Вы здесь

Техногенная катастрофа отменяется: что происходит на “Гродно Азот”

Почему не нужно паниковать, если читаете про "выброс аммиака" и "горящий факел" / Christopher Raff

Разбираемся, стоит ли вам паниковать, читая в телеграм-каналах новости о “Гродно Азот”. 

В начале июля стачком предприятия поделился информацией об утечке аммиака в одном из цехов. Где-то в интернете тут же начали предрекать или даже констатировать техногенную катастрофу.

— Не стану нагнетать: беды не будет, — пояснил корреспонденту Еврорадио бывший сотрудник предприятия Юрий Рововой.

Он рассказал, как читать сигналы, которые подаёт “Гродно Азот”.
 

Почему выброс аммиака — это не катастрофа

Сырьё “Гродно Азота” — воздух и природный газ. Из газа изготавливают аммиак, а на его основе — азотную кислоту. Также из аммиака позже производят удобрения: карбамид, карбамидно-аммиачные смеси.

В цеху “Карбамид-2” часть газообразного аммиака “сдувают” через специальный трубопровод. Но время никого не щадит, говорит Юрий Рововой, не пощадило оно и эту трубу.

— Постепенно запах в цеху становился всё более невыносимым. Когда это происходило на территории предприятия, закрыть глаза было легко. Но тут ветер подул на заводоуправление. Тогда уже поняли, что сгнившая труба — это проблема.

Чтобы поддержать её, не останавливая технологического процесса, ставили различные хомуты. Но чтобы ликвидировать пропуск аммиака полностью, нужно менять трубопровод. А для этого — остановить производство и недополучить прибыль.

Ремонт трубопровода планировали провести в сентябре, говорит Рововой.

На заводе отрицают утечку жидкого аммиака. На ютуб-канале корпоративного СМИ “Гродненский химик” выкладывают в подтверждение видео, снятое на заводе 8 июля. На нём видно, что тумана аммиака в цеху нет.

"Гродно Азот" / БЕЛТА

А в телеграм-чатах тем временем с удовольствием предаются панике.

— Чего только не писали. Говорили, что выброс аммиака — катастрофа техногенного характера. Когда читаешь такое, рисуешь в голове картинки: все на заводе лежат, простынями укрытые. На деле же проблема просто в безалаберности: на эту трубу закрывают глаза и, пока не ляснет как следует, ничего не хотят делать.

Что будет, если “ляснет как следует”? Техногенной катастрофы не будет и тогда, уверяет Юрий Рововой. Аммиак в этом трубопроводе не жидкий, а газообразный, он просто улетучится.

— Если труба не дотянет до ремонта, самое страшное, что случится, — внеплановая остановка цеха. А это, снова-таки, недополученная прибыль.
 

А вот “рыжий дым” — проблема посерьёзнее

В другом цеху “Гродно Азота” занимаются производством азотной кислоты. В ходе этого процесса образуются оксиды азота. Они-то и имеют рыжеватый цвет.

— И вот они правда опасны, потому что при соприкосновении с водой образуют слабо концентрированную азотную кислоту. Если в момент выброса рыжего дыма пойдёт дождь, то капли воды от образовавшегося облака упадут вниз. Рабочим это грозит небольшими химическими ожогами. Но предприятие эту проблему замалчивает и говорит, что показатели в норме.

В беседе с БЕЛТА пресс-служба предприятия поясняла: во время пусковых операций контролируют атмосферный воздух и на промышленной площадке, и по периметру предприятия, и на границе санитарно-защитной зоны. Пробы отбирал Гродненский областной центр по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды.

— Превышения допустимых концентраций не выявлено. Подробные результаты контроля опубликованы на сайте газеты предприятия, — говорилось в заявлении пресс-службы.
 

Если горит факел — это страшно. Но только для администрации

Если над предприятием загорается факел, это значит, что цеха “Аммиак-3” и/или “Аммиак-4” остановились. Чтобы в аппаратах не скапливалось давление, газ сжигают. 

Эффектно, красиво, но страшно только для администрации. Потому что это очередные убытки. Остановка производства в таком случае продлится более чем один день.

"Эффектно, красиво, но не страшно" / "Вечерний Гродно"

— До того как цех снова начнёт выпускать продукцию, пройдёт от нескольких дней до недели. Вспомните, сколько таких остановок уже происходило. Если сложить все простои, из года выпадет месяц работы. И это больно для предприятия, которое и без того, в отличие от предыдущих лет, сработало с убытками.

Бояться этого зажжённого факела не стоит. Если только вы не работаете в администрации завода, — поясняет Юрий Рововой.
 

“Но это вам не конфетная фабрика”

Но хоть техногенную катастрофу всей стране выброс аммиака не сулит, это не значит, что для рабочих “Гродно Азота” это нормальные комфортные условия работы.

— Выбросы аммиака — это серьёзная проблема для рабочих. Одно дело, когда вы один раз решили вдохнуть нашатырный спирт, чтобы понять, что в этой баночке. Другое дело — когда постоянно находишься на производстве. В таких ситуациях аммиак приводит к хроническим болезням лёгких. Старые работники “Гродно Азота” говорят так: “Это вам не конфетная фабрика”.

Гродно с высоты / Belarus.by

А жителям соседних деревень бояться химического предприятия стоит? Если оно находится под надзором квалифицированных специалистов, то не стоит, говорит Рововой.

— Конечно, ничего хорошего в том, чтобы жить рядом с химическим предприятием, нет. Например, жители деревень, которые находятся за цехами производства карбамида, знают: поля можно не удобрять. Карбамида вносится достаточно. Но пока предприятие находится под надзором нормальных специалистов, бояться не стоит.
 

Чего стоит бояться самому предприятию

Санкций. По словам Ровового, раньше продукция расходилась “как горячие пирожки”. Во-первых, из-за выгодного географического положения и близости к балтийским портам. Во-вторых, здесь в самом деле был хорошо налажен технологический процесс, производился продукт высокого качества.

— Люди, которые занимаются оптовыми продажами, говорили, что европейцы отказываются от гродненских удобрений скрипя зубами. Никогда не подводило качество. Но теперь заработали санкции.

Губернатор области Владимир Караник в интервью “Беларусь 1” заявлял, что завод в прошлом году не снизил объёмы производства “ни на один процент”. Более того, экспортные поставки увеличились за счет новых рынков сбыта и развития логистических маршрутов.

— Все эти мероприятия требуют денег, и страдает в первую очередь не государство. Государство получает новые технологии, новое производство, новые рынки сбыта. Страдают трудовые коллективы, потому что выход на новые рынки сбыта требует вложений. И те деньги, которые предприятие направляет на эти программы в случае отсутствия санкций, могли быть направлены на повышение оплаты труда. Поскольку финансовые обязательства предприятий увеличиваются, соответственно, возможность осуществлять дальнейшее повышение заработной платы уменьшается. И страдают трудовые коллективы.

Даже в новой Беларуси оправиться от санкций будет тяжело, рассчитывать на солидарность рынка не приходится / pixabay

Рововой говорит, что сейчас руководство завода переориентируется на украинский рынок, который к санкциям не присоединился. Но в Украине сейчас начали оживать и собственные производители. Несколько лет назад их подкосили цены на газ, которые выставила для Украины Россия. Теперь они возвращаются. Если украинское руководство позаботится о своих заводах, оно может ввести пошлины на гродненскую продукцию. 

Что делать “Гродно Азоту” в воображаемой новой Беларуси, с которой европейский производитель снова захочет работать? Рововой признаёт, что легко не будет, а на солидарность и поддержку рынка рассчитывать не придётся.

— Рынок будет смотреть на цену. Спасёт только по-прежнему бесперебойно хорошее качество продукции и логистически выгодное положение. С другой стороны, не закрутит ли тогда гайки Россия, не поднимет ли цены на газ, как сделала это для Украины? Украинские компании эти времена переживали тяжело. Одним словом, легко не будет, но считаю, что оно того стоит.

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.