальной службой, органом безопасности или разведкой иностранного государства". И в самой статье много непонятного, считает Сидоренко. В том числе — что имеется в виду под терминами "конфиденциальная основа" и "специальная служба".





Тамара Сидоренко: "В обвинении необходимо конкретно указать — какая это служба специальная и какого государства. Ведь иначе обвинение будет неконкретным. И тут еще по самому обвинению: если бы располагали текстом этого обвинения, можно было бы здорово работать".

Лидер гражданской кампании "Говори правду" Владимир Некляев уверен: все дело Гайдукова и такой приговор — сигнал Европе.

Владимир Некляев: "И приговор Гайдукову, и то, что сейчас снова Парфенкову хотят добавить 1,5 года — это демонстрация на не слишком громких именах, не слишком громких делах того, что, мол, мы здесь будем сами решать, как и над кем вершить правосудие. И никакие давления с Запада, никакие пряники и кнуты на нас не будут действовать".

По словам политика, в последнее время спецслужбы и правоохранительные органы действуют именно таким образом — сначала арестовывают человека, а потом начинают искать, в чем его обвинить. Не находят и придумывают такую статью, из которой непонятно, было ли совершено преступление и в чем оно заключается.

Мать Андрея Гайдукова Ольга до последнего надеялась, что из зала суда они всей семьей отправятся домой. Вместо этого они поехали в СИЗО: осужденный — чтобы вернуться за решетку, его родители — чтобы добиваться свидания с сыном. Которого считают ни в чем не виноватым.