Вы здесь

Российские солдаты насилуют белорусок? Всё, что об этом известно

Коллаж Катерины Круглик / Заборона

Более 400 сообщений о совершенных российскими военными изнасилованиях поступило на горячую линию Уполномоченной Верховной Рады по правам человека только за первые две недели апреля. Преступления сексуального характера против женщин, девушек, мальчиков, мужчин и пожилых людей стали визитной карточкой армии РФ во время полномасштабной войны с Украиной. В особенно опасном положении находятся люди на временно оккупированных территориях.

Однако от действий российских военных страдают не только жительницы и жители Украины — в некоторых беларусских тг-каналах в начале апреля появилась история об изнасилованной солдатами студентке из Мозыря. Белорусские журналисты не нашли подтверждения этой истории. Но украинское издание "Заборона" со ссылкой на белорусскую активистку и психологов, работающих с жертвами изнасилований, утверждает, что случай в Мозыре — правда, и он не единственный. 

Как беларуски страдают от российских солдат

Российская армия прибыла в Беларусь в начале февраля — якобы для совместных российско-белорусских военных учений "Союзная решимость-2022". После окончания учений россияне не вернулись в места дислокации, а двинулись в Украину — с войной. Пограничные с Украиной районы Гомельской области стали местом "привала" российских войск. 

"Военные постоянно пьяны, каждый день шатаются по улицам, ищут, к кому можно пристать, ругаются. В Минскую область они приезжают за продуктами. Магазины расположены возле школы, и военные постоянно торчат рядом, видимо, ожидая окончания школьного дня. Поэтому все родители сами забирают детей, особенно молодых девушек, как только заканчиваются занятия", — рассказывает "Забороне" белорусская активистка Мария (имя изменено из соображений безопасности, так как активистка проживает в Беларуси).

Агрессивное поведение российских военных в Беларуси не ограничивается угрозами и пьянством. По словам Марии, местным правозащитникам известно о четырех женщинах, пострадавших от сексуального насилия со стороны представителей армии РФ. "Заборона" публикует видео из instagram-аккаунта girls.power.belarus. В нём якобы пострадавшая студентка из Мозыря анонимно рассказывает, что с ней сделали русские солдаты. 

Видео: girls.power.belarus / Instagram

На видео, появившемся в сети 6 апреля, плачущая девушка рассказывает, что вечером возвращалась домой после встречи с друзьями. По дороге к ней пристали трое пьяных россиян на автомобиле. У одного из военных был автомат. Девушка пыталась проигнорировать их, но те схватили ее и затащили в машину, где потом изнасиловали. Она вспоминает, что это был грузовой автомобиль с черными номерами — это свидетельствует о принадлежности транспортного средства Министерству обороны России. Студентка не знала, куда ее везут: военные надели ей на голову пакет. Они обещали убить девушку, если она закричит, а на просьбу отпустить ответили только "не хотела знакомиться по-хорошему — будет по-плохому".

Активистка Мария подчеркивает: помимо пренебрежения темой сексуального насилия со стороны беларусских властей есть огромное давление русскоязычной аудитории, часть которой распространяет иллюзорные идеи о том, что российские военные никогда бы так не поступили. Увидеть такие комментарии можно чуть ли не под каждой публикацией на эту тему. Кроме того, российская аудитория намекает, а иногда и откровенно говорит, что украинки якобы массово занимаются секс-работой, из-за чего "российские солдаты брезгуют спать с украинками". Поддерживают эти настроения и российские медиа, распространяя сообщения об украинской армии, которая насилует и мародерит на своей же территории. 

Скриншоты из Twitter / Круглик Катерина / Заборона / Скриншоти з Twitter

Студентка Оля (имя изменено) живет в Минске, но часто ездит к родителям в Мозырь. В разговоре с "Забороной" она рассказала, что с начала российского вторжения в Украину в городе дислоцируется очень много солдат, военных машин. Олины родители и знакомые из Мозыря говорят, что российские военные часто ездят пьяные, закупаются водкой, могут выехать на встречную полосу или оставить машину посреди дороги и пойти в магазин.

"Лично ко мне и моим знакомым военные не приставали. Но все равно очень страшно, чувствуется напряжение — и психологическое, и физическое. Часть улиц в городе вообще без освещения, людей вечером очень мало, поэтому одна я не хожу. И мне, и подругам страшно, — отмечает девушка. — Однако есть и те, кто не беспокоится. Мама моей подруги радостно машет солдатам, улыбается им и советует своей дочери делать то же самое. А бабушка, рядом с которой я ехала в автобусе, сказала, что молится за русских солдат каждую ночь, ведь нашим девушкам нужно за кого-то выходить замуж".

От историй о преступлениях российских военных в Украине Оле было страшно, а после сообщения об изнасиловании в Мозыре она почувствовала ярость: "От этих тварей можно ожидать чего угодно".

"Я распространяла информацию об этом изнасиловании в соцсетях, многие репостили ее. Но были и те, кто не верил. Они пытались найти подтверждение тому, что изнасилованная девушка из Мозыря лжет, — объясняет Оля. — Я не знаю, возможно, это такой инстинкт самозащиты — верить, что все это неправда. Но, господи, я не знаю, как можно оставаться равнодушными к такому, как можно не задумываться о своей безопасности и безопасности своих близких, особенно живя в городе, где так много российских военных".

Девушка, записавшая видео, перестала выходить на связь с активистами. 

"Другие пострадавшие тоже находятся в Мозыре, работают с психологинями. Однако они не готовы обнародовать свои истории. Я их полностью понимаю: рассказать о насилии в Беларуси значит привлечь внимание к проблеме [сексуализированного насилия], которую и в мирное время в Беларуси не считали заслуживающей внимания", — говорит Мария.

Откуда в Беларуси табу на разговоры о насилии

До 2021 года в Беларуси было несколько зарегистрированных национальных и региональных организаций, работающих с темой домашнего и сексуального насилия, в частности, "Гендерные перспективы", "Провинция в Борисове", "Ее права". В 2021 году все эти организации были ликвидированы как "вредные для беларусского общества". Среди них и семейный шелтер "Радислава", более 20 лет помогавший женщинам, пострадавшим от домашнего насилия.

Бывшую директорку шелтера Ольгу Горбунову 9 ноября 2021 года сотрудники беларусской милиции арестовали в Минске. Основанием для ареста стало якобы участие Ольги в организации женских маршей летом 2020 года. Правозащитница до сих пор находится в СИЗО.

В 2020 году после президентских выборов и брутальных разгонов протестов 9-11 августа в Минске и других городах Беларуси стали проходить "Женские марши", участницы которых выступали против Лукашенко и насилия со стороны силовых структур. Далекий от идей феминизма, белорусских руководитель Александр Лукашенко много раз говорил, что женщина просто не сможет возглавить страну, и продолжал продвигать патриархальные идеи. А закон против домашнего насилия Лукашенко вообще называл "западной ерундой". Правозащитную и общественную деятельность Лукашенко подвергал критике, заявляя, что в правозащитных организациях работают тысячи людей "с промытыми за чужие деньги мозгами". За последние полгода в Беларуси было ликвидировано 116 общественных объединений.

"Сегодня участие в работе ликвидированных или незарегистрированных организаций в Беларуси — это административное или уголовное преступление, в зависимости от того, какой темой вы занимаетесь и насколько государство считает эту тему для себя неудобной, — объясняет Мария. — Если мы с вами решим просто как два человека помочь пострадавшим от домашнего насилия — это преступление. Собирать деньги в соцсетях на помощь — тоже преступление".

Поэтому сейчас в Беларуси нет никаких структур для помощи пострадавшим от сексуального насилия. В стране официально действуют так называемые кабинеты помощи женщинам, но ими порой управляют психологи-мужчины, не имеющие никакого представления о том, как работать с пострадавшими. Многие из них считают, что феминистки раздувают проблему насилия в Беларуси и советуют женщинам в ситуации насилия всегда идти на примирение с мужем и сохранять брак, так как "одинокая женщина никому не нужна".

"Если тебя изнасиловали, в Беларуси сейчас нет ни одного места с квалифицированными специалистками, куда можно позвонить по телефону, чтобы попросить о помощи. Пострадавшая может пойти в милицию, где сидят плохо квалифицированные специалисты-мужчины, которые с 2020-го избивали и пытали задержанных на протестах. Все, что девушке скажут в милиции — "сама виновата". Могут и высмеять, хотя формально в Уголовном кодексе РБ есть статья "изнасилование", — утверждает Мария.

Что говорит законодательство Беларуси

Беларусская юристка и правозащитница Даша Чурко подчеркивает: сейчас в Беларуси правовой дефолт. Законы работают только так, как удобно государству. Потому и закона о противодействии домашнему насилию нет.

"В Беларуси есть институт СОП — социально опасного положения. Это когда семью ставят на учет и признают неблагополучной. Часто среди этих семей встречаются такие, где женщины пострадали от домашнего насилия или открыто выходили на протесты против власти: «То есть женщина вызывает милицию из-за насилия, а ей говорят: "поставим в СОП" и/или "заберем детей". Это серьезное препятствие для женщины в защите себя и ребенка", — объясняет Чурко.

Правозащитница отмечает, что в стране есть защитное предписание, которое некоторым образом регулирует вопросы семейного насилия. Оно предусматривает возможность применения защитного распоряжения, когда агрессору запрещают жить, звонить, общаться и приближаться к пострадавшей на срок от 1 до 30 дней. Чтобы получить защитное предписание, нужно пройти целую процедуру, и далеко не в каждом случае это вообще возможно (например, если насилие происходило в семье, супруги развелись и больше не живут вместе, но насилие продолжается).

"Однако решение вопроса зависит от человека, принимающего заявление в структуре. Сейчас снизилась возможность добиться справедливости. Женщины в Беларуси почти не обращаются в милицию. Есть ситуации, когда пострадавшая от насилия подвергается виктимблеймингу [когда в совершенном преступлении обвиняют пострадавшего, а не преступника]. Улучшить ситуацию могли бы международные инстанции, однако без национальных судов дела потерпевших не будут приняты в Конвенцию о защите прав человека и основных свобод. Или в Конвенцию ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (CEDAW). Сначала о насилии нужно публично заявить в Беларуси", — подчеркивает Даша.

Что делать, если вы стали жертвой насилия

Если человек пережил насилие, правозащитница Мария рекомендует обеспечить свою физическую и психологическую безопасность. Самое главное — обратиться за экстренной медицинской помощью и получить необходимые лекарства, а также пройти медицинское обследование и получить выписку, которую при необходимости можно использовать при подаче заявления. В Беларуси можно обратиться к социальной работнице, которая поможет вернуть ощущение хотя бы частичной психологической безопасности.

По словам Марии, она не исключает, что после войны российские солдаты продолжат убивать и насиловать: 

"Солдаты и военные на войне получают колоссальную травму, многие из них вернутся домой психически изувеченными. Учитывая крайне низкий уровень психологического образования в России, многие из этих людей останутся наедине со своими свежеприобретенными состояниями. Эти состояния военные будут глушить алкоголем, вымещением агрессии на других и изоляцией. В России и без того колоссальные масштабы домашнего насилия, а полученная на войне психологическая травма лишь усугубит эту ситуацию и поставит множество женщин в уязвимое положение".

Редакции "Забороны" неизвестно, обращались ли девушки из Мозыря, о которых речь шла в тексте, в милицию.

Материал подготовлен при поддержке "Медиасети"

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.