Вы здесь

Россиянка, которая выманила украинца в Беларусь: Павел знал об угрозе от ФСБ

Фото: vesti.ru

19-летнего гражданина Украины Павла Гриба 24 августа с территории Беларуси похитили сотрудники ФСБ. С таким заявлением 28 августа выступил отец пропавшего парня Игорь Гриб. По его словам, Павел поехал в Гомель на встречу с девушкой из России и исчез. А в гомельской милиции Игорю Грибу сказали, что его сын находится в списках ФСБ — парня обвиняют в терроризме.

Но действительно ли Павел доехал до Гомеля и собирались ли сотрудники ФСБ задержать его в Беларуси? Подробности — в эксклюзивном интервью с Татьяной, на встречу с которой Павел и поехал в Гомель.

Еврорадио: Вы действительно переписывались в соцсетях с Павлом Грибом и договаривались с ним о встрече в Гомеле?

Татьяна: Да, мы с ним давно переписывались и на эту встречу договаривались, но, можно сказать, не по собственной воле. Нам пришлось её организовать... Меня заставляли её организовать, и он был не против встретиться. Думаю, он понимал, что это может быть ловушкой, чтобы его схватят в Беларуси и оттуда вывезут в Россию.

Еврорадио: Как получилось, что именно вы попали во внимание ФСБ?

Татьяна: Мы с Павлом давно переписывались и обсуждали такие темы, как украинский национализм, о политике говорили и о разных других вещах, о которых на территории РФ лучше не говорить. Думаю, с начала нашей такой переписки за мной и начали следить спецслужбы.

Еврорадио: Вы высказывались на эти темы в открытом обсуждении?

Татьяна: В личной переписке. Но, на самом деле, все давно уже знают, что ФСБ читает личные переписки. Хотя мы и перешли из переписки "ВКонтакте" в "Скайп".

Еврорадио: И как произошло ваше первое знакомство с российскими спецслужбами?

Татьяна: Они пришли ко мне домой в 6 часов утра и провели обыск. Потом мне пообещали, что дело закроют и мне дадут оформить документы — на них стоит запрет на оформление для выезда. Я давно хотела выехать из РФ в Украину. Мне поставили условие: они разрешат мне выезд и снимут запрет на оформление документов, если я поеду на эту встречу с Павлом. Они сказали, что встреча может произойти где угодно в Беларуси. Сначала говорили, что лучше это был бы Минск, но потом сказали, что мы сами можем выбрать место. Это Паша выбрал Гомель. Сначала мы предполагали встретиться на границе — так было бы безопаснее. Не знаю, почему он выбрал Гомель.

Павел Гриб, фото со страницы в Фейсбуке Игоря Гриба

Еўрарадыё: Вы не спрабавалі даць Паўлу зразумець, што гэтая паездка можа для яго сумна скончыцца?

Таццяна: Ён сам пра гэта здагадваўся, казаў пра такую небяспеку, але ўсё адно на гэта пагадзіўся. Ён ведаў, што ў мяне быў вобшук, што мяне затрымлівалі і што гэтыя ўмовы мне паставілі “яны”.

Еврорадио: Вы не пытались дать Павлу понять, что эта поездка может для него печально кончится?

Татьяна: Он сам об этом догадывался, говорил о такой опасности, но всё равно на это согласился. Он знал, что у меня был обыск, что меня задерживали и что эти условия мне поставили "они".

Еврорадио: Сами вы не могли ему отказать во встрече?

Татьяна: Я не могла отказаться. Но я несколько раз предлагала ему не ехать. Но он сказал, что всё равно поедет. Я тоже поехала, и мы с ним там встретились. Мы встречались на аллее возле проспекта Победы. В общем, в Гомеле мы были не больше часа. Может, даже минут 30.

Еврорадио: Его при вас задерживали?

Татьяна: Нет. В последний раз я видела его, когда уже сидела в машине, а он стоял у банка. И всё — это последний раз, когда мы виделись.

Еврорадио: Вы приехали в Гомель на машине?

Татьяна: Нет, мы прилетели с матерью на самолёте в Минск — я же несовершеннолетняя, и меня бы не пустили через границу одну. Из Минска в Гомель мы ехали на такси.

Еврорадио: Извините, но самолёт из Сочи до Минска, а потом такси в Гомель и обратно ради встречи на полчаса — не слишком ли дорого? Это всё на деньги родителей? И они на такие траты согласились?

Татьяна: Да, это всё было за наши личные деньги. А зачем это нужно делать, матери объясняла не я, а ФСБ.

Еврорадио: Операция закончилась — встречались ли вы с сотрудниками ФСБ после всего?

Татьяна: Я вчера к ним поехала, но поговорить не удалось. И теперь я снова туда поеду.

Еврорадио: Чтобы выяснить, выполнят они обещание, котрое вам давали?

Татьяна: Они его уже не выполнили. Они задержали Павла, а это уже невыполнение!

Еврорадио: А, может быть, не задержали — вы точно не знаете?

Татьяна: Его отцу говорили, что его сын задержан ФСБ.

Еврорадио: Я только что разговаривал с отцом Павла, и тот знает лишь, что его сын был в "списках ФСБ", а о задержании никакой достоверной информации нет.

Татьяна: Не знаю... Я сейчас поеду туда и буду выяснять, задержан ли, и где он сейчас, и можно ли с ним встретиться...

Еврорадио: А зачем вам это нужно — зачем нарываться?

Татьяна: Мне всё равно, что со мной будет. Для меня главное сейчас — помочь ему хоть как-то, чем могу.

Еврорадио: И с журналистами не боитесь разговаривать, рассказывать, как вас завербовали...

Татьяна: Мне о поставленных условиях всё равно разрешили рассказывать... Я не рассказываю ничего из того, что мне запрещено говорить...

Еврорадио: Павел не служил в армии — террориста из него сделали исключительно из-за переписки с вами?

Татьяна: Вот, об этом я не могу говорить, потому что это и с моим делом тоже связано.

Еврорадио: Как вы себя чувствуете после всего, что случилось?

Татьяна: Если одним словом, то очень плохо.

Новости других медиа
Загрузка...
Загрузка...

Главное

Выбор редакции