Каждый день в чернобыльской зоне задерживают 5-6 "сталкеров"

Чернобыльская зона на территории Украины начинается с
контрольно-пропускного пункта и охраняется батальоном милиции. При въезде в
“зону” радиация только вдвое превышает уровень до аварии. Такой же уровень
радиации в самом Чернобыле. Здесь живут и работают работники АЭС. Ее
обслуживают 3,5 тысячи человек.

Разрешенный уровень облучения для них составляет 2 бэра в год. Для
людей на других территориях он должен быть только 0,1 бэр/год.

“Тут живут около 210 самоселов. В Чернобыле около 110. Еще сотня
живет в 9-10 деревнях. В Чернобыле и тех деревнях, где живет большинство
самоселов, фон превышает природный всего в 2 раза. Главное не фон, а
поступление нуклидов с едой, с воздухом, когда есть пыль”
, – говорит первый
заместитель председателя агентства по управлению зоной отчуждения Дмитрий
Бобро
.

Например, в чернике уровень радиации может быть больше в 100 раз.
В мясе животных – в 20 раз. Люди в “зоне” живут с того, что выращивают сами. За
уровнем радиации в этих продуктах следит специальная служба мониторинга,
говорит Дмитрий. Раз на неделю им привозят хлеб.

За прошедший год “зону” посетило около 8 тысяч человек. Иногда
приходится задерживать “сталкеров”.

Дмитрий Бобро: “Это или браконьеры, или люди, которые идут сюда,
чтобы найти металлические предметы и сдать их после на металлолом. В принципе,
есть достаточно организованные сталкеры, которые не попадаются милиции”.

При этом они несут большую опасность для своих близких, говорит
Дмитрий Бобро. Ведь легальные посетители зоны проходят контроль на дозиметре,
чтобы не вынести на себе радиоактивную пыль. А нелегалам грозит штраф, если нет
отягощающих обстоятельств. Опасность также представляют и дикие звери.
Несколько лет назад на сотрудников станции напал волк, вспоминает Дмитрий
Бобро
.

Здание 4-го энергоблока

Одно из зданий АЭС

Такие же живут и в водоеме около АЭС

Около
станции уровень радиации в 5-6 раз выше природного. Самый высокий он в зоне четвертого
энергоблока, накрытого куполам. В некоторых помещениях под куполом уровень радиации
может доходить до 700 тысяч рентген, говорит сотрудница информационной службы зоны
отчуждения Юлия Марусич.

Модель реактора 4-го энергоблока

Теперь на станции строится арка над энергоблоком, чтобы минимизировать риск.

Марусич: “Это арочное приспособление – новый безопасный конфайнмент. Его цель – защита от имеющихся рисков. Потому что риск разрушения реактора все еще есть. Вообще, все работы, которые ведутся, направлены на избежание риска”.

В заброшенном городе Припять уровень радиации в 10-15 раз выше, чем в Чернобыле. Между пустыми многоэтажными домами и административными зданиями растут высокие деревья.

Припять

Заместитель председателя администрации “зоны” Дмитрий Бобро советует ходить только по асфальту, чтобы не принести с собой радиоактивную пыль. В Припяти никто не живет. Хотя в 1986 году население города было 48 тысяч человек.

Припять

Заместитель председателя администрации “зоны” говорит, что некоторые территории Чернобыльщины через несколько десятилетий смогут быть открытыми. Но на определенной площади фон останется навсегда.

Дмитрий Бобpо: “Теперь зона отчуждения – 2 тысячи квадратных километров. Вместе с зоной обязательного отселения – 2,6 тысячи километров. Из этой “зоны” около тысячи километров никогда не будут открытыми. На ней всегда будет радиоактивный фон”.

По мнению Дмитрия Бобpо, атомная энергетика и сегодня может существовать, но риск должен
быть минимальным.

“Есть простое требование, которое пока, к сожалению, не выполняется. Реактор должен владеть качеством внутренней самозащищенности. То есть, при любимых воздействиях, за счет естественных процессов все будет нормализовано”.

На сегодня же реакторов, которые были бы полностью безопасными нет, уверен Дмитрий Бобpо.