Вы здесь

Я в “чёрном списке”? Как учитель искала работу после непродления контракта

Легко ли найти работу, если на старом месте не продлили контракт?

Ещё два года назад администрацию школы, в которой преподавала Марина (имя изменено по просьбе героя), полностью устраивала её работа.

Она учила детей иностранным языкам, была классным руководителем. Учеников Марининого класса знали чуть ли не во всех городских музеях. Дети её обожали. В конце этого учебного года некоторые из них плакали, когда узнали, что учитель уходит из школы.
 

С детьми о политике не говорила

Если в классе разговор заходил о политике, Марина старалась приостановить его, в разговорах с учениками придерживалась нейтралитета.

— Но я не прятала своих взглядов, но и не выпячивала их. У меня не спрашивали, ходила ли я на марши, я и не рассказывала. Если в учительской заходил разговор о политике, могла его поддержать. На переменах и в учительской говорила на белорусском языке. Тот, кто был внимательным, мог заметить, что я не поддерживаю действующую власть.

Дети, слыша, что учитель говорит по-белорусски, иногда интересовались: почему? Марина отвечала просто: “Таму, што люблю сваю краіну Беларусь”.

А в конце учебного года Марине сказали: мы не продлим с вами контракт. Марина отнеслась к ситуации спокойно: решила, новую работу начнёт искать после отпуска. Но не нашла её до сих пор.
 

Вы подходите. Ой нет, не подходите

— С 16 августа я начала искать работу. Прихожу в одну школу, мне говорят: о, вы нам отлично подходите! У вас и стаж, и категория! Всё замечательно, приносите ваши документы. На следующий день приношу документы, мне отвечают: нет, мы вас не берём. Как не берёте?

Ситуация повторилась четыре раза. Больше Марина работу не ищет.

— У меня руки опустились. Думаю, приду и услышу то же самое: сперва берём, потом — опять не берём. Я не могу точно утверждать, в чём причина. Недавно мне сказали: так ведь они смотрят по “чёрным спискам”, проверяют, не участвовала ли ты в акциях протеста. Честно скажу, я не знаю, так ли это. Может, просто позвонили в мою "старую" школу, а там сказали - осторожно, она "бчб".

Марина оставляла подписи за трёх альтернативных кандидатов в президенты накануне выборов 2020 года. Потом подписывалась за отзыв депутата своего округа. И в маршах участвовала. За какой именно из этих “проступков” могла попасть в чёрный список и попала ли, не знает.

 

— А может, я ошибаюсь и никаких списков не существует — не знаю. Остаётся факт: ситуация повторяется раз за разом, и работу я найти не могу. Поэтому ушла в репетиторство.
 

“Нас знали во всех музеях”

Когда родители школьников узнали, что с педагогом не продлят контракт, расстроились и они. Обращались к директору, спрашивали, как так вышло. Директор сказала: сократили часы, не хватает.

Марине удалось сплотить ребят в очень непростом коллективе, справиться с буллингом в классе. Большинство ребят было из простых семей, для многих Марина открыла, какой может быть жизнь в городе.

— Наш класс знали во всех музеях, на всех выставках города. Мы с ними обошли всё что можно: парки, театры, книжные фестивали.

Моя задача была в том, чтобы объединить их, чтобы в классе не было буллинга. И на этих мероприятиях я видела, что ребята сближаются, перестают “клевать” друг друга.

Марина приносила в класс настольные игры, показывала, как можно проводить свободное время. Некоторые дети даже не знали, что такие игры бывают.

Настольные игры / pixabay

— Когда я уходила из класса, сказала ребятам и родителям, что они могут и дальше обращаться ко мне.

А пока Марина готовится взяться за репетиторство. На этой неделе её ученики узнают свои расписания занятий, и она надеется, что уже на следующей за дополнительными занятиями они придут к ней.
 

Так существуют ли “чёрные списки”?

Еврорадио попыталось выяснить, существуют ли те самые “чёрные списки”. Однако директора школ, с которыми мы пообщались, признали: в их учреждениях образования таких списков не было.

Мы попытались связаться с учителями, которые осенью прошлого года открыто выступили против насилия и записали видеообращение. Некоторые из них рассказали, что на прежних местах уже не работают: с одной нашей собеседницей также не продлили контракт, кто-то уволился сам.

Но наши собеседники признали, что искать работу в государственных школах не пробовали, поэтому и прокомментировать наличие или отсутствие списков не могут.

И если с “чёрными списками” все неоднозначно, то есть ещё одна, довольно однозначная проблема: не продлевая контракт одному сотруднику, администрация школы не всегда знает, кем его заменить.

Одна из собеседниц Еврорадио, представившаяся Ольгой (имя изменено по просьбе героя), рассказала: в школах много вакансий. В мае Ольгу уведомили о том, что контракт с ней продлевать не будут.

— Я общалась с родителями того класса, в котором работала. Закрыть вакансию удалось далеко не сразу. Я переживала за детей, боялась, что постоянного педагога так и не найдут, а это значит, что на уроках будут постоянные “замены”. Сегодня один, завтра — другой. Для детей это очень тяжело.

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.