Вы здесь

Россия и терроризм: чего боятся страны Балтии, Украина, Румыния и Грузия

nato.int

Россия — проблема номер один для восточноевропейских стран, входящих в Североатлантический альянс, но у других государств иные приоритеты. Споры о прерогативах НАТО и разных подходах к политике безопасности обнажили противоречия между союзниками. В преддверии юбилейного саммита НАТО близ Лондона президенты, министры и премьеры доказывали друг другу, какая угроза опаснее: РФ или терроризм. Впрочем, некоторые не видят разницы и считают, что между ними нужно ставить знак равенства. О чем договорились и к какому выводу пришли, разбирался корреспондент "Новой газеты – Балтия" из Лондона.

Предпраздничная столица Соединенного Королевства живет духом Рождества: разнообразные украшения, гирлянды, в городе пахнет хвоей и свежей выпечкой, но центр не так многолюден. Ключевые мероприятия саммита проходили в городе Уотфорд в двадцати минутах езды от Лондона, но и в столице работала усиленная охрана. Улицы у парламента перекрыты, повсюду развернуты полицейские силы. Организаторы отмечают, что полиции больше, чем обычно, меры безопасности повышенные. Накануне на Лондонском мосту произошел теракт, где ножом убили двоих: 23-летнюю девушку и 25-летнего парня, оба — выпускники Кембриджа. Учитывая, что на встречу съехались все лидеры свободного мира, принимающая сторона решила отнестись к безопасности максимально серьезно.

Между тем праздничная атмосфера, соседствующая с напряжением, чувствовалась не только на улицах. НАТО отмечает красивый юбилей: 70 лет с момента основания альянса, но острые разногласия остаются.

Все дело в приоритетах

Несмотря на решительный призыв президента Литвы Гитанаса Науседы к союзникам признать, что "крупнейшая угроза мировому порядку" исходит именно от России, ведущие лидеры стран-членов альянса настаивают на диалоге. Такие термины,  как "российская агрессия" и "оккупация", уступили место определениям "многовекторная политика»" и "двухвекторный подход". Эти слова в устах генсека НАТО Йенса Столтенберга и главы Турции Реджепа Тайипа Эрдогана стали отправной точкой дискуссий и последующих заявлений других лидеров. Так, президент Франции Эмманюэль Макрон настаивает на усилении диалога с российским лидером Владимиром Путиным, в этом вопросе с ним оказался солидарен и глава США Дональд Трамп. Для них ключевые угрозы — не Россия, а "радикальный исламский терроризм" и "невероятный рост Китая".

В то же время никто не отрицает, что Россия — это стратегический вызов, и альянс "должен быть готов к возможной конфронтации" с кем бы то ни было, кто представляет угрозу, но лидеры стран НАТО стали осторожнее в формулировках.

Даже президент Польши Анджей Дуда, отвечая на вопрос о том, является ли Россия угрозой номер один, предпочел уйти от ответа, сказав, что Россию нельзя определять как врага.

"Я не хочу оценивать, какая из угроз выше и опаснее. Есть терроризм, есть угроза российского империализма, есть угрозы на Ближнем Востоке… У нас есть много угроз", — уклончиво ответил он.

На Восточном фронте без перемен

Вопрос о защите восточных рубежей альянса по-прежнему стоит крайне остро. Как только усиливаются призывы перезагрузить отношения с Россией, страны Балтии, Польша, Румыния и Украина, которая пока не входит в НАТО, вынуждены регулярно напоминать о том, что положение на Востоке не изменилось: Крым по-прежнему аннексирован, на Донбассе идут военные действия, явных подвижек в урегулировании конфликта в Грузии нет. В связи с этим на полях конференции NATO Engages провели широкую дискуссию под названием "От Балтии до Черного моря: безопасность на границах НАТО".

В ней приняли участие министр обороны Литвы Раймундас Кароблис, его эстонский коллега Юри Луйк, глава Минобороны Румынии Николае Чуке, министр иностранных дел Грузии Давид Залкалиани и глава МИД Украины Вадим Пристайко.

Собравшимся в зале гостям задали вопрос "достаточно ли делает НАТО для защиты своих восточных границ?", попросив поднять руки тех, кто с этим согласен. Однако лишь единицы согласились с этим утверждением — поднявших руки буквально можно было пересчитать по пальцам.

Далее стали отвечать сами спикеры. При этом абсолютное большинство подчеркнули, что для обороны стран Балтии НАТО делает вполне достаточно.

"НАТО делает действительно очень много, — сказал министр обороны Литвы Кароблис. — Война против Грузии в 2008 году и последующие попытки вновь восстановить отношения не увенчались успехом. Разумеется, это было из-за агрессии в Украине, которая продолжается по сей день. К сожалению, Россия продолжает оставаться угрозой и для Балтийского региона, и для Черноморского региона".

Сила — в последовательности и единстве

Похожим образом высказался и министр обороны Эстонии Юри Луйк. По его словам, присутствие войск союзников на эстонской территории подтверждает решительность и конкретику со стороны альянса.

"Размещение британских и французских войск в Эстонии является отличным свидетельством тому, что НАТО делает очень много для поддержки стран-членов блока на самом востоке", — сказал он с трибуны.

Говоря же о российской угрозе, глава оборонного ведомства подчеркнул: сила союзников — в последовательности, сила НАТО — в единстве. "Если наши месседжи и действия последовательны, то угроза со стороны России мала, но если мы слабы, разделены, увиливаем, и наша позиция шаткая, то угроза вполне реальна", — отметил он.

Посыл главы эстонского Минобороны прост: твердая поддержка на словах — это хорошо, но лучший показатель демонстрации защиты — конкретные действия: мобильность передвижений, регулярные совместные военные учения и готовность со стороны союзников отправить подкрепление в любой момент. В этом случае вероятность угрозы конфликта с потенциальным агрессором минимальна.

Министр обороны Румынии Николае Чуке продолжил мысль своего эстонского коллеги, но был более критичен. По его словам, с точки зрения воздушного патрулирования и развертывания военных сил на востоке, альянс все делает правильно. Однако нехватка согласованности, последовательности и скоординированной позиции, выражающаяся в противоречивых заявлениях лидеров ведущих стран-членов НАТО, играет на руку противникам блока.

"У НАТО и ЕС должен быть единый подход ко всему восточному флангу", — отметил министр.

Нерешительность ведет к трагедиям

В роли главного критика системы выступил министр иностранных дел Украины Вадим Пристайко. В отличие от коллег, он не скупился на острые ремарки в адрес НАТО. По его словам, неспособность оценить угрозу, отсутствие солидарности и нерешительность альянса и привели к вооруженной агрессии в Украине.

"Я убежден, что нерешительность НАТО как раз и позволила России сначала вторгнуться в Грузию, а спустя шесть лет прийти в Украину", — сказал глава МИД, подчеркнув, что до сих пор ни Киеву, ни Тбилиси не дают четких гарантий относительно членства в организации, хотя десять лет назад на саммите в Бухаресте утверждалось обратное.

Аналогичные слова прозвучали из уст Давида Залкалиани: "Грузия уже действует как член альянса. (…) Вклад Грузии, конечно, требует встречных шагов со стороны НАТО".

Терроризм на государственном уровне

Рассуждая о том, какая угроза является первостепенной — Россия или исламский терроризм, о которой говорит президент Эмманюэль Макрон, —министры обороны Литвы и Эстонии напомнили собравшимся, что НАТО не занимается благотворительностью. Республики выполняют свои обязательства, оборонные расходы уже превышают 2% от ВВП, а военные участвуют в международных миссиях в Ираке, Афганистане, Мали, противодействуя радикальному исламизму не на словах, а на деле.

"Крупнейшая эстонская миссия за рубежом осуществляется в Мали, где мы работаем вместе с французами. Никто не должен упрекать нас, что мы недостаточно делаем для борьбы с терроризмом", — заявил Юри Луйк.

Глава МИД Украины был более критичен в своих оценках, говоря о предлагаемой НАТО "многовекторной политике". По его словам, действия России — тот же терроризм, только на принципиально другом уровне.

"Я не вижу различий между терроризмом и Россией. Терроризм — это действие для достижения политических целей через запугивание. Неужели кто-то скажет, что Россия делает, что-то другое? Это терроризм, но терроризм на государственном уровне", — констатировал Вадим Пристайко.

Украинский министр не скрывал, что он уязвлен попытками перевести дискуссию об общеевропейской обороне в плоскость разговоров о том, что НАТО и коллективный Запад устали от безвозвратных инвестиций в Украину.

"Мы, нравится вам это или нет, защищаем ваш восточный фланг. А иногда мы слышим: кто вас об этом просит? Мы никогда не просили вас о том, чтобы защищать наш фланг, мы сами вполне способны защищаться. НАТО важен для Украины ровно в той мере, в какой Украина важна для самого НАТО", — резюмировал он, заявив, что украинская армия уже пять лет достойно держит оборону.

В итоговой декларации члены НАТО подчеркнули, что сохраняют приверженность целостности альянса. Несмотря на длительные споры, лидеры также отметили прогресс в сфере наращивания оборонных расходов, особенно со стороны европейских союзников. Генсек НАТО Йенс Столтенберг заявил, в 2020 году расходы на оборону увеличатся на $130 млрд, а в 2024 году — на $400 млрд по сравнению с 2016 годом.