Страх и бессилие: поведенческий аналитик о манере выступлений Лукашенко

9 августа, в день годовщины президентских выборов в Беларуси, Александр Лукашенко собрал журналистов на “Большой разговор”, который продлился более восьми часов.

Во время общения с прессой он позволял себе грубо высказываться в адрес оппонентов, зарубежных журналистов и мировой политики в целом. Пугал началом Третьей мировой войны, махал руками и вообще очень много злился.

— Состояние аффекта — это состояние, когда из-за всплеска эмоций человек перестаёт сознательно контролировать свои действия. Он превращается в, грубо говоря, животное и начинает действовать на инстинктах. Все эти побегушки с автоматом в прошлом году — близки к этому. В следующий раз он его зарядит и начнёт стрелять по толпе, — говорит Еврорадио российский эксперт по лжи и языку жестов, поведенческий аналитик Илья Анищенко.

По просьбе Еврорадио специалист согласился посмотреть “Большой разговор” с Лукашенко и проанализировать его манеру публичного выступления.  

 

Эпилептоидный психотип (не такой, как у Путина)

— Если говорить о терминологии, у Лукашенко эпилептоидный психотип. Для этого психотипа эмоция гнева — базовая. Такие люди чаще всего в жизни злятся.

Если сравнить с Владимиром Путиным, то у президента России базовый психотип другой — паранойяльный. Путин лучше контролирует свои эмоции и не позволяет себе на публике того, что позволяет Лукашенко.

У Лукашенко эмоции гнева превалируют.

 

Реализация злости и внутреннего гнева

— Почему он начинает переходить на оскорбления, принижающий тон, очень много шутит? Такое поведение — реализация злости и внутреннего гнева. Эти эмоции у него сейчас возникают часто, и он не может их контролировать. 

Причём, если отследить динамику его ответов на вопросы зарубежных журналистов, заметно, как он себя по нарастающей накручивает. Сначала отвечает спокойно, потом вроде замолчал — сказал, что всё, но вот опять продолжает, приводит какие-то аргументы. По исходящей интонации слышно, как с каждым разом он злится всё больше.

Посмотрите, как меняется мимика Лукашенко, когда он называет иностранных журналистов "плохим инструментом". Илья Анищенко говорит, что в это время глава государства испытывает отвращение. 

Александр Лукашенко / скриншот с трансляции "Большого разговора"
Александр Лукашенко / скриншот с трансляции "Большого разговора"
Александр Лукашенко / скриншот с трансляции "Большого разговора"

Переход на личности

— Говоря о Светлане Тихановской, у Лукашенко меняется мимика. Выступая на пресс-конференции, он упоминает её, называя “госпожой Тихановской”. В тот момент складки вокруг его носа поднимаются, что говорит о неприязни и отвращении (как будто бы почувствовал неприятный запах), губы — напрягаются: так проявляется гнев. В сумме эти эмоции означают ненависть к упоминаемому человеку, виден явный эмоциональный отклик на Тихановскую. 

Называя Павла Латушко “лохушкой”, он злится, что не может воздействовать на него: не в силах остановить или посадить, у него нет над ним власти. Как выразить гнев, когда не можешь ударить? Только оскорбить. 

И на данный момент для Лукашенко это единственная возможность выразить свои эмоции по отношению к оппонентам. Можно ещё пошутить над ними. 

Отвращение + гнев = ненависть Лукашенко к Тихановской / скриншот с трансляции "Большого разговора"

Страх и бессилие

— Вспомним, как он реагировал, когда его спрашивали про заключённых на Окрестина [Лукашенко очень не любит вопросов по поводу задержанных на протестах людей: называет их “урками”, нервничает и утверждает, что синяки они себе рисуют сами. — Еврорадио]. 

Когда после них одна из журналисток задавала свои вопросы, он даже пошутил, мол, хорошо, что слово “Окрестина” не прозвучало. На самом деле он гневается, и этот гнев — последствие страха от сложившейся вокруг него и Беларуси ситуации.

Этот гнев усиливается тем, что он не может с ней справиться. Лукашенко чувствует себя беспомощным.

Во время "Большого разговора" журналистка BBC Сара Рейнсфорд задала вопрос Лукашенко о легитимности. Посмотрите, как меняется мимика главы государства. По словам Ильи Анищенко, в этот момент он испытывает гнев. 

"Один из самых сильных моментов, что я увидел, — говорит эксперт. — Видно, как за несколько минут гнев нарастал постепенно, но в конце он себя поймал.

Стресс в этом моменте также вырастает. Обратите внимание, как на последней фразе он хоть и расставляет руки широко, пальцами потирает, чтобы успокоить себя. Потом хватается за пиджак, чтобы поправить его, но камера съезжает.

И ещё, чем сильнее у него гнев, тем чаще он дышит и тем шире открыт рот в паузах между фразами".

Гнев Лукашенко на BBC / скриншот с трансляции "Большого разговора"

Когда мы на что-то злимся, то хотим это исправить. Бывает, что не получается. Возьмём бытовую ситуацию: человек стоит в пробке и нервничает. Он начинает пробовать её объехать и таким образом видит пути решения проблемы. Покричал — гнев реализовался — поехал дальше. Но когда ты понимаешь, что исправить ничего не можешь, то начинаешь злиться и на себя, и на окружающих ещё больше — так гнев усиливается. 

За Александром Лукашенко я наблюдаю год, с самого начала протестов. То, что он бегал с автоматом, — это всё следствие как раз и страха, и стресса, что он не может разрешить сложившуюся ситуацию. И уйти не может, и сдаться, и что-то изменить. В итоге это всё и выливается в речевое агрессивное поведение — оскорбления и шутки в адрес оппонентов. 

 

Пассивная агрессия — это уже ненормально 

— Когда человек реагирует так на проблему, у него начинает развиваться психосоматика, проявляются какие-то болезни. Развивается пассивная агрессия — и, естественно, это уже ненормально. Это серьёзная проблема. Кого-то неконтролируемые вспышки гнева доводят до убийства. У руководителя вашей страны они выливаются в решения на эмоциях.     

Главная его проблема в том, что гнев не реализуется и остаётся внутри. Каждый выходит из этого состояния по-своему: кто-то может пойти отжаться, покричать в лесу. Если держать негативные эмоции в себе, это начинает влиять на качество жизни и общение с окружающими.  

Чем больше будет давление на Лукашенко, тем хуже будет для его здоровья, тем хуже будут качества принимаемых им решений.

Здесь необязательно идти к специалисту. Тут важно понять и осознать, что происходит, и как-то реализовать свой гнев. К специалисту нужно обращаться, если причина такого поведения в какой-то детской психотравме и ты вообще не можешь контролировать свой гнев, управлять собой. Всё это может идти из детства и чревато состоянием аффекта.

А вот так Илья Анищенко комментирует заявление Романа Протасевича:

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.