Вы здесь

Светлана Алексиевич: Когда трактор тянет по полю кресты, это страшно

Светлана Алексиевич, фото Змитер Лукашук

4 апреля работники Боровлянского лесхоза под охраной милиции выкорчевали и увезли кресты, установленные в прошлом году вдоль урочища Куропаты, места массового захоронения расстрелянных в 30-х годах прошлого столетия людей. Такое “наведение порядка” стало, по словам пресс-секретаря президента Натальи Эйсмонт, исполнением поручения Александра Лукашенко, озвученного им во время “Большого разговора” 1 марта. Произошедшее в Куропатах Еврорадио комментирует лауреат Нобелевский премии Светлана Алексиевич.

— Какие чувства и эмоции у вас вызвала эта информация про снос крестов, которые Дашкевич со своими товарищами летом прошлого года установил в урочище Куропаты?

— Поймите, дело же не в том, что это Дашкевич установил кресты. Просто власти решили проверить, проглотит это общество или нет. Но я не знаю, в какой бы стране это было ещё возможно. Везде бы вышли тысячи людей на протест, потому что, когда трактор тянет по полю кресты, это страшно.

— А что этим поступком власть хочет проверить?

— Если кресты уже можно снять и тянуть по полю экскаватором, то с этим народом можно делать всё что угодно. Вот что они хотели проверить.   

— Многие говорят, что такое отношение у нашего народа, потому что нет исторической памяти. И то, что произошло в 30-е годы прошлого века в Куропатах, так и не исследовано, там так и не сделали достойного мемориала, так и не сделали все раскопки, так и не назвали всех имён, кто там был расстрелян. Как вы думаете, связано это или нет?

— Конечно, это связано. Не судили палачей, не осудили саму идею. Даже в путинской России не представляю, чтобы там тянули кресты по земле тракторами. Он [Путин], наоборот, мог проехаться по похожим местам и сказать правильные слова, то, чего я от нашей власти не слышала. Наоборот, слышала от неё про то, чтобы туда съездить в этот ресторан (имеется в виду “Поедем, поедим”. — Еврорадио) выпить там чарку или чашку чая… Авторитарная власть редко принадлежит интеллектуал, как этого Платон хотел. Нет, этого не происходит — она в руках примитивных людей.

— На ваш взгляд, имеет ли значение, эти кресты были там установлены законно или нет?  

— С точки зрения властей, Куропаты — это вообще незаконный памятник. Я думаю, что, даже если наш народ не соберётся против этого, в душе у каждого это останется. Это для власти очень большая ошибка. Люди это запомнят. Я сегодня шла от врача и слышала в общественном транспорте, как это обсуждали люди и крестились: “О, Боже! Уже кресты начали валить!”. Я удивляюсь, как политик, который отвечает за всю страну, мог такое сделать.  

— Может, это красный человек, который описан в ваших книгах, действует, а не разумный политик?

— Думаю, что да. Долгая власть развращает. Любой признак народной инициативы вызывает взрыв негатива. Ещё то, что произошло в Украине — феномен Зеленского — напугал и Лукашенко, и Путина. Им казалось, что всё-таки стабильно, а вот Украина, в которой есть какая-то демократия, показала, что народ думает.

— Я вот думал, что было бы классно, чтобы у Светланы Алексеевич была книга, написанная в её стиле, про сталинские репрессии. Не думали про такую книгу?    

— Нет, вы знаете, я читала общую историю социализма, если то, что было в СССР можно назвать социализмом, и когда я хотела хотя бы куски на эту тему внести в книгу “Время секондхэнд”, это оказалось невозможным. Немногочисленные жертвы репрессий, которых я встречала, были уже слишком стары, как и палачи — уже в маразме. Там уже от людей мало что оставалось — сплошная биология. С этой темой я опоздала. Это делали Шаламов и Солженицын. Я не думаю, что я бы по идее куда-нибудь дальше прошла.

— Как вы думаете, все эти события (продление времени засекречивания документов в архивах КГБ и нежелание властей, что-то делать в Куропатах), это связано?

— Конечно! Они хотят зацементировать это время и всю эту сталинскую историю. Им же нужна история, а если они чуть тронут Сталина, то никакой истории нет: даже победа в Великой Отечественной войне — это сплошная мясорубка и кровь. Лучше надеяться на то, что наступят новые времена и это всё само забудется.  

— И Дмитрий Дашкевич, и Павел Северинец сказали, что Бог всё видит и властям это всё вернётся. А как вы считаете?  

— Всё в человеческом обществе держится вокруг религии. И если на такое замахнуться, то, конечно, земля у тебя под ногами поплывёт. Это очень опасно.

Я бы хотела от наших церквей, и католической, и православной, более точной и честной реакции на то, что происходит. Церковь — это институт, которому люди всё-таки доверяют. Её слово было бы очень важно.   

— Вы уже говорили, что со стороны властей это событие — проверка народа. А что, на ваш взгляд, если не снос крестов может всколыхнуть белорусский народ?

— Я бы не хотела унижать народ и говорить, что его может всколыхнуть только проблема хлеба. Я так не думаю. За эти тридцать лет всё-таки выросли новые люди, и народ уже немного другой, который не думает так, как наша власть. Что станет толчком для народа, сложно предугадать. Вот посмотрите на поколение Лукашенко, даже посмотрите на поколение Порошенко, как бы я хорошо к нему не относилась, но это люди уже ушедшего времени. Вот, например, Зеленский — вот это новые фигуры, которых выдвигает время. А у нас времена средневековья, когда по полю тащат крест… И это происходит в то время, когда Лукашенко надо искать единения со своим народом на почве национальной идеи перед российской опасностью. И тем не менее, он идёт на такой шаг. Я такого не понимаю. Но это опять говорит о том, что где-то растёт наш Зеленский.

Полностью разговор со Светланой Алексиевич можно послушать тут: