Троіца. "Зімачка".

На этот раз они пошли по пути альбома
“Сон-трава” и удвоили или даже утроили длину песен. В итоге девять “зімачкіных” песен звучать больше часа.
Однако это время пролетает незаметно.  На
одном дыхании. Час разбивается на множество снежинок, которые залетели на белорусскую
землю с разных сторон мира — из Тувы, Турции, Черногории, Испании и даже Китая.

Вторая сторона экспериментов “Зімачкі” — большое внимание развернутым
инструментальным отрезкам. Музыкальным инструментам, которыми славится “Троица”,
наконец дали возможность высказаться. И они заговорили, запели, разошлись, как никогда. Благодаря им песни
приобрели большую глубину, раскрылись глаза и чакры, руки дотронулись, душа поняла…

За счет 400 треков, которые составили
альбом, появилось 5(!) Кирчуков
и 10(!) Юр! Сильные и точные пачки на “Зімачцы”
напоминают древнее мужское пение, вокализы Ивана Ивановича переносят слушателя в
космические перспективы, где можно встретить наших Предков. Именно о них —  “Зімачка”:
о их Мудрости, которая живет в веках и благодаря “Троице” пытается проникнуть в
сознание современного белоруса.

На пресс-конференции, посвященной
выходу альбома, музыканты “Троицы” подчеркнули, что впервые писали диск на студии,
где работают “по-взрослому”. “Взрослость” альбома слышится не только в отличном
прозрачном и почти идеальном звучании (бывает ли оно полностью идеальным вообще?),
но и в удивительной цельности, казалось бы, разных по жанру и смыслу песен. Свадебные,
которые на альбоме преобладают, красиво соседствуют с лирически-любовной “Казачэ” и колыбельной “Котка”.

Почему-то “Зімачку” не хочется делить на песни. Скорее,
на номера одного большого произведения, которому свойственен симфонизм как метод
высказывания. Тем более, что Предки, чье дыхание чувствуется в альбоме “Троицы”,
шепчут об оттепели: “Мы уверены,
что когда-нибудь наступит Оттепель (во всем!). Зазвенят весенние хороводы, затрещат
купальские костры и зальются весельем
осенние ярмарки”… Ждем…