Вы здесь

Стримы, встречи с бизнесменами, создание партии: чем занимаются экс-кандидаты

Андрей Дмитриев, Анна Канопацкая и Сергей Черечень / Еврорадио

С президентских выборов в Беларуси прошло уже почти два месяца: в стране продолжаются протесты, милиция задерживает людей, суды наказывают их штрафами и сутками ареста, заведено несколько десятков уголовных дел.

Из медиапространства за это время, кажется, не ушли только два бывших кандидата в президенты: Светлана Тихановская и Александр Лукашенко.

Первая под принуждением уехала в Литву и сейчас всё больше втягивается в политику. Правда, Тихановская говорит, что рассматривает себя исключительно как лидера и организатора "переходного периода", а после в политике себя не видит.

Второй появился перед объективами с автоматом в руках, провёл тайную инаугурацию, встречается с российскими губернаторами и арабскими инвесторами — и по-прежнему видит себя президентом на ближайшие пять лет.

Чем же занимаются остальные люди, чьи фамилии были в избирательных бюллетенях?

Андрей Дмитриев ездит по дворам и проводит вечерние стримы

"Сейчас у меня происходит то же самое, что и в жизни большинства белорусов: делаю что-то, чтобы протесты приближались к победе. По выходным хожу на марши, делаю вечерние стримы — помогаю людям в сложных ситуациях. Были моменты раньше, когда помогали людей искать после задержаний, — рассказывает лидер организации "Говори правду" Андрей Дмитриев. — Сейчас мы помогаем людям пробуждать территориальные органы самоуправления, чтобы эти дворовые инициативы были в рамках закона — чтобы людей не трогали. Почти каждый вечер езжу по дворам Минска (и вне Минска тоже), работаю с людьми".

По соцсетям экс-кандидата можно понять, что он частый гость акций протеста и остаётся принципиальным сторонником мирных перемен. В "Твиттере" Дмитриев рассказывал, как в первые дни после выборов отобрал у молодёжи пакет с "коктейлями Молотова". Правда, твит был удалён — после иронических постов в ответ.

"То, что мы через все эти запугивания, уголовные дела и преступления в отношении протестующих продолжаем находить различные формы протеста, достойно поддержки. Когда люди выходят — это стоит поддерживать. Если люди собираются во дворе — это стоит поддерживать. Если люди отзывают депутатов — это стоит поддерживать. Всё, что объединяет людей и помогает им лучше разбираться в ситуации, достойно поддержки".

Какие пути Андрей Дмитриев видит для выхода из политического кризиса в Беларуси?

"Мне кажется, это может быть только диалог, но диалог, в котором речь идёт о том, чего хотят люди. Надо услышать людей. Надо освобождать политзаключённых и восстанавливать действие закона, а не беззаконие, которое сейчас поставлено на конвейер. Нужно договариваться, каким образом пройдут новые выборы и формирование новых избирательных комиссий, каким образом мы придём к нормальному образу жизни. Вообще сейчас в Беларуси проходит такая избирательная кампания: 9-го закончилась одна, а 10-го началась другая. Единственное дело, что эта избирательная кампания — она с открытой датой. И вся борьба идёт за то, когда будет эта дата. С одной стороны кандидатом выступает народ, а с другой — Александр Лукашенко и его окружение, которое хочет, чтобы эта дата была как можно позже".

Сергей Черечень ходит на акции протеста в маске — чтобы не узнали

Лидер партии "Белорусская социал-демократическая Грамада" Сергей Черечень переформатировал работу своего избирательного актива:

"Сейчас идёт активная работа по формированию бизнес-ассоциации — мы работаем со многими бизнесменами, у нас идёт разработка этой структуры. Это — не партийная структура, это — моя команда, которая приходила со мной в политику. Очень много людей на фоне экономического и политического кризисов готовы своими активными действиями помочь развитию страны в будущем. Сейчас у нас очень резкое пике, но всё равно придётся подниматься с колен".

Черечень отчитался, что сходил на четыре воскресных марша. Он признался, что начал посещать их в маске, но не только из-за эпидемиологической ситуации:

"Мы принимаем участие. Почти на каждый марш по выходным ходят мои сторонники. Я сам хожу периодически, так как несколько раз получал предупреждение, что могут инкриминировать организацию несанкционированных массовых мероприятий. Получалась спонтанная беседа с людьми — они собирались вокруг меня, что привлекло внимание людей в штатском. После этого не перестал ходить, но изменили формат — иду в компании и в маске, чтобы не было такого сборища людей вокруг меня".

Выход из политического кризиса Черечень, как и его сосед по бюллетеню Дмитриев, видит только в диалоге:

"В любом случае без диалога сейчас ничего не получится. Мы не так давно обращались в Палату представителей по поводу открытой дискуссии о новой Конституции и вообще по экономической и политической ситуации в стране. На тот момент мы получили отказ в диалоге. Когда мы пытаемся со всеми министерствами на разных уровнях провести диалог, то они сейчас полностью закрылись. Они и раньше были довольно закрытые, но теперь полностью обособились от общества, от людей. Сейчас находятся в определённом закрытом пространстве и выполняют только те приказы, которые приходят сверху. В рамках того, как можно выйти из этого кризиса, нужно, конечно, формировать глобальное республиканское обсуждение. Из-за того, что сейчас нет диалога, ситуация нагнетается. Когда одни не слышат других, то это, как правило, подогревает тот протест, который не уходит уже два месяца. К сожалению, я сейчас не вижу со стороны власти хоть какого-то желания начать диалог".

Анна Канопацкая готовится к созданию партии

Наш телефонный разговор с бывшей кандидаткой в президенты Анной Канопацкой начинается с её исправления: "Я не бывшая! Я кандидат в президенты, потому что выборов не было!"

Ну ладно... Чем же сейчас занимается не бывшая кандидатка в президенты?

"То, чем я занимаюсь сейчас, это создание партии, которая может и должна влиять на развитие ситуации в Беларуси с учётом запланированных реформ. То, чего сейчас действительно боится власть, — это экономические реформы. Ведь только при этом может образоваться класс граждан, которым необходимы будут политические свободы в том числе. Это взаимосвязанные вещи. К сожалению, отсутствие реальной политической борьбы приводит к тому, что люди не могут чётко сформулировать ни политические, ни экономические требования, а исключительно против действующего диктатора. Но, извините, в истории Беларуси уже была ситуация, когда протестное голосование против Кебича привело к тому, что за 26 лет в Беларуси установилась диктатура".

Эпатажную Анну на акциях протеста не заметить. Она хоть и понимает тех людей, которые на них выходят, но выход из политического кризиса видит совсем в другом — в экономических реформах.

"Для меня было очевидно, что такой сценарий может произойти, раз в этой [избирательной] кампании играли прокремлёвские структуры. И конечно, сейчас самое главное — снизить градус этой эскалации. Я понимаю людей, которым надоела диктатура, которая сегодня есть в Беларуси. Но единственный способ [перемен] — это экономические реформы, ведь власть нам уже показала, что власть не боится улицы — она к ней готова. Когда я предложила свой законопроект о гарантиях президенту, утратившему свои полномочия, я как раз мотивировалась тем, что даже диктатор не должен держаться за власть из-за страха быть разорванным толпой. А сейчас происходит именно это".

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.