Вы здесь

Вой сирены, окопы и противотанковые ежи. Как изменился Киев за 3 месяца войны

На улицах Киева расставлены противотанковые ежи/ Еврорадио

Из Киева наша журналистка выбиралась в самом начале войны — 24 и 25 февраля. Вещи из квартиры не забирала, только самое необходимое — уехала с одним рюкзаком

20 мая, спустя 3 месяца, она села на автобус Варшава — Киев и поехала в Украину. Как изменился Киев за время войны, что происходит в городе и легко ли жить под вой сирен воздушной тревоги — в рассказе журналистки Еврорадио. 

Меня сняли с рейса и 4 часа решали, впускать или не впускать в страну

Ехать в Украину было волнительно. Во-первых, в воюющей стране может случиться всё что угодно. Во-вторых, у белорусов не раз возникали вопросы с прохождением украинской границы. Польша выпустила без вопросов. А вот у украинских пограничников, несмотря на аккредитацию, которую я получила во ВСУ, вопросы ко мне таки возникли. 

Если ты гражданин Беларуси, въехать в Украину можешь только при наличии вида на жительство в стране. У меня его на данный момент нет. Был, но его нужно было сдать по определённым причинам, а новый оформить я просто не успела: началась война. 

Меня сняли с рейса, сказали забрать вещи, мол, это надолго, и повели в здание администрации на беседу. Спрашивали обо всём: начиная с того, где, кем и сколько по времени я работаю, и заканчивая тем, зачем я ездила в страны, штампы которых стоят у меня в паспорте, и была ли когда-нибудь в Крыму. Все опросы и процесс решения, впустить меня или развернуть, длились 4 часа. Пропустили. 

При этом работники пограничной службы были крайне вежливы и обходительны. И старались, чтобы вопрос решился для меня положительно. Кроме того, сразу несколько человек пытались помочь мне найти какой-нибудь транспорт до Киева. Но это оказалась задача со звёздочкой.

Разрушенный дом под Киевом / Еврорадио

Прямиком до Киева с этого пропускного пункта мало кто ехал. Да и в тех машинах, что ехали, все места чаще всего были заняты. Несколько человек отказались брать попутчицу. Автобусов до столицы тоже не предвиделось. Поэтому ближе к семи вечера я решила поехать куда-нибудь, чтобы не ночевать на границе, и запрыгнула в первый попавшийся автобус. Он шёл до Ровно. 

“Зачем снимаете? Военное время, ничего снимать нельзя!”

Первое, что заметила: музыкальный репертуар украинских радиостанций изменился. На весь салон автобуса играли песни про байрактар, войну, любовь к Родине и подобное. Пассажиры подпевали. Даже мальчик лет восьми знал их тексты. 

Кроме песен и закрашенных названий населённых пунктов на дорожных указателях, о том, что в стране война, не говорило ничего. Но где-то через час езды я стала замечать на обочинах противотанковые ежи и оборонительные сооружения из мешков с песком. Хотела сфотографировать, но…

— Зачем вы снимаете? — строгим голосом спросила женщина, сидящая в кресле за мной. — Военное время, ничего снимать нельзя. Если увидят на блокпосте, что вы снимаете, придётся час стоять и давать объяснения, кто вы и зачем фотографии.

Разрушенный мост возле Киева / Еврорадио

Забегая вперед, скажу, что в Украине сейчас многие подозрительно относятся к людям, которые фотографируют камерой и даже телефоном. Некоторые грозят вызвать полицию. 

По дороге нас пару раз останавливали блокпосты, интересовались у водителя, подбирал ли он кого-то после пересечения границы. Тот отвечал, что все свои.

В Ровно я была почти в 11 вечера. Нас привезли на автовокзал. Идти искать какой-то ночлег времени не было — близился комендантский час. Решила остаться в ночном зале ожидания. Да и периодически подъезжали автобусы, хоть в расписании и не значились. Подумала, что какой-то может идти до Киева и я уеду. 

На вокзал зашёл полицейский патруль — трое мужчин в форме и с оружием. Спросили, всё ли хорошо у ожидающих автобусы, что-то сказали дежурному кассиру и ушли. В голове промелькнула мысль, что, если бы подобная ситуация произошла в Беларуси — зашла милиция, я бы точно занервничала. Но здесь полиция не вызывает чувства опасности, наоборот, становится спокойнее. 

Мирная жизнь возвращается в Киев / Еврорадио

Ближе к полуночи приехал автобус Львов — Киев. Почти всю дорогу проспала. Когда рассвело, на подъезде к Киеву видела повреждённые пешеходные мосты, искарёженные остановки, обгоревшую военную технику на обочинах, разрушенные дома, развороченные деревья, окопы и сотни противотанковых ежей. 

“На улицах авто меньше потому, что бензин сейчас купить сложно”

Показалось, что в Киеве на улице меньше людей и машин. 

— Просто погода плохая, дождь моросит. Многие уже вернулись. В марте во дворах стояло по 3-4 машины. А теперь всё снова заставлено, припарковаться негде, — пояснил водитель. — А на улицах авто меньше потому, что бензин сейчас купить сложно. Чтобы заправиться, полдня, а то и день потратить нужно. 

На заправках в Украине сейчас действительно огромные очереди. Мало того, что цены на топливо доходят до 60 гривен за литр (5,2 рубля, это то, что видела на заправках лично), так оно и мало где есть. А где есть, там ограничения по количеству в одни руки — 10 литров. 

Противотанковые ежи на улицах Киева / Еврорадио

Мой дом, к счастью, остался цел. У двора на газоне меня встречала кучка аккуратно составленных противотанковых ежей. О том, что в квартире никого не было три месяца, напоминал только двухсантиметровый слой пыли на полу и полках. Соседи говорили, что в первый месяц войны, когда многие уехали, по квартирам лазили мародёры. Но сейчас бояться нечего — вернулся консьерж, да и вообще почти все поприезжали обратно. 

Прогулялась за продуктами. Сразу бросилось в глаза, что из здания гипермаркета у дома выехал крупный магазин с дешёвой одеждой, обувной, магазин техники и ещё несколько мелких торговых точек.

Полки в магазинах Киева / Еврорадио

В самом гипермаркете на полках заметно поубавилось товара. Сократился ассортимент фруктов и овощей, витрины одного ряда, где раньше была молочка, завесили тканью, опустел холодильник с импортными сырами. В отделе с моющей химией и бытовыми мелочами практически ничего не осталось: пару видов стирального порошка, пакеты для мусора и ещё кое-что. 

Ассортимент изменился и в других продуктовых магазинах. Пустуют отделы, где раньше продавали колбасы на вес. Закрыты кулинарии. Пропала с полок гречка, риса по 1-2 вида. Зато макарон всяких хватает. 

Белорусские колготки в киевском магазине / Еврорадио
Белорусский трикотаж / Еврорадио

Кстати, в магазинах, где ещё три месяца назад было полно белорусских молочных продуктов: творога, сыра, глазированных сырков, йогуртов и прочего, теперь ничего нет. Даже сгущёнку нашу больше не продают. Пропала морская капуста и крабовые палочки. Зато всё так же много белорусских колготок и носков. В одном из магазинов пояснили, что это складские запасы. А сейчас уже поставок нет.

“За три месяца все привыкли: взрывов нет, с неба ничего не падает — значит, всё в порядке”

Когда идёшь по улице, кажется, что город живёт обычной жизнью: люди куда-то спешат, ездят маршрутки и трамваи, открыты кафе и кофейни, где можно выпить кофе, лимонад или съесть салат. Посетителей там не так уж мало. Работают даже магазины товаров для творчества, пряжи. На мини-рынках у входов в метро торгуют клубникой, абрикосами, помидорами, голубикой, редисом и кучей других овощей и фруктов.

Кофейня в воюющем Киеве / Еврорадио
Кофейня в воюющем Киеве / Еврорадио

На экране телефона появился голубой значок с синей буквой К. Приложение “Киев цифровой” сообщило о воздушной тревоге. Сирен на левом берегу не слышно. 

На несколько секунд останавливаюсь посреди парковки, растерянно смотрю по сторонам и на небо. Никто никуда не бежит! Люди даже скорости не прибавили, идут как шли по своим делам. 

— А почему никто не прячется? Воздушная тревога! — интересуюсь у проходящего мимо мужчины.

— Вы, наверное, недавно в Украине? — догадывается он. — За три месяца все привыкли. Взрывов нет, с неба ничего не падает — значит, всё в порядке.

Мирная улица в Киеве / Еврорадио

Может, все уже и привыкли, но мне волнительно. Зашла в ближайший магазин. Хоть кажущаяся безопасность. 

Магазин оказался секонд-хендом. Покупателей там довольно много, хотя рабочий день в самом разгаре. Люди выбирают наряды к лету, на воздушную тревогу от процесса никто не отвлекается. 

Торговый центр в Киеве / Еврорадио

Работают и торговые центры. Причём там открыто 90% магазинов. В Беларуси такой роскошью ещё два года назад могли похвастаться только пару ТЦ.  А многие пустовали наполовину.

В следующий раз воздушную тревогу объявили ночью. И я её услышала — далеко завыла сирена. Это жутко! Посмотрела в окно — на улицу никто не выходит. Прислушалась — в подъезде никаких шевелений. Забрала одеяло и подушку и пошла в ванну, от окон подальше. Отбой тревоги объявили только через час с лишним. 

Оповещения об отбое часто приходят с опозданием, потому что качество интернета в Киеве ухудшилось. А во время тревог мобильный зачастую и вовсе пропадает. Пожилая соседка посоветовала купить радиоприёмник на случай, если интернет полностью пропадёт. Тогда “можно будет слушать важную информацию от правительства”. 

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.