Политзаключенные на черный день: почему Лукашенко не готов торговаться с Западом

Лукашенко держит политзаключенных как актив на будущее, пока на Окрестина фактически убивают священника Владислава Богомольникова / Еврорадио

В Беларуси уже 1445 политзаключенных. И это только те, о ком известно и кто признан правозащитниками. В реальности цифра намного больше. Единицы удалось вызволить из заключения, но часть из них — граждане других стран. Например, Наталья Херше — гражданка Швейцарии. Или Виталий Шкляров с гражданством США. Соответственно помогали им эти страны. А кто поможет белорусам?

У демсил ресурсов для этого нет. Провести обмен политзаключенных на ослабление западных санкций, как это раньше делал Лукашенко, в ближайшее время не получится. Ведь в этом не заинтересованы ни Запад, ни сам Лукашенко, считает историк, политический обозреватель Александр Фридман.

Редактор Еврорадио Змитер Лукашук спросил у представителей МИД Германии, не планирует ли Германия что-либо сделать для освобождения почетного профессора немецкого университета и политзаключенной Марии Колесниковой. Тогда уже было известно, что ее состояние в заключении ухудшилось и пришлось делать операцию. Ответ был краток: "Германия с террористами переговоров не ведет".

Светлана Тихановская с фотографией политзаключенного мужа Сергея / t.me/tsikhanouskaya

Получается, заинтересованность сторон есть, но момент для такого обмена очень плохой.

Лукашенко не заинтересован в улучшении отношений с Западом. Если он попытается переметнуться на другую сторону или просто улучшить отношения, вы же знаете, как Россия на это посмотрит. А он финансово абсолютно зависим от России, и в данный момент на территории Беларуси уже находятся российские войска.

Другой момент, когда в России действительно начнутся серьезные проблемы, давление со стороны Кремля ослабнет и Лукашенко будет кровно заинтересован в Западе. Заинтересован в том, чтобы каким-то образом еще сохраниться или в политике, или вообще сохранить свою свободу в случае поражения России. В этот момент такие контакты действительно возможны. И мне кажется, что для Лукашенко политзаключенные — это ресурс, который он откладывает на свой черный день. Что касается Запада, очень неприятно говорить, но главный вопрос, который Запад сегодня в Беларуси интересует — это будет ли открыт дополнительный фронт в войне против Украины и могут ли перекинуться боевые действия на территорию Беларуси.

Есть и еще одна проблема в торговле за отдельного человека в обмен на какую-то сумму денег. Даже если Лукашенко и Запад смогли бы договориться о таком, то это приведет только к увеличению политзаключенных в Беларуси, считает Фридман.

— Тут опять же возникает вопрос морального характера. Можно ли идти на переговоры с таким режимом, а еще и предлагать деньги. Если Лукашенко и его окружение поймут, что таким образом можно заработать, то через месяц-два политзаключенных в Беларуси будет три, пять и более тысяч, — резюмирует Фридман.

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.