Вы здесь

Терещенко на выборы не пустила жена, но они вместе собирают подписи за Бабарико

Виктор Терещенко / фото из личного архива

Экономист Виктор Терещенко — настоящий ветеран президентских выборов в Беларуси. Депутат Верховного Совета РБ XIII созыва (1996–2000) участвовал в избирательных кампаниях четырежды: в 1994, 2001, 2010 и 2015 годах. 

По количеству президентских гонок его обходит только завсегдатай избирательных бюллетеней Александр Лукашенко (для него нынешняя кампания — шестая). На равных с Терещенко либерал-демократ Сергей Гайдукевич, который выдвигал свою кандидатуру четыре раза подряд: в 2001, 2006, 2010 и 2015 годах. 

Участие в президентской кампании 2015 года для Виктора Терещенко закончилось мутной историей. 28 августа политик попал в больницу после того, как ему стало плохо в столичном кафе “Грюнвальд” из-за выпитого там морковного сока. Врачи скажут про аллергию, а сам Терещенко заявит, что в ресторане его отравили, чтобы “слить” из избирательной гонки. Масло в огонь подливало ещё и то, что с утра в “Грюнвальде” находились претендент в кандидаты в президенты Татьяна Короткевич и руководитель её штаба Андрей Дмитриев

Уже в больничной палате политик узнает, что 1 сентября ЦИК из собранных им 130 тысяч подписей признал настоящими только... 7 тысяч. 10 сентября Виктор Терещенко снимется с гонки, а тот злополучный стакан морковного сока выльется в долгосрочное восстановление здоровья.   

Чем сейчас занимается Виктор Терещенко, почему он не выдвинулся в президенты в этом году и на что у него аллергия больше — на морковный сок или на Андрея Дмитриева?

Встретиться с Терещенко лично не получилось. С апреля он живёт в деревне в Браславском районе: самоизолировался от коронавируса вместе с женой. 

За любого, против кого есть накаты

Еврорадио: Виктор Иванович, как ваше здоровье? 

Виктор Терещенко: До августа 2019 года проходил лечение, а это четыре года. Я не афишировал, но это всё было тяжело. Спасибо врачам и жене. Помимо тяжёлого непонятного состояния, почки и печень тяжело отходили после отравления. Сейчас чувствую себя нормально. Считаю, что нужно участвовать [в избирательной кампании. — Еврорадио], потому что есть опыт и понимание и как гражданин не хочу быть в стороне. Поэтому я сейчас с Виктором Бабарико. Вдвоём с женой Натальей в Браславском и других аграрных, с низкими доходами населения районах на севере Беларуси собрали более 500 подписей в его поддержку.

Еврорадио: Почему именно Бабарико? 

Виктор Терещенко: Это достойный кандидат, имеющий опыт, образование, высокий уровень квалификации и культуры — то, чего давно не хватает власти. Лично с ним встречался. Хорошие воспоминания. В процессе избирательной кампании вижу в нём смелого человека, патриота, готового идти до конца ради лучшего будущего страны. Избиратели видят в нём абсолютную противоположность действующему президенту, который мало того, что изрядно всем надоел, но ещё и каждым своим публичным выступлением отталкивает от себя, оскорбляя и унижая оппонентов.

Также поддерживаю Валерия Цепкало. Знаком с ним с 1994 года, вместе работали в Администрации президента. Вижу его порядочным и подготовленным человеком. Бабарико, Цепкало и Тихановская — это почти единственные, кто идёт самостоятельно. Всех остальных считаю спарринг-партнёрами. Это и Черечень, и Дмитриев, и Канопацкая. По-моему, на сегодняшний день мало у кого остались в этом сомнения.

Сбора подписей за них здесь [на Браславщине. — Еврорадио] не вижу. Как им можно доверять? То же самое и с Гайдукевичем было — ни одного пикета. Эти люди знают заранее, что их зарегистрируют в любом случае, нужно лишь создать видимость усилий. Ни один из этих кандидатов реально не способен собрать 100 тысяч подписей. Неужели эти люди считают народ наивным, глупым, неспособным анализировать?

Это будет “площадь”

Еврорадио: Как относитесь к задержанию Сергея Тихановского? 

Виктор Терещенко: Ужасно. Явление Тихановских — уникальное в истории избирательных кампаний в Беларуси. Парень без политического опыта смог всколыхнуть народ, пробудить в нём чувство собственного достоинства, убрать страх открыто высказываться о недостатках правления, о желании перемен в стране к лучшему, о желании “людьми зваться”. То, что произошло с Сергеем Тихановским, — явная провокация. Она свидетельствует о большом страхе Александра Лукашенко. Он не хочет слышать правду о себе и о состоянии дел в стране, боится протеста в массах. Дана команда задержать, закрыть рот, не дать возможность доносить правду до избирателей. Однако получился обратный эффект: народ, увидев вопиющую несправедливость, ещё больше организовался вокруг Тихановских.

Реальный рейтинг Лукашенко очень низкий, народ больше не хочет видеть его во главе страны. Даже если ЦИК объявит избрание Лукашенко, то его правление продлится ещё 2-3 месяца, это не будет долго.

Еврорадио: А что произойдёт за эти 2-3 месяца?

Виктор Терещенко: Уверен, наши люди хотят мирных законных перемен и честных выборов. Но в случае очередного обмана захотят защитить свои права. Обстановка напряжённая. На фоне падения уровня жизни народ больше не верит обещаниям Лукашенко. В случае его переизбрания будет массовое неповиновение. Оно может проявиться различными способами. И в этот раз люди пойдут не только на площадь в Минске, но и в районах, это однозначно. Снайперы не помогут, и пулемёт азиатского его коллеги [речь о бывшем президенте Узбекистана Каримове, который подавил протесты массовыми расстрелами. — Еврорадио] тоже. Обстановка крайне напряжённая с падением реальных доходов. Более того, к осени мы увидим падение ВВП, связанное с пандемией коронавируса, снижение зарплат и сокращение рабочих мест.

Да, может быть кровь. Если руководители силовых структур отдадут преступный приказ, то обязательно ответят за это. И нигде они уже не спрячутся на этой земле. Я призываю их вспомнить, кому они давали присягу, если для них это не пустое слово. 

Еврорадио: Как относитесь к борьбе властей с COVID-19? 

Виктор Терещенко: Никто не остановит коронавирус без введения должных мер. Здесь не нужно было придумывать что-то иное, кроме карантина и жёсткого контроля за распространением вируса, как сделали другие страны. В Беларуси не отнеслись серьёзно к эпидемии. Медработники не получили вовремя и в необходимом количестве средства индивидуальной защиты, что способствовало росту числа заболеваний прежде всего среди них. Кто сейчас ответит за человеческие жизни, тяжёлые заболевания людей и потери близких? 

Хочу сказать огромное спасибо волонтёрам, которые в первых рядах подключились к проблеме. На волонтёрские счета были собраны тысячи рублей для больниц, оказывалась реальная помощь. Мне не понять, как можно было закрыть платформу “МолаМола” и лишить наших медиков народной поддержки.

Во время президентской кампании 2015 / nn.by

Огромная доза кофеина

Еврорадио: Почему решили в этот раз сами не бороться за президентское кресло? 

Виктор Терещенко: Причин несколько. Я трезво оцениваю сегодня свои возможности. К этой серьёзной кампании нужно было готовиться заранее, а такой возможности не было. Последнее время плотно занимался важным для страны проектом, хотелось довести начатое до конца. Надеюсь, так и будет. К тому же жена категорически против моего участия. И я её понимаю. В прошлый раз она сама помогала с кампанией, но сейчас считает, что мой лимит личного участия исчерпан.

Еврорадио: С момента отравления прошло почти 5 лет. Сейчас как вы считаете, что же тогда случилось? Верите, что вас отравили? 

Виктор Терещенко: Морковный сок я пил много раз до и после этого случая, никакой аллергии на него у меня не было. Тест также отрицательный. Первое, что показалось странным, — мгновенно вымытый стакан и сбежавшие с работы повар и администратор. При поступлении в больницу у меня отказались взять необходимые анализы. Якобы при диагнозе “аллергия” они не нужны. Когда мы настояли на заборе крови, время было упущено. Но один анализ удалось сохранить и сделать позже в независимой лаборатории. Сложность исследования состояла в том, что мы не знали, что искать. Тем не менее обнаружили огромную дозу кофеина. При том что кофе до этого я вообще не употреблял длительное время. 

При выписке из больницы в эпикризе все органы и анализы были в норме. Мы провели самостоятельное обследование. Выяснилось, что обожжён весь ЖКТ, увеличена печень и селезёнка, другие показатели свидетельствуют о химическом отравлении. При возбуждении уголовного дела выяснилось, что ни одна видеокамера вблизи кафе и в кафе не работала, свидетелей якобы нет, улик тоже. Уголовное дело в результате было закрыто. Какой вывод после этого напрашивается?

Кому было выгодно тогда мое устранение с выборов — понятно. Я мешал принятому властями сценарию. В любом случае я виню власти, потому что они ответственны за безопасность граждан на нашей территории. 

Еврорадио: Что произошло с вашими подписями в 2015 году? 

Виктор Терещенко: Когда меня отравили, то один из первых вопросов журналистов был — продолжу ли я участие в кампании. Ответил положительно — и тут же, через день громкая информация о подписных листах. Что тут сказать? Если 20% подписей оказываются недостоверными — признаются таковыми все 100. В Верховном суде, где я обжаловал решение Центральной избирательной комиссии, я попросил показать мне подписные листы, ксерокопии подписных листов, фамилии тех людей, которых ЦИК посчитал умершими, и так далее. Я не уверен в подлинности предоставленных материалов.

Команда Виктора Бабарико очень предусмотрительно сейчас поступает, организовав верификацию каждой подписи. Мы на тот момент об этом не задумались. Полагаю, наш случай оказался другим в назидание.

Еврорадио: Как ваша судьба сложилась после 2015 года? Чем занимаетесь сейчас? 

Виктор Терещенко: По возрасту я на пенсии [Виктору Терещенко 70 лет. — Еврорадио], занимаюсь различными инвестиционными проектами. Работаю сейчас над инновационным проектом, чтобы привлечь новейшие технологии, ноу-хау и зарубежные инвестиции в Беларусь. Я был и остаюсь гражданином своей страны и стараюсь работать на её благо.

Чтобы следить за главными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы ежедневно публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно здесь.