Вы здесь

“Санкции работают, просто мы не знаем”: избежать потерь не помогут даже “схемы”

Финансовые санкции значат упущенные возможности / pexels.com, Karolina Grabowska

Из-за того, что эффект от некоторых санкций пока можно скрыть, а другие означают не прямые убытки, а потерянные возможности, может показаться, что санкции не работают. США, например, ввели санкции против госпредприятий ещё в начале июня, а белорусская внешняя торговля показывает лучшие результаты с 2012 года.

Однако санкции западных стран не так уж безболезненны.

Еврорадио узнало у экспертов, что не так с санкциями, почему схемы для обхода есть, но это не панацея. А заодно разложило “пакеты” по направлениям санкций и их последствиям. 
 

Яркий пример работы санкций уже есть

Китайские партнёры остановили кредитование стройки Нежинского ГОК / minskpromstroy.by

Экономические санкции против Беларуси можно разделить на три направления: финансовая сфера, экспорт продукции, импорт технологий. Такую классификацию дал первый заместитель премьер-министра Николай Снопков. По мнению академического директора BEROC Катерины Борнуковой, она вполне подходящая.

Если не все санкции вступили в действие в полную силу, то финансовые как раз работают. 

Белорусские банки уже потеряли доступ к внешнему финансированию. Оно сильно ограничено и для Минфина. Тот же Снопков говорил о том, что санкции США сильно затрудняют выпуск нового долга в виде облигаций. Причём это затруднение может быть даже внутри страны, хотя не очень понятно, будет это работать или нет, — говорит Катерина Борнукова.

Финансовые санкции — это не прямой урон. Например, ничего уже не сделать с белорусскими облигациями, которые выпущены в Европе в 2020 году. Зато это потерянные возможности, отмечает эксперт. Поэтому такие санкции не самые заметные. Однако как минимум один яркий пример действия санкций есть.

“Белоруснефть” не сможет продавать сырьё в Германию / neftok.ru

С запретом на покупку белорусской продукции уже сложнее, чем с финансовыми санкциями. Прежде всего, запрет на экспорт отражён секторальными санкциями Евросоюза из четвёртого пакета. Эти меры выглядят серьёзнее всего, но они отложенного действия.

Они не касаются старых контрактов. Даже относительно короткие контракты на поставки нефтепродуктов заключаются на полгода — год. Поэтому пока эффекта мы не видим. Хотя государство на всякий случай скрыло статистику по этим позициям [удобрения, энергетика. — Еврорадио], чтобы увидеть этот эффект было ещё и сложнее, — продолжает Катерина Борнукова.

Понять, как обстоят дела с поставками комплектующих на белорусские предприятия, сложнее всего.

Думаю, эти санкции уже работают. Просто мы о них не узнаём. Конечно, по многим позициям можно найти какую-то замену. Но замена всегда или дороже, или хуже по качеству, или и то, и другое. Есть проблемы, про которые мы просто не знаем и оценить которые не можем. Но это не значит, что санкции не работают.
 

Российский “схематоз” готов подставить плечо

В санкциях много дыр, уверен экономист Ярослав Романчук. Например, не все калийные удобрения из Беларуси запрещено покупать в Европе. Кроме того, всегда можно обратиться за помощью “друга”.

Помните, в 2010 году, когда был скандал с растворителями и разбавителями? Когда творческий подход к документам на товары, можно купить пограничников, таможенников и чиновников, то это очень легко обходится. Делаются фирмы-прокладки, меняются юридические лица, вводятся офшорные российские структуры. Товары одни, а в реальности другие, — отмечает эксперт.

Ожидается, что в 2022 году последствия секторальных санкций будут намного более ощутимы. Вопрос только, в какой степени.

Санкции против “Беларуськалия” одни из самых болезненных и спорных / Еврорадио

Однако насчёт “схематоза” у собеседницы мнение другое: он не может решить всех проблем. Кроме того, всё равно для белорусской стороны будут убытки, ведь работать по схемам дороже, чем торговать напрямую.

Всегда возможно выстроить схему, которая не сразу откроется, но это будет дороже, сложнее, и непонятно, стоит ли. Может, что касается нефтепродуктов, лучше продавать в Украину. Или на российский рынок, который пусть не такой прибыльный, но меньше рисков, меньше затрат на обход санкций, — говорит Катерина Борнукова.

С калием тоже не всё просто. Основные покупатели — Китай, Индия и Бразилия. Им всё равно, какая власть в Беларуси. 

Россия вряд ли сможет обеспечить логистику для тех объёмов калия, которые мы поставляем. Это всё-таки не несколько контейнеров в год. И неясно, насколько российская железная дорога и российские порты готовы эти объёмы перевозить, переваливать и так далее. Ответа мы не знаем, но мне кажется, что тут не всё так легко и решается просто схематозом.

Тем более латать дыры западные страны всё же пытаются. Например, белорусские власти пытались спасти “Белоруснефть” от санкций США и вывели её из концерна “Белнефтехим”. В пятом пакете санкций ЕС оказалась уже сама “Белоруснефть”, а США, Великобритания и Канада поддержали меры ЕС.

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.