Вы здесь

Сергей Пукст: Есть самый отвратительный белорусский вопрос "зачем?"

Фото Александра Галецкого

Сергей Пукст, он же Георгий Добро, он же один из авторов проекта True Litwin Beat, пришёл в студию Еврорадио рассказать о двух новых альбомах, порассуждать о нежелании белорусов нести провокационную туфту и о судьбе творца в нашей стране.

Кстати, пластинка True Litwin Beat "Ненужная правда о белорусах-2", где Пукст режет правду-матку о современных белорусах, выходит уже 27 июля. Георгий Добро же представит новое, в том числе и англоязычное, творчество в начале августа.

Еврорадио: Ты говоришь, что второй альбом True Litwin Beat ― более экспортный.

Сергей Пукст: Да, он распространяется экспортно ― выйдет на "Першаку", "Яндекс.Музыка", iTunes и т.д. И в целом дело в том, что мы живём в общем пространстве. Медиа-персоны у нас одни и те же. Не буду говорить, что мы везде практически пронизаны российскими масс-медиа и у нас в стране медийных персон практически нет. Не о ком говорить по большому счёту. В альбоме "Ненужная правда о беларусах-2" Макс Корж упомянут, есть песня з названием "Брутто". Вообще там много фамилий.

Еврорадио: Почему у нас не о ком говорить? Что с нами не так?

Сергей Пукст: Наши масс-медиа работают неэффективно, в них нет провокативного дизайна, который есть в российских масс-медиа. Вопрос провокационной подачи туфты в России прекрасно работает. Именно так, чтобы это задевало сексуальные центры, центры важности человека в потоке национального единства... Оно не то что умно, оно просто очень бесстыдно. Получаются очень выпуклые гонза-герои, они мимитичны, и всё это запредел. У нас был только один человек такого масштаба ― это Евгений Новиков, который вёл "Взгляд в Мир", абсолютно киселёвского размаха персонаж.

Еврорадио: Это говорит о том, что белорусы в общем-то неплохие люди или, наоборот, скучные?

Сергей Пукст: Это тоже. Но вся эта наша "някепскасць" отчасти связана с пассивностью. У нас на самом деле огромный город Минск и не самая маленькая страна. А на концерты ходят... Вот Михалок приезжал в Шабли, было две тсячи человек. И он сделал абсолютно чёткую вещь ― скандал. И это прекрасно. Из ничего. На ровном месте: никто никому ничего не говорил, никто ничего не знает, а всё случилось непонятно почему. Вот этих вот движений никто не делает, включая меня. Еврорадио: Почему ты их не делаешь? Сергей Пукст: Кого тут надо облажать? Михалка? Там Гурков (смеётся)! Я, конечно, тренировался, но не столько, тем более у нас не было предварительной договорённости. Хлестова? Я его не вижу и не могу себе представить, что это такое. TonqiXod? Это прекрасные люди, но с ними у меня уже было сотрудничество.

Еврорадио: Как в тебе уживаются несколько творческих сознаний?

Сергей Пукст: Они уже не различаются, это нечто единое, что выскакивает из меня самыми неожиданными проявлениями. Я сам не знаю, что будет в следующий момент.

Еврорадио: Если смотреть на тебя ― один, второй проекты, альбомы, ―  не скажешь, что белорусская музыка находится в состоянии застоя.

Сергей Пукст: Ну, во-первых, есть Женя Белов, который мне очень помогает по музыкальной части относительно Георгия Добро и True Litwin Beat. Музыка создаётся им, и это изумительная ситуация, потому что всё нельзя успеть. Женя ― это мой полный соавтор. Что произойдёт дальше? Дело в том, что я музыку не люблю. Я засыпаю буквально через пять минут, если слышу музыку, где в принципе понятно, что это такое. А часто становится понятно. Поэтому надо делать всегда что-то, что не даст тебе заснуть самому. Вот ты и делаешь. Как ты это делаешь ― непонятно. Низкий это уровень, высокий ― это непонятно даже мне, поскольку у нас иерархий, абсолютных величин нет. Поэтому надо делать так, как оно из тебя вываливается и всё. Есть самый отвратительный белорусский вопрос "зачем?". Да незачем. Делай просто и всё. У тебя жизнь проходит, пока ты лежишь и жрёшь чипсы у телевизора. В этом основная мысль и есть. Делай, чтобы делать, потому что денег это не принесёт. Если ты хочешь, чтобы это приносило деньги, ― денег не будет. Ничего не будет, если ты будешь заниматься творчеством, как тебе кажется. И это нужно в основном только тебе. Если ты специально будешь делать это для других, это будешь не ты. Вот это изначальная идея моего существования.

Еврорадио: Что тебе тогда приносит деньги?

Сергей Пукст: Я за что-то живу, но пока сказать об этом официально не могу. 

Еврорадио: Возможно, деньги принесёт очередной проект Георгия Добро, который решил запеть на английском?

Сергей Пукст: В ближайшее время выйдет проект "Георгий Добро international", над названием думаем ― должно быть что-то привлекательное для иностранного слушателя. На Георгия вышли люди из Польши, замерещилась клубная перспектива, поэтому Георгий запел по-английски, который он знает. Плодотворной оказалась переработка старых хитов Георгия, в частности, песня "Женщина моя" звучит в современной джазовой обработке, получается почти Боно. Георгий стал более западным, у него теперь более лощёный звук, подача, и он теперь совершенно другой человек, не тот, которого мы знаем. На релизе также будет совершенно радийная русскоязычная часть, которая делается более форматной. В ней просматриваются металлические глаза Георгия, становящегося той потребительской массой, которая нас окружает в fm-эфире. То есть, он вливается в него. Это чёткий, открытый, циничный продукт. ЕР будет состоять из 4-х песен ― думаю, что это тот объём, который сегодня хоть как-то глотается слушателем.