Вы здесь

Шеф третий день не звонит: в слитой записи "Николавна" жалуется на COVID-19

Беседу приписывают Наталье Эйсмонт и Николаю Латышёнку

“Экстремистский” телеграм-канал опубликовал запись очередного телефонного разговора. Как утверждают администраторы канала, беседа состоялась 22 ноября, а её участники — пресс-секретарь Лукашенко Наталья Эйсмонт и его помощник Николай Латышёнок. Подтвердить подлинность этих сведений не представляется возможным.

Голос женщины, участвовавшей в этой беседе, похож на тот, который звучал в другой записи: когда "Натуля" обсуждала с неким "Димой" срезание ленточек в минских дворах и два ящика "Массандры". Еврорадио приводит стенограмму беседы "Натальи Николавны" и "Николая Леонидыча".

"Кажется, что это… ну, вот это"

— Здравствуйте, Николай Леонидович.

— Да, добрый день, Наталья Николавна.

— Николай Леонидыч, я быстро… Э-э-э, ну и в общих чертах. Блин, не успела, честно говоря, по другой связи, так быстро сегодня интернет отключили… А вы уже на… Ну, на объекте? На "Титане" [из контекста непонятно, идёт ли речь о минском ТЦ "Титан" или о другом объекте, так названном. — Еврорадио]?

— Ну пока нет. Но скоро буду. Собираюсь.

— Угу.

— Я думаю, что где-то так, минут через 20-30.

— Угу. Слушайте, я, вообще, к чему. Просто, э-э-э, мне шеф не звонил… Не знаю, может, на фоне всего этого. Но если что, просто, чтобы вы знали. Если можно, я сегодня в штаб не поеду. Ну и как бы, если будет возможность, вы ему, пожалуйста, об этом скажите. Ну, подскажите.

— Ну... Конечно, подскажу, если будет разговор. Но… А… И… Вопрос ведь такой. Ну, если можно, конечно, сказать. Если будет спрашивать причину: самочувствие или какая-то другая?

— Ну-у-у… Вообще. Ну-у-у. Вообще, самочувствие на самом деле. Я, конечно, буду на связи, если вы об этом, и если вдруг какие-то рабочие вопросы, то вы набирайте. Я, ну, реально на связи буду. Тем более…

— Ну, мы же там можем по городу переговорить, если что, да?

— Ну да, да-да. Просто, ну, конечно, я сама волнуюсь, что ситуацию не буду знать. Ну, хотя дома хотя бы вай-фай есть, так что-то буду смотреть. И как раз хотела вас попросить, если там… Гхм-гхм. Ну, события, которые в городе, если… Ну, какие-то нюансы или задачи, то вы мне подсказывайте. Ну а по самочувствию я как раз хотела вам сказать. Я бы, конечно, поехала, тем более, блин, мне кажется, мне тут надо было бы быть на работе, но, честно говоря, вообще не очень хорошо себя чувствую.

— А что у вас там? Температура и…

— Ну-у-у, температура была вчера вечером. Сегодня уже нету, но, э-э-э, всё равно.

— Запахи хоть чувствуете?

— Запахи чувствую. Но, как бы, вопрос в том, что… Короче, мне всё равно кажется, что это… ну, вот это.

— Накрыло?

— Ну, честно говоря, да, накрыло. Я чёт как-то думала, что это по другому поводу, но сейчас понимаю, что нет, по самочувствию…

— Вот, этого нам только не хватало.

— Угу.
 

"Три часа мы там сидели, и он всё время без маски"

— А как думаете, где цепанули-то? Может, Гомель? [по совпадению за два дня до предполагаемого дня беседы в Гомеле побывал Александр Лукашенко вместе со своей командой. — Еврорадио].

— Ну… В Гомеле, мне кажется, нет. Я, честно говоря, в Гомеле уже чувствовала себя не очень. Но, блин, вы ж понимаете, какая ситуация там была… Я уже думала, может, на фоне всех тех событий, на стрессе, вот… Но-о-о… Если честно, голова ужасно просто тяжёлая. Только этого сейчас не хватало… Блин, я тоже понимаю, что сейчас скажут, что… Короче, наоборот, хотелось бы быть на виду на работе. Ну и по Игорю Петровичу [Игорем Петровичем зовут главу Администрации президента Игоря Сергеенко. — Еврорадио] вы же знаете, что… Я поэтому и думаю, что не в Гомеле, а ещё до Гомеля, на совещании во вторник, ну… где Макей [фамилию Макей носит министр иностранных дел. — Еврорадио] был, да, по внешней политике… Ну, там же Игорь Петрович был, ему же шеф сказал прийти…

На том самом совещании Эйсмонт сидела между главами АП и КГБ

— Ну я помню эту историю, да.

— Да. Вот он же сказал, чтобы я сидела рядом там, что я привита… “И Эйсмонт с ним рядом сядет там, что она привита, и будет не опасно”. А он ещё, блин…

— Ну, там [неразборчиво] вообще был такой, весёлый в это время.

— Ну, был. Так я ещё пришла, за стол села, а он мне говорит: как вы думаете, может, когда уйдёт пресса, мне маску надеть? Я засмеялась и говорю, что, ну блин, попробуйте, посмотрите сами на реакцию. И она у него была, он даже её из кармана мне достал, показал, вот… А потом уже заходил шеф, и он её просто назад в карман положил… Я не знаю, забыл, наверное, потом или просто не захотел… Блин, я не знаю, что это было, но три часа мы там сидели, и он всё время без маски… И я сегодня всё время думаю, что я просто всё это время с ним без маски рядом сидела.

— Ну а вообще, может быть, это всё-таки не это, а просто там… Простуда или гриппанули немножко? Вы же там вроде делали недавно какие-то… Ну, это, прививку.

— Не, так я сделала, и вторую тоже сделала, как надо было… Но, это получается, когда совещание было? Во вторник, по-моему, да?

— Во вторник, да.

— Во вторник… Блин, у меня уже все дни перепутались. Вот, во вторник. А в четверг утром я делала тест. Ну, не тест, а этот анализ, как он там называется, на антитела. И потом, когда мы уже ехали в Гомель в четверг, Ирина Степановна [Ириной Степановной зовут главврача лечкомиссии Ирину Абельскую. — Еврорадио] мне уже вечером написала, что антитела есть, но их вообще совсем мало. Она мне прям писала, что нужно быть всё равно очень-очень аккуратной, потому что легко что-то подхватить… Ну, короче, совсем низкие антитела. Так блин, я вот думаю, как можно было быть аккуратной, если я вообще за одну только ту неделю, наверное, блин, тысячу раз общалась с фактически заболевшим… Игорем Петровичем…

— Не знаю… Сейчас почти что все такие.

"То, что раздавать он мог, — элементарно"

— Так самое главное, что, блин, ну вы же знаете… Что сейчас у него. Что там вообще капец. Просто, что… [они перебивают друг друга, фрагмент плохо слышен, вероятнее всего — "он вообще на аппарате"].

— Да, да… Я со Степановной разговаривал, э-э-э… Всё довольно-таки так, не очень есть хорошо.

— Ну так вот. Дай бог, чтобы всё было нормально, но я понимаю, что, блин, если человек уже на ИВЛ, то во вторник просто были все шансы. И блин, мыслей миллион, не понимаю вообще, что на фоне всей этой истории…

— Там во вторник ему было вроде бы немножко лучше, чем потом стало, на следующий день.

— Ну так вот, да. Но вы можете себе представить, каким он мог быть…

— Да-да, то, что раздавать он мог, — элементарно.

— Ну так вот. На фоне всего этого я теперь вообще не понимаю… И по работе, и по этой ситуации, и вообще хреново себя чувствую, и… Да блин. Я знаю просто, что шеф на это всё скажет. И его самого… Сергеенко уже месяц нет на работе, и…

— Скажут, что спрыгнули.

— Да вообще.

— [смеётся] Шучу-шучу.

— Вообще не смешно. Да… В Администрации вообще непонятно что. По месяцам люди болеют, я вообще не понимаю там… Болеют, [неразборчиво, скорее всего — "отдыхают"]. Ай, ладно, это всё потом уже, при встрече. Не могу просто.

— Не, ну Игорь Петрович да, он же на самом деле до этого там уже почувствовал… Две или даже больше недели просто на работу не мог ходить. А потом только вышел чуть-чуть — и накрыло. И накрыло конкретно. Слушайте, так, может быть, вам тест сдать повторно?

— Не, ну я думаю, в конце месяца надо сейчас сдать… Я думаю, да.

— Давайте я тогда переговорю. Если сегодня такая возможность есть, ну… определимся, или вы туда, или к вам приедут. Так, чтобы уже точно понимать. Если что, то вам точно… к нам тоже нельзя будет.

— Ну так да, я и не хочу ехать… То есть как, я хочу, но понимаю, что нельзя. Тут ещё шеф не звонит уже третий день на фоне всего этого… Ну, короче, капец. Слабость, с дивана не могу встать. И эти барабанят бесконечно… Ну, которые там номер сбрасывали [вероятнее всего, речь о "сливе" номера телефона в интернет. — Еврорадио]… В общем, всё, Николай Леонидович, передайте, пожалуйста, шефу, чтобы он знал…

— По возможности.

— Угу.

— По возможности и как только будет разговор. Я подскажу однозначно. Ну, если будут какие-то указания, то постараюсь довести. Ну и вы там тоже, смотрите больше за собой… Может, пейте чего-нибудь… побольше жидкости, там, какие-нибудь.

— Хорошо, это да.

— На антибиотики нет, а так-то можно чего-то попить.

— Ну я думаю, подскажут…

— Ну, ну, свяжемся. Чуть позже наберу тогда, по тесту скажу. Хорошо?

— Угу. Спасибо большое. Спасибо.

— Всё, выздоравливайте.

— Тогда на связи, спасибо, да, на связи.

“Игорь Петрович” и правда пропал? И чем проштрафилась “Наталья Николавна”?

Если предположить, что речь в записи идёт об Игоре Петровиче Сергеенко, то в ноябре он действительно редко появлялся на публике. То самое совещание по внешней политике, о котором идёт речь, это едва ли не единственный такой случай.

Обычно глава Администрации президента представляет Лукашенко новые кадры. Однако в ноябре это делали или заместитель Сергеенко Максим Рыженков, или глава Совета Республики Наталья Кочанова. Не был замечен Сергеенко и на церемонии вручения генеральских погон, а также во время поездок Лукашенко по заводам и регионам.

В ленте госагентства БЕЛТА за последние полтора месяца — только два упоминания о Сергеенко. Первое — при назначении ректоров. Второе — на "том самом" совещании. А ведь это один из самых высокопоставленных чиновников Беларуси!

Слова же Натальи Николавны о том, что "шеф три дня не звонит на фоне всего этого", могут указывать на предыдущие сливы разговоров с тем же женским голосом. Речь о беседе "Натули" и "Димы" о срезании ленточек в минских дворах.

О том, что Наталья Эйсмонт участвует в испытании российской вакцины от коронавируса, 27 ноября сообщил канал "Пул Первого", показав её в защитном костюме во время посещения Лукашенко 6-й больницы. При этом в один кадр с первым лицом она не попадала. Это соотносится с диалогом о вакцинировании в "слитой" беседе.

Эти косвенные признаки повышают вероятность того, что разговор имел место в действительности. Хотя и не доказывают на 100%, что это разговор между Эйсмонт и Лемешёнком.

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.